LiveJournal TOP



TOP30 users

Первые впечатления иммигранта от Нью Йорка

pora-valit

"А какие были твои первые впечатления от Нью Йорка?" спросила вчера за ужином наша японская подруга. "Сколько тебе было лет, когда ты приехал?" Мы сидели в небольшой и очень местной забегаловке в одном из районов Токио, куда никогда в жизни не попали бы без её помощи, и делились рассказами о лучшем в мире городе.



"Бананы," неожиданно для самого себя выпалил я. "Я приехал в Нью Йорк в 1992, когда мне было двенадцать. И первое, что меня в нём впечатлило были бананы..."



По приезду нас разместили в своей квартире родственники. Пожилая пара, иммигрировавшая ещё в 1970х. Святые люди - приняли в своей квартире на две недели семью из пятерых человек. Они жили на Брайтон Бич, и я прекрасно помню, как мы с папой вышли утром первого дня новой жизни "погулять по Америке". О том, что Нью Йорк - это не Америка (а Брайтон - это даже не Нью Йорк) мы тогда не догадывались.

Мы шли по шумной людной улице, над которой грохотали составы метро. А по обеим сторонам велась бойкая частная торговля. В Москве в то время уже были кооперативные киоски, но это было моё первое соприкосновение с настоящим "капитализмом". Первое, что мы увидели был магазин, в котором продавалось огромное количество разных фруктов. Но наше внимание привлекли именно бананы.



Мы приехали из Москвы позднего СССР, где бананы неожиданно появлялись раз в году на протяжении 1980х, так что это лакомство было мне знакомо. Правда, для этого надо было выстоять огромную очередь, чтоб получить какое-то количество в одни руки. Их продавали ещё зелёными, и начиналось мучительное ожидание того счастливого часа, когда они достаточно пожелтеют, чтоб их можно было съесть.


В сети до сих пор гуляет отличная история о бананах в СССР

(вроде изначально с Лепры, но я нашёл её здесь):

Мы "отоварились" около полуночи. Мