LiveJournal TOP



TOP30 users

Фашизм и денацификация: Историческая память и ревизионизм

colonelcassad



Интересная полемическая статья, где полемизируя с материалом "Европа - это и есть фашизм" http://icfsp.ru/strategicheskie-novosti/evropa-eto-i-est-fashizm/ автор разбирает сущность явления фашизма и процесса денацификации.
Стоит отметить, что автор верно указывает на то, что противостояние России и Запада (в рамках которого наша страна познакомилась с походом фашистского блока на Восток) на разных этапах носило принципиально разный характер по внутреннему содержанию этой борьбы, где центральным моментом антагонизма был не порожденный Европой фашизм, а стремление европейского и амеркианского империализма видеть Россию/СССР зависимой/полуколониальной территорией, как в период начала XX века, когда Россия встала на рельсы империализма, так и в период борьбы против СССР, где истинные цели Запада прекрасно проявились в 90-е годы.

Фашизм и денацификация: Историческая память и ревизионизм

1. Что такое фашизм?

Перед тем как пуститься в рассуждения о фашизме в Европе и России, следует определиться с терминологией. Классическое определение фашизма, данное Георгием Димитровым можно разделить на две смысловые части:

1. «..Фашизм — это власть самого финансового капитала … Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции …»

Как видно, определяющим качеством фашизма является борьба с рабочим, коммунистическим движением в целях сохранения власти капитала. Террористическая диктатура является наиболее удобной формой такой борьбы на этапе, когда традиционные методы одурманивания рабочих в рамках буржуазной демократии уже не работают.

2. «Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала … Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам».

В российской “левой” среде очень часто делается упор на второй части определения, в ущерб первой, что порождает заблуждение о якобы неизбежной внешней агрессии фашистских режимов. Для полноты понимания этого явления необходимо проследить контекст эпохи — эпохи господства монополистического капитала — империализма. Эпоха в которую империалистические-хищники, в отличие от империй прошлого, производили экономическую экспансию и колониальные захваты именно в интересах финансового капитала метрополии. Т.е. фашизм является порождением исключительно эпохи господства монополистического капитала, однако, присущ всем капиталистическим странам, а не только империалистическим хищникам. Причиной такой “универсальности” может служить то, что по сути любое капиталистическое государство является диктатурой буржуазии. Такое государство может принимать те или иные специфические формы нацеленные на успешное выполнение своей главной цели – подавления пролетариата 5. Для обоснования выдвинутого тезиса проведём сравнение инструментов борьбы капиталистических стран против рабочего движения внутри и вовне, в зависимости от статуса державы (империалист или “лимитроф”) и её государственного строя (буржуазная демократия или фашизм).



Исходя из таблицы можно заключить, что лимитрофы (здесь и далее под лимитрофами подразумеваются кап. страны, не являющиеся империалистическими хищниками) более склонны скатываться в фашизм, нежели страны империалисты, имеющие куда больший “запас” сил и средств по сохранению буржуазной демократии. Не менее важным выводом является то, что фашизм не имеет никаких принципиальных отличий от прочих капиталистических режимов в проведении своей внешней политики. Засим никакого “фашизма на экспорт” быть не может. Часть же определения Димитрова:

“Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам”, — можно отнести к косметическим чертам, ибо те же Британская и Японская Империи творили с покоренными народами вещи, мало уступающие зверствам Третьего Рейха. С историческими примерами, подтверждающие верность данной таблицы, можно ознакомиться в нижеприведенных разделах.

Тем не менее не стоит механически записывать социал-демократов и фашистов в один лагерь, исходя из общей их цели по сохранению капитализма . У социал-демократии по целому ряду причин может отсутствовать согласие на свою ликвидацию фашистами:
1) часть капиталистов уже крупно вложились в социал-демократию и не хотят терять свой политический актив;
2) функционеры социал-демократии (здесь и далее — с-д) не горят желанием терять свои посты в партии и государстве;
3) часть рабочих, получавшая от с-д помощь, не желают терять её;
4) борьба политических партий при “демократии” есть прикрытие борьбы конкурирующих буржуазных группировок, и в рамках такой борьбы поражение “партии” сопровождается частичным или полным разгромом и поглощением соответствующей группировки капиталистов.

