LiveJournal TOP



TOP30 users

«Почему они не извинятся?»

novayagazeta

Мать задержанного в Москве аутиста — о том, как полицейские держали сына в наручниках за «громкое» поведение.

22-летнего Павла Васильева сотрудники полиции задержали 27 мая на улице — он катался на велосипеде неподалеку от дома. По официальной версии в дежурную часть ОМВД России по району Метрогородок города Москвы парня доставили после жалоб неких жителей, которые заявили, что «гражданин на улице ведет себя неадекватно».

На этом история могла бы вероятно и закончиться, но вместо того, чтобы выпустить Павла Васильева, сотрудники полиции больше трех часов удерживали его в отделе в наручниках. А потом — несмотря на протесты матери отправили на скорой в психбольницу.

Действия полиции проверяет следственный комитет.

— Мой сын – инвалид детства, аутист, — рассказывает его мать Татьяна Иванова, отмечая, что раньше внимания полиции сын не вызывал. — Он успешно заканчивает строительный колледж — в среду уже диплом получать. И часто один катается на велосипеде во дворе.



Паша. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Мы с сыном разминулись, он меня пошел искать в магазин, а в этот момент его кто-то его обругал и он стал громко кричать, — рассказывает она. — Полицейские скрутили сыну руки за спиной, затолкали в машину и привезли в отделение. С телефона сына позвонил сотрудник полиции и сказал, чтобы я пришла в отдел его забрать.

О том, что произошло потом, Татьяна Иванова рассказала в группе «Центр проблем аутизма». История получила резонанс — постом Татьяны поделились почти пять тысяч человек.

«Мне сказали, чтобы я его успокаивала в наручниках, за решеткой»

Татьяна рассказала, что, несмотря на многочисленные просьбы, полицейские не дали ей возможности успокоить сына.

— Я пришла, сын находился там в отделе наручниках, кричал, просил снять наручники, — рассказала она. — Я сказала полицейским, что его надо успокоить. Мне сказали, чтобы я его успокаивала в наручниках, за решеткой. Но его невозможно успокоить с помощью наручников, агрессии и оскорблений. Паша не переносит любого насилия – когда к нему подходят незнакомые люди, хватают за руки.

Татьяна объяснила, что-то из-за сенсорных нарушений для сына невыносимы прикосновения посторонних, тем более — удерживания, наручники, резкое, грубое обращение.

Татьяна говорит, что пыталась объяснить дежурному Евгению Апокину, что с помощью агрессии сына не успокоить, но в полиции к ней так и не прислушались.

— На мои слова не было никакой реакции, — говорит она. — Было ощущение что все происходит в диком африканском племени, где понятия не имеют о гуманности и человечности и о законах. Полицейские сказали, что он «представляет опасность» и оставили в наручниках дожидаться приезда скорой психиатрической помощи. В таком состоянии он находился до приезда скорой, его отвели в другой кабинет.

Его я не видела – слышала только его сдавленные крики: «Отпустите меня! Зачем вы меня душите!».

Я стала кричать. После этого меня вывели из отделения. Сын говорил, его душили, завязывали рот футболкой. Привезли и бросили в машину скорой помощи.



Руки Паши Васильева после выхода из отдела полиции. Предоставлено Татьяной Ивановой

«Я бы подошла, обняла его и он успокоился бы»

Татьяна возмущена действиями полиции.

— Даже если они про задержании не поняли, что перед ними человек с нарушениями, то зачем держать в наручниках?

Я бы подошла, обняла его и он успокоился бы.



Паша с мамой Татьяной. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Когда приехала скорая помощь, я обрадовалась, что наконец-то все выяснится, и сына успокоят и отпустят, — рассказала Татьяна. — Врач скорой помощи сказал мне, что раз он стоит на учете, ему нечего делать среди нормальных людей.

Татьяна говорит, что сына привезли в психиатрическую клиническую больницу № 4 им. П.Б. Ганнушкина в связанном состоянии. «Он там так и лежал, пока я не пришла и не стала требовать, чтобы мне его показали», говорит она. Потом пришел дежурный врач, сыну поставили укол и развязали его.

Павла Васильева выпустили из больницу только через день — 29 мая.

По итогам задержания сына Татьяне не выдали протокол. «Документов не дали ни в полиции, ни в больнице, — рассказала она. — Я просила телефон врача, который забрал его на скорой, чтобы понять на основании чего это было сделано. Мне сотрудник полиции сказал – сын нападал на людей. Я просила, покажите людей, на которых он напал и которым нанес ущерб. Ничего мне не сказали».

Алиса Кустикова
корреспондент

src

Last posts:
Last posts