LiveJournal TOP



TOP30 users

Синдромы с красивыми названиями, часть девятая

dpmmax



Что же, подоспела ещё одна порция синдромов, которые некогда были названы красиво, необычно или просто интересно. На самом деле я привожу лишь часть из них, поскольку, даже если касаться такой относительно узкой специальности, как психиатрия, выясняется, что, как и многое в нашем мире, она просто неисчерпаема. Итак, продолжим.


Про некрофилов, полагаю, можно не рассказывать - вы люди грамотные, подкованные. Но, как показывает психиатрическая, особенно судебно-психиатрическая практика, ЭТО - далеко не всё, что умудряются вытворять с усопшими. Есть ещё

Некромания - это когда человека просто неудержимо тянет что-нибудь ещё, помимо секса, покойнику причинить. Разрисовать там, порезать - осквернить, иным словом. Не путать с тем, что положено делать патологоанатому по его специальности.

Некросадизм - это более узкое, если можно так выразиться, направление некромании. Тут осквернение трупа в виде потрошения, уродования и прочих непотребств преследует вполне чёткую цель - добиться оргазма. У себя, не у трупа, если что.

Некрофетишизм. Тут самому трупу ничего этакого не перепадёт, он может не бояться. Или не надеяться. Но его присутствие в качестве свидетеля... наблюдателя... tertii gaudi, если хотите - во время перетраха просто необходимо для некрофетишиста. Иначе оргазм либо никакой, либо какой-то смазанный. Ну а поскольку на все разы трупов не напасёшься, приходится либо работу специфическую искать, либо куклы наряжать, либо фотографиями обходиться, либо воображение прокачивать.

Синдромы Обломова. Как сами понимаете, персонаж, взятый за основу - герой романа И. А. Гончарова. Этих синдромов аж два, и оба, при некотором внешнем сходстве, относятся к разным ситуациям. В первом варианте - это происходит с товарищами, чьи черты характера заострены до уровня психопатии, причём сами товарищи, как правило, мажористые. То есть, происходят из высокопоставленных и хорошо обеспеченных семей. Вероятно, именно тепличные условия произрастания и отсутствие необходимости что-либо решать или чего-либо добиваться самому и шлифуют грани этого синдрома: слабоволие, лень, апатию, нуждаемость в чьей-то опеке - при этом они одновременно умудряются быть домашними тиранами, ожидая от домашних полного сервиса и немедленного исполнения всех хотелок. Как правило, довеском идут ипохондрические переживания - там кольнуло, тут заныло, а вот тут странно булькнуло - и букет фобий.
Во втором варианте синдром, если можно так выразиться, более честен, поскольку присутствует он у людей не просто с древнерусской тоской и британским сплином, а с настоящей клинической депрессией. И выражается он тем, что по утрам им крайне тяжело встать с постели. А окружающими, соответственно, воспринимается, как прихоть.

Обнубиляция сознания. Есть в латыни такое слово - obnubilatio. Это когда облачка набежали, или горизонт затуманился. А потом раз - и снова ясно. Вот если с сознанием происходит то же самое, то есть внезапно возникает лёгкая оглушённость с отрешённостью, которая потом сменяется прояснением, а потом можно снова ждать затемнения - это она и есть, эта самая обнубиляция.

Одинакузия. Насчёт акустики вы в курсе, а odyne - это боль, тоже по-гречески. Бывают болезненные состояния, причём не только в психиатрии, когда чувствительность слухового анализатора повышается настолько, что обычные шумы и звуки больно бьют по ушам. Вот это оно самое.

Ониомания. Про манию, опять-таки, понятно. А ὤνιος - это с древнегреческого монжо перевести, как «для продажи». В общем, бывает при маниакальных состояниях такое, что человеку ну вот просто нестерпимо хочется покупать, покупать и покупать. Надо, не надо, много ли денег, мало ли - вперёд, на кассы.

Синдром Оппенгейма. Это вот как раз то самое состояние, о котором говорят - мол, уписаться можно со смеху. Только как синдром встречается эта штука не в норме, а у ряда эпилептиков, с локализацией процесса в височной доле. И то, что внешне выглядит, как внезапный, чаще всего ничем таким смешным не обусловленный взрыв смеха, сопровождающийся опорожнением мочевого пузыря и уплывающим сознанием - это на самом деле эпиприпадок. Нет-нет, не стоит экстраполировать это знание на всех, кто внезапно рассмеялся и обмочился, просто стоит помнить и о таком варианте.

Оргастичность. Этот показатель - отражение стремления учёных всё посчитать, везде найти корреляцию и процентные соотношения. Причём считают её у женщин, поскольку мужчинам проще, они стопроцентно оргастичны, пока что-то вообще ещё могут. В общем, берут количество полученных за поределённый промежуток времени оргазмов, делят его на количество актов любви за то же время - и получают проценты, по которому можно делать некоторые выводы о том, удалась неделька или нет каково состояние гендерной деятельности женщины.

Пойду готовить очередную статью по интересным синдромам.

src

Last posts:
Last posts