Поэтому серьезная борьба между фашизмом и с-д вполне возможна. Однако внутри страны, по мере роста революционного движения, тенденция к победе фашизма усиливается: капиталист скорее поделится частью богатств с “выскочкой-фашистом” (конкурирующим буржуа), нежели отдаст ВСЁ коммунисту.

Учитывая вышесказанное, стоит взглянуть на современную Россию и Европу. Они поразительно похожи: усиление эксплуатации собственного населения, сворачивание социальной сферы, повышение агрессивности на мировой арене, усиленная военно-патриотическая риторика в СМИ. Вместе с тем слабость рабочего движения, погрязшего в социал-демократии (а в России – практически отсутствующего), и леваков, склонных к различным видам оппортунизма, не создают должного давления на класс буржуазии, дабы тот для своей защиты прибегнул к фашизму. Монополистический капитал России и Европы сейчас куда более занят переделом сфер влияния в Африке 7. Соответственно предпосылки к “фашизации” у РФ и стран Европы примерно равные, и кто из них скатится до этого первым пока можно только гадать.

2.“Россия которую мы потеряли”

2.1. Российская империя – империалист или колония?

Теперь внимание с теоретических вопросов следует перенести на Россию. Однако стоит пойти дальше автора поста, и начать копать не с 1941-го, а с начала ХХ века. Тогда Европа была главным империалистом, держащим за горло весь земной шар, на немалой части которого расположилась Российская Империя. Очень соблазнительным является механическое выведение из слова «Империя» русского же «империализма», в ленинском смысле слова. Это толкает к необходимости определиться со статусом РИ.

Российская Империя по своему положению была куда ближе не к Европе, а к Китаю, который тоже был немаленькой страной. Но только эта империя скатывалась от «империи» к состоянию полуколонии, в которой все мало-мальски важное прямо или косвенно находилось в руках иностранного монополистического капитала, читай: империалистов. И иностранный капитал не стеснялся применять прямую военную силу для защиты своих интересов в Китае. Безусловно, и в России, и в Китае были свои доморощенные капиталисты. Но в рамках феодального строя, «национальный» капитал не мог напрямую посредством государственного аппарата защищать свои интересы. И вынужден был сливаться с аристократией (покупая титулы) или с иностранным капиталом (вливаясь на подчиненных правах в европейскую монополию). Последнее почти неизбежно вело к свержению монархии и установлению прямой власти буржуазии . Тем не менее оснований назвать РИ колонией Европейских империалистов маловато, но уже в то время деление мира на империалистические и колониальные страны было недостаточно, на что указывал товарищ Ленин :

«…финансовый капитал и соответствующая ему международная политика… создают целый ряд переходных форм государственной зависимости. Типичны для этой эпохи не только две основные группы стран: владеющие колониями и колонии, но и разнообразные формы зависимых стран, политически, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости. Одну из форм — полуколонии — мы уже указали раньше. Образцом другой является, например, Аргентина.

“Южная Америка, а особенно Аргентина.. находится в такой финансовой зависимости от Лондона, что её следует назвать почти что английской торговой колонией”. Капиталы, помещённые Англией в Аргентине, Шильдер определял … в 8¾ миллиарда франков. Нетрудно себе представить, какие крепкие связи получает в силу этого финансовый капитал — и его верный «друг», дипломатия — Англии с буржуазией Аргентины, с руководящими кругами всей её экономической и политической жизни».

