LiveJournal TOP



TOP30 users

За несколько часов до космической трагедии

foto-history

Октябрь 1976 г. - короткий космический полет Союза-23, который едва не закончился трагедией.

Командир корабля "Союз-23" Вячеслав Зудов: "Еще до старта начались неполадки: первоначально старт корабля планировался на 8 октября. Но накануне на Северном полигоне неудачно провели запуск аналогичной ракеты со спутником - через несколько секунд после старта ракета взорвалась. Старт перенесли на 14 октября. Когда ехали на стартовый площадку - автобус остановился: поломка двигателя! Подбежали люди, попытались дотолкать автобус до ракеты. Не получилось. Пришлось подгонять другой автобус, пересаживать в него космонавтов. Такого на "Байконуре" никогда раньше не случалось".




Бортинженер "Союза-23" Валерий Рождественский: "Старт и выход на орбиту прошел нормально. А вот при сближении с орбитальной станцией корабль стал "раскачиваться", переходя из одной плоскости в другую. Подвела автоматика, произошел большой перерасход горючего, предназначенного для сближения. Топлива в баках корабля осталось только для возвращения. Нам пришлось отключить автоматику и "уйти" от станции. А ведь предполагалось, что мы будем работать на орбите две недели. Было чрезвычайно обидно..."

Многие космонавты сравнивают прохождение плотных слоев атмосферы, когда корабль горит и дрожит, с ездой по булыжной мостовой. На высоте около 9 км после сильного рывка загорается табло "Основной парашют", спускаемый аппарат на мгновение зависает в воздухе и, повинуясь силе притяжения, опускается на землю. Обычно встреча с ней проходит весьма жестко. Но рядом уже садятся поисковые вертолеты, бегут встречающие, готовые оказать любую помощь. В этот раз все случилось не по "сценарию".
Космонавты, приготовившись к жесткой посадке, вдруг почувствовали, что проваливаются. Вода?! Этого не могло быть в принципе. Открыли одно из дыхательных отверстий и действительно обнаружили воду.
Проскочив расчетную точку приземления, аппарат тяжело плюхнулся на середину огромного ночного озера в фонтане брызг и пара. Неожиданно сработала запасная парашютная система: это соленая вода Тенгиза замкнула контактное реле. Над озером вздулся огромный купол запасного парашюта (его площадь более 500 квадратных метров) и, опадая, потянул за собой и перевернул спускаемый аппарат. Космонавты внутри "кастрюльки" оказались вверх ногами... Нештатная ситуация в секунды стала критической.

Озеро Тенгиз из космоса


В. Рождественский: "Прошел час, второй, третий. Никто не торопился извлекать нас из спускаемого аппарата. А ведь жизнеобеспечение в нем давным-давно закончилось, и холод внутри был собачий. Мы чувствовали себя кильками в консервной банке, которую по ошибке засунули в морозильную камеру. Ближе к утру мы эти свои ощущения стали выдавать в эфир открытым текстом. Могу подтвердить: мат в эфире стоял виртуозный. Я залез в один из вертолетов погреться, и экипаж, допустив меня к наушникам, дал прослушать "космический концерт без заявок..." Конечно, всем было не до смеха. И это очень мягко сказано".

В. Зудов: "Мы прекрасно понимали, что, прежде всего, надо экономить электроэнергию, ее для работы систем жизнеобеспечения надолго не хватит. Выключив все электроприборы, даже на радио-связь с группой поиска стали выходить лишь в строго определенное время. Синтетический материал скафандров, одетых на голое тело, от холода нисколько не защищал. Поэтому разыскали нож в аварийном запасе и, искромсав скафандры, стянули их с себя. Минут пятнадцать влезали в шерстяные спортивные костюмы. Почему я так подробно описываю эти наши действия? А вы попробуйте вдвоем забраться, скажем, в платяной шкаф, перевернитесь там вверх ногами и начните переодеваться - тогда примерная обстановка внутри капсулы вам станет более-менее понятной.
Больше всего нас тревожили запасы кислорода. Валерий принялся обучать меня экономному "водолазному дыханию". Он ведь в отряд космонавтов попал из группы водолазов-глубоководников, которую возглавлял в аварийно-спасательной службе Балтийского флота. Прошло несколько часов. Вдруг снаружи раздался стук, и мы услышали: "Ребята, вы живы?" Наконец-то! Но радость была преждевременной. Это, оказывается, на резиновой лодке к нам приплыл командир одного из вертолетов Чернявский. Ближе к утру из Москвы поступила предельно строгая команда: "Спасать экипаж!" - и он как дисциплинированный офицер выполнил ее буквально.
- Выходите, я вас доставлю к берегу, - слышалось снаружи заманчивое, но невыполнимое предложение. Ведь люк, через который мы могли бы выбраться из капсулы, был под водой, а температура воздуха на озере около минус 20. Да и лодка у "спасателя" была одноместной. Очень быстро Чернявский понял, что и сам оказался в западне: уйти не сможет, так как до берега далеко, и сил грести против ветра у него не хватит. Было и еще одно деликатное обстоятельство. Неудачную он выбрал точку первоначального "причаливания" - на корпусе нашего аппарата работал передатчик гамма-лучевого высотомера. Жесткое направленное облучение. После нескольких разъяснительных слов, понятных любому российскому мужику, Чернявский поспешно перецепил свое плавсредство в более безопасное место..."



Ближе к утру на Тенгиз доставили аквалангистов и стали ждать хоть небольшого погодного "окошка". И оно - о, чудо! - появилось! Наконец-то были установлены точные координаты "объекта". На вертолете к нему перебросили аквалангистов. Опытнейшие пилоты Николай Кондратьев и Олег Нефедов зависли над космонавтами и опустили трос, аквалангисты мгновенно закрепили фал к стренге. Водолазы-аквалангисты сначала подняли на борт вертолета обмороженного Чернявского. Потом к тросу подцепили нашу капсулу и потащили к берегу.



И начался этот удивительный полет! Николай Кондратьев управлял машиной, Олег Нефедов вел наблюдение за буксируемым аппаратом. Несколько километров до берега вертолет с болтающимся на привязи драгоценным грузом преодолевал без малого час (Прим: вертолет перевели из режима висения в режим медленного движения вперед со скоростью — 7 км/ч). За это время мы на берегу извелись и исстрадались в ожидании. Сельчане доставили из поселка очередную флягу с самогоном. Употреблять не торопились: "Это для ребят, замерзли, бедолаги..."



12 часов провели они в спускаемом аппарате. Так счастливо закончился короткий полет с единственным приводнением наших космонавтов.



Указом ПВС СССР от 5 ноября 1976 г. им было присвоение звание Героев Советского Союза. В космос они больше не летали...



Более подробно ЗДЕСЬ

А сейчас тайконавты так приземляются)))



src

Last posts:
Last posts