Подобное описание лишь отчасти подходит России, ведь она сама грешила колониальными захватами: Средняя Азия, Кавказ, соучастие в ограблении Китая, попытка занять в Корею и претензии на Проливы. Однако внешняя экспансия присуща и зависимым государствам:

«Несколько иную форму финансовой и дипломатической зависимости, при политической независимости, показывает нам пример Португалии. Португалия — самостоятельное, суверенное государство, но фактически .. под протекторатом Англии. Англия защищала её и её колониальные владения ради укрепления своей позиции в борьбе с своими противниками… Англия получала в обмен торговые выгоды, лучшие условия для вывоза товаров и особенно для вывоза капитала в Португалию и её колонии, возможность пользоваться гаванями и островами Португалии, её кабелями и пр. и т. д. Такого рода отношения между отдельными крупными и мелкими государствами были всегда, но в эпоху капиталистического империализма они становятся всеобщей системой, входят, как часть, в сумму отношений «раздела мира», превращаются в звенья операций всемирного финансового капитала».

В подтверждение статуса подобного протектората может говорить прямое засилье иностранного капитала (на тех же нефтяных промыслах) в Российских колониях, и опосредованное (через владение решающих долей в компаниях «русских капиталистов»). В пользу этого может говорить и участие российских войск в подавлении боксерского восстания в Китае, что куда больше отвечало интересам Англии и Франции, нежели России. Однако с течением времени экспансия РИ стала больше отвечать интересам своих капиталистов: тех из них, кто был занят лесозаготовками в случае Кореи, и экспортом зерна в случае Черноморских проливов. В общем можно сказать, что Россия в начале ХХ века находилась в промежуточном состоянии между протекторатом и империалистом. О зависимости РИ свидетельствует качественный и количественный разрыв в торговом балансе с Западом: вывоз сырья при ввозе полуфабрикатов, промышленных товаров и предметов роскоши 11. И если положения Китая и России имели ряд отличий, то со временем в глазах европейских империалистов обе эти страны стали в равной степени законной добычей. Подтверждением чему служит то, что те же иностранные войска подавлявшие народные движения в Китае в 1899-м, спустя всего 18 лет так же бодро подавляли восставшую Россию.


Империалистический интернационал в Пекине

2.2. Верхняя Вольта без ракет

Всё течёт, всё меняется. В том числе и положение России, которая по мере роста своих империалистических аппетитов теряла способность их удовлетворить. Ослабление РИ сопровождалось и деградацией её статуса. Хорошей иллюстрацией развития этих отношений может служить Первая Мировая Война. Поначалу Россия главным образом преследовала вышеупомянутые интересы в Проливах и в меньшей степени хотела устранить конкуренцию Германии на рынке зерна. Однако с течением времени о Константинополе пришлось забыть из-за перенесения основных усилий против Второго Рейха, что скорее отвечало интересам Англии и Франции. Наиболее ярким проявлением нового отношения к России как протекторату может служить Русский Экспедиционный Корпус (далее – Корпус) во Франции. В современном российском историческом сообществе принято крайне позитивно оценивать деятельность Корпуса: как пример доблести, чести, самоотверженности и взаимовыручки. Но стоит присмотреться к соседям Корпуса по франко-германскому фронту, и мы увидим сенегальцев и прочие колониальные войска, тоже стоявшие на защите Парижа, исполняя роль послушного расходного материала французского генштаба; в отличие от Британского и Американского экспедиционных корпусов действовавших независимо.



Так в чём же разница между русскими и условными сенегальцами? И те и другие защищают Францию ценой своих жизней; и те и другие могут искренне полагать, что так спасают свою далекую родину от немецкого вторжения; а родина и тех и других под корень скуплена французским капиталом. Именно по отношению к русским экспедиционным войскам это видно ярче всего. Ими жонглировали, кидая с фронта на фронт, на уровне экспедиционных войск Греции, Португалии, АНЗАК (австралийский и новозеландский армейский корпус) и прочих национальных формирований внутри войск Антанты (здесь и далее под условной Антантой следует понимать Англию, Францию и США).



Эрудированный читатель может возразить, что помощь была взаимной: посмотрите на британский бронедивизион в РИ. Ведь не стала же после этого Англия русским Сенегалом? Не стала, и вот почему. Британцы прислали не рядовую пехоту на убой, а наисовременнейшие на тот момент вооружения, которыми сами же и управляли на поле боя. Такую «взаимную» помощь в отражении посягательств германских империалистов Антанта оказывала своим колониям, сателлитам и доминионам по всей Азии и Африке: когда наряду с туземными войсками в бой шли и части из метрополии, вооруженные и оснащенные наилучшим образом.



Замена неприятной русскому человеку аналогии с неграми на аналогию с “арийцами” ничего не меняет: Индию от внешних вторжений британцы так же любезно защищали войсками и флотом из метрополии. Взамен вывозили «пехтуру» на убой и продовольствие в масштабах, спровоцировавших массовый голод даже в плодородных регионах. Конечно, части индийской элиты, имевшей с этого свой профит, такое положение дел должно было нравится в той же мере как и российским экспортерам зерна. Таким образом Российская Империя, вначале будучи империалистом второго эшелона и соучастником колониальных захватов в Китае в 1899-1901 и Корее в 1901-1904, ничем не была застрахована от превращения через двадцать лет в жертву колониального захвата, что произошло в ходе интервенции и гражданской войны уже в России. Соответственно, переводя взгляд на день сегодняшний, можно наблюдать схожие тенденции: аппетиты российского монополистического капитала гонят его за границы, ранее отведенные ему другими империалистами. Что в свою очередь не может не вести к столкновению с ними. И как столетием ранее, реальная мощь России не вполне коррелирует с её растущими запросами. Пойдут ли власть предержащие господа в своей реконструкции “России Николая Второго” до логического конца — покажет время.

3. Фашизм в Европе

3.1 «Фашизм на импорт» против экспорта революции

Возвращаясь к основной теме, проследим логику автора поста, который называет всю Европу фашистской в т.ч. и на основании пособничества фашизму на стадии его становления. Как и прежде, предлагаю копнуть глубже и шире, нежели автор поста.
Начать стоит с Италии – родины фашизма. О том, как вполне себе буржуазно-демократический Черчилль пел дифирамбы Муссолини вспоминать излишне. Куда интереснее наблюдать за поддержкой империалистами итальянского фашизма “не на словах, а на деле”. Например, буржуазная Лига Наций в ответ на захват Эфиопии в 1935-36 гг. Италией “наказала агрессоров” запретом на ввоз в Италию тех товаров, которые она сама экспортировала. На оккупацию Албании в 1939-м прочие империалисты вообще никак не отреагировали. Борьба же против Дуче со стороны Британии и Ко началась лишь после посягательства итальянцев на английские колонии. А до того, капиталисты могли бы сказать итальянскому фашизму только «большое спасибо» за подавление несостоявшейся коммунистической революции в Италии в начале 1920-х.

История Германии во многом аналогична. Антанта не просто закрывала глаза на милитаризацию нацистской Германии, но и «подкармливала» её сначала инвестициями, а потом и территориями других стран. Не говоря о том, что до определенного момента сторонники фашизма действовали в странах Антанты вполне легально. И опять же капитал может сказать «спасибо» консервативной Германии за устранение Советской Баварии, а немецким фашистам за уничтожение сильнейшего в Европе рабочего революционного движения. И вновь «борьба с нацизмом» началась лишь после его империалистической агрессии на колонии и метрополии Антанты.



В случае Испании всё проступает намного явственнее. Вновь «красная угроза», которую тушат «чёрными рубашками». Однако в отличие от вышеуказанных государств, в ходе гражданской войны между фашистами и республиканцами в Испании действовали не только внутренние силы. При прямом попустительстве Антанты в Испанию вошли войска Италии и Германии, и вдобавок Франция сильно препятствовала попаданию советской помощи в руки республиканцев, чем способствовала победе франкистов в Испании. Завершает картину массовая выдача на расправу Франко республиканцев, ранее бежавших во Францию. Удивляться тут нечему, ведь десятью годами ранее та же империалистическая Франция помогала тем же “патриотическим испанским офицерам” и капиталистам давить Рифское восстание в Марокко.

Занятно то, как франкисты затем отблагодарили своих фашистских благодетелей нейтралитетом, не позволив Германии-Италии закрыть вопрос Гибралтара, что имело катастрофические последствия для стран Оси в войне на Средиземном море. И здесь стоит отметить один важный момент: наличие фашистского режима в одной стране вовсе не обязывает его оказывать помощь другим фашистам. Чему еще одним ярким примером может служить Португалия, которая нейтрально просидела всю войну, занимаясь традиционной борьбой внутри своих колоний вплоть до 1970-х.
Казалось бы, одной из главных жертв нацистов является Польша. Однако по совокупности признаков она почти достигла заветного фашистского статуса. Там была военная диктатура, которая ставила главной целью для себя антикоммунистическую и антисоветскую борьбу. Дальше больше: польское капиталистическое государство имело фундамент своего существования именно в борьбе с Советской Россией. Именно за это её поочередно лелеяла то Антанта (закрывая глаза на переход линии Керзона), то Третий Рейх (попустительствуя польским посягательствам на земли Литвы и Чехословакии). То, что их самих потом захватили немцы, скорее заслуга бездарности польского руководства, нежели «панского антифашизма».

3.2 «Фашизм на экспорт» или обыкновенный империализм?

Обрисовав в общих чертах пособничество Европы становлению фашизма, надо вслед за автором поста обратить внимание на пособничество фашизму на стадии его расцвета.
Судьба Франции наиболее показательна: её капитуляция стала притчей во языцех. Тогда французское буржуазное правительство, не желая терять собственность под бомбами, руками героя империалистической войны Петена преподнесла нацистам часть своей метрополии и колоний на блюдечке с золотой каёмочкой, что, по сути, есть прямое продолжение французской политики «странной войны» в широком смысле. Прямая военная помощь Франции Рейху была не велика: количество французов в Вермахте, СС и “французской милиции” было кратно меньше чем в “Сопротивлении” (которое, к слову, состояло из коммунистов, евреев, беглых красноармейцев и испанских республиканцев, но не было поддержано основной массой французов в самой метрополии), а военные части Виши в колониях не отличались устойчивостью и верностью. Однако главную роль играла экономика Франции, полностью работавшая на военные нужды Германии, поставляя необходимое сырье, готовую технику и вооружения в огромных количествах. На этом фоне боевые действия “Свободной Франции” Де Голля в колониях и затем на Западном фронте выглядят крайне второстепенными, если не номинальными. И тут Франция лишь одна из целого ряда стран «жертв агрессии». Чехословакия 15, страны Скандинавии и Бенилюкса лишь формально боровшиеся с Германией, на деле значительно помогли немцам военной техникой, промышленностью, трудом и в меньшей степени солдатами. Куда большее сопротивление немцам оказали народные массы Польши, Югославии и Греции.

Тут же стоит сказать пару слов о союзниках немецкого и итальянского фашизма. Они в большинстве своем остались буржуазными республиками и защищали свой капиталистический строй внутри страны посредством помощи фашистам в борьбе с коммунистами вне пределов своей страны. Исключением является Венгрия, в которой при приближении советских войск в 1944 салашисты захватили власть, отобрав ее у более “умеренной” буржуазной диктатуры. В общем и целом, между фашистскими и другими капиталистическими режимами может быть весь спектр дипломатических отношений от союза до войны, в той же степени. что и между обычными кап. странами 16. Причина кроется в том, что фашизм не угрожает наличию частной собственности на средства производства, и более того защищает такое положение вещей от попыток обобществления со стороны революционных движений, а это и есть капитализм.

3.3. Русских людей обижают – русские люди обижаются

Следуя в повествовании за автором поста, мы переходим от риторики «о непротивлении Запада фашизму» к припоминанию «фашистскому Западу» обид, нанесенных России тогда и обид, наносимых сегодня. Предлагаю читателю рассмотреть, более широкий нежели у автора поста, список обид, сведенных для лаконичности в таблицу. Начнем опять же с начала ХХ века, в котором Россию умудрились обидеть все от мала до велика.



Следуя логике автора поста, мы насчитали целое море обид на всех окружающих. Остался вопрос за малым: что делать? Ответ нам дан: не забывать обид и готовиться призвать к ответу обидчиков! Ведь исконно фашистская Европа (в лице недобитых нацистов Западной Европы, и неблагодарных коллаборационистов Европы Восточной) неизбежно нападет на антифашистскую Россию. И ради такой великой миссии автор поста предлагает нам дружно объединиться. Да беда в том, что помимо того, что у РФ нет такой «отвечалки», чтобы призвать к ответу всех назначенных виновными, автор поста (и заодно львиная доля гос. СМИ) пропихивает читателю тот самый фашизм – межклассовые объединение в единую корпорацию для борьбы с внешней агрессией и «пятой колонной». Ведь именно культ обиженной и незаслуженно униженной страны, которой ещё грозят враги извне и их агенты внутри, дает ту питательную реваншистскую среду, из которой вырастают фашисты. Германия с Австрией, Венгрия с Италией, так или иначе, были обижены злой Антантой на фоне красной угрозы от СССР и опасности восстания коммунистов у себя дома.

4. Идеологическая борьба с фашизмом

4.1. Капиталистическая денацификация

Закончив тему ошибочности и вредности поиска виноватых во всех бедах европейских фашистов, стоит обратить внимание на тему денацификации. Автор поста затронул её вскользь, однако стоит рассмотреть её поподробнее, что в свою очередь требует отдельного взгляда на этот процесс по разные стороны «железного занавеса». Начнем с капиталистической Западной Европы.
Выше была указана масса примеров сотрудничества между фашистскими режимами и старыми империалистами. Но в ходе борьбы вторые взяли верх и теперь должны были провести ликбезы с побежденными по поводу того, что делать можно, а что нельзя. Очень сложно представить буржуа, запрещающего самому себе защищать свой капитал от посягательств революционных элементов, и капиталовладельца, сдающего свои богатства без борьбы, ввиду осуждения методов такой борьбы кем-то там в Нюрнберге. Мол, сжигать людей во имя прибыли в колониях можно, а в метрополии нельзя. Это смешно. Любая «денацификация» при капитализме – косметическая мера по перекладыванию ССовской формы поглубже в шкаф до следующего раза, когда снова будет можно.



Этим же объясняется лояльное отношение к фашистам, в т.ч. военным преступникам – подавляющее большинство которых было спасено неравнодушными согражданами и ушло от ответственности. И сегодня во Франции лидирующие места занимает партия потомственных коллаборационистов, и в той же Франции президентом был Франсуа Миттеран – орденоносный работник правительства Виши, который выдавал Гестапо евреев и когда победа союзников стала ясна, перебежавший на их сторону, чем заслужил право быть записанным в участники сопротивления.

К слову о евреях. Ввиду необходимости формального осуждения нацизма, и одновременной невозможности это сделать с позиций капитализма, именно на Холокост был смещён акцент осуждения нацизма. А ведь лагерях томились миллионы других “унтерменшей”, чьи наследники репараций не получают. Хотя в отличие от тупоумных неонацистов верхушка Третьего Рейха знала, что единственное отличие “унтерменша” от “уберменша” это сумма на его банковском счету. Подтверждением тому может служить переписывание “расовой теории” на ходу, с целью оправдать союз с теми или иными, первоначально “неполноценными” народами. Как бы то ни было, сегодня именно расизм и антисемитизм являются главными порицаемыми грехами нацизма, что закреплено денежными выплатами в пользу израильской буржуазии “с извинениями от буржуазии германской” и всплеском мультикультурализма в Европе. При том немецкие репарации ни при каких раскладах не достигнут размеров выгоды полученной от ограбления и уничтожения еврейского населения. Такое формальное порицание нацизма, без понимания его сути, у европейского обывателя неизбежно уходит в область полусознательного. И творцы эпохи постмодернизма, типа того же Хайдеггера 19 не гнушаются эксплуатировать в своем творчестве тему «нацистской эстетики». Таким образом в рамках капитализма, в котором сегодня дружно барахтается РФ и Европа, никто из них принципиально не застрахован от перехода к фашизму. Вопрос только когда и у кого раньше наступит такая необходимость.

4.2. Социалистическая денацификация

Перейдем же на “правильную” сторону железного занавеса и рассмотрим процесс денацификации в странах социалистического блока и СССР. В рамках социализма физически устранить всех запятнавших себя коллаборационизмом не представляется возможным, а значит, нужен иной метод. Главное состоит в отсутствии капиталистического базиса, который неизбежно порождает фашизм. Денацификацию можно было успешно провести посредством воспитания. И не столь перевоспитанием людей фашизм заставших, сколько воспитанием новых поколений в коммунистическом духе. Четко и по-марксистски разъясняя им прошлое и настоящее, в т.ч. и фашизм. Но дело в том, что СССР начал проводить ревизионистскую политику, которая и привела к крушению социалистического строя и реставрации капитализма. И ввиду механического перенесения опыта и тенденций из СССР в страны ОВД, там происходили аналогичные процессы. Процесс воспитания нового человека не состоялся, напротив, система образования не отвечала задаче марксистского воспитания поколения будущих революционеров, результатом чего стала победа мещанского сознания в умах большинства советских граждан. В рамках этого процесса новые поколения воспроизводили сознание своих родителей. В лучшем случае это было обывательское патриотическое сознание, привитое массам при «правом повороте» в политике компартии. А в худшем случае выжившие коллаборационисты успешно доносили «правду» своим детям. На фоне не авторитетной и загнивающей КПСС, в такую «подпольную правду» верилось охотно и прочим советским обывателям.

В решительный момент истории СССР многое не было доведено до конца и брошено на полпути. Не осуществленными остались: решение проблемы подготовки марксистских кадров для партии, с заменой ими ранее массово принятых в ее ряды полуграмотных людей; перераспределение усилий и приоритетов в промышленности в пользу производства товаров народного потребления, когда для этого появилась возможность; сворачивание “патриотического” поворота в культуре и пропаганде, после окончания породившей его войны; не была доведена до конца и денацификация. Которая, в сущности, составная часть воспитания нового человека, его сопутствующий результат. А в странах соц.блока сложилась парадоксальная ситуация, когда фашистское и коллаборационистское прошлое отдельных стран и народов целенаправленно замалчивалось, дабы не вызвать агрессии и отторжения с их стороны. Так, Польше массовые акции по уничтожению евреев поляками без участия немцев начали припоминать только сегодня. Равно как венграм и румынам не ставили лишний раз в вину зверств на территории СССР, списывая их на абстрактных “фашистских захватчиков”. Чехам не вспоминали почти полную лояльность Рейху, и “натянули” словацкое восстание 1944-го года на всю Чехословакию. Но без коммунистического воспитания нового поколения, случилось лишь очищение исторической памяти социалистического обывателя от фашистских преступлений его страны во времена предшествующие установлению социализма. В итоге при реставрации капитализма в СССР, как и в соц.блоке, на поверхность повылазило множество недобитых фашистов с их невоспитанными детьми и массой обывателей, к ним примкнувших на почве эмоционального неприятия поздней КПСС.

5. О форме и содержании

Подавляющее большинство обывателей, не владея диалектическим материализмом, оказались не в силах понять произошедших событий и процессов их породивших. И вот из левой части этой «непонятливой» массы доносятся призывы отомстить фашистам за прошлые обиды, рассказы о «фашизме на экспорт» и борьбе с оным в сегодняшней РФ. А ведь профессора «диаматики» в равной степени с фактически фашиствующими авторами постов исповедуют цивилизационный подход, рисуя читателю картину вековой борьбы Западной цивилизации с Россией. И по формальным признакам противостояние государственных образований (“наций” если угодно) Востока и Запада имеет место быть. Однако упускается из вида главное – борьба на разных этапах России с условной Европой имеет принципиально разное содержание.

В рамках рассматриваемого исторического периода условно эту борьбу можно разделить на 4 этапа:

1) 1900-1920-е. Антагонизм между империалистами Запада и Россией, империалистом второго эшелона стремительно скатывающегося к состоянию сателлита .
В результате этого противоборства империалистам Запада удалось нанести поражение полуимпериалистической России, но при попытке её прямого колониального захвата народно-освободительное движение России, возглавляемое большевиками, успешно изгоняет интервентов и начинает социалистическое строительство.

2) 1920-1940-е. Противостояние между капиталистическим (фашистским) Западом и социалистическим СССР. В ходе этой борьбы коммунисты блокировались с частью старых империалистов и разбили фашистский блок других капиталистов.

3) 1950-1990-е. Противоборство империалистического Запада и соц.блока. В конце этого противостояния в СССР и его союзниках победила внутренняя контрреволюция, впустившая западный капитал на свою территорию.

4) 2000-2010-е. Антагонизм между блоком старых империалистических держав в лице НАТО и империалистической страной второго эшелона – РФ. Целью данной борьбы является передел неоколоний в пользу молодого российского империализма.

Заключение

Тезисно подводя итог, стоит напомнить о том, что фашизм является порождением эпохи империализма, в некотором смысле его развитием и специфической формой капиталистического государственного устройства, нацеленной на внутреннюю борьбу с революционным рабочим движением. В силу чего фашизм не имеет методов, принципиально отличных от ранее применяемых империалистами во внешней политике. Между фашистскими и буржуазно-демократическими режимами возможны любые комбинации дипломатических отношений. Ввиду отсутствия принципиальных, базисных противоречий — фашизм ничем не грозит наличию частной собственности на средства производства, что в свою очередь не отменяет капиталистической конкуренции, а значит и внутренней борьбы фашизма с социал-демократией.

Капитализм не способен на денацификацию по своей природе, однако имитирует осуждение нацизма и извращает содержание его понятия в глазах масс путем подмены его капиталистической сути на антисемитизм. Вопрос же о том, когда европейцы перейдут к фашизму и пойдут войной на Россию, следует задать европейскому же рабочему движению. Когда оно станет достаточно опасным и революционным, чтобы угрожать капитализму в Европе, и вместе с тем недостаточно сильным, чтобы победить? А подлинная денацификация достигается лишь при социализме, путем воспитания нового человека. Однако ввиду победы ревизионизма в СССР и странах соц.блока данный процесс не был завершен.

Многовековая борьба условной России и Запада, является бездонным колодцем, из которого буржуазная пропаганда черпает патриотические агитки. Но антагонизм России и Европы на протяжении последних 120 лет был принципиально разным по своему содержанию на различных своих этапах. Формалистское понимание такого противостояния (даже под красным флагом) вместе с декларацией реваншистских претензий Западу являются питательной средой для фашистского мировоззрения — копая историю России в поисках обид, на деле можно лишь усилить межнациональную рознь, с которой сегодня в РФ и так “всё в порядке”. В то же время упорное отрицание возможности прихода фашизма к власти в России (якобы ввиду «цивилизационной» принадлежности фашизма Западу) способно привести к тому же, что и отрицание возможности реставрации капитализма в СССР. Во избежание формалистского понимания исторических процессов и повторения ошибок прошлого, необходимо изучать и понимать марксистско-ленинскую теорию, творчески её развивать. Лишь в рамках диалектического материализма возможно выработать новую теорию, актуальную и пригодную для успешного применения её на практике.

http://lenincrew.com/fascism-and-denazification/ - цинк (по ссылке список источников)

src

Last posts:
Last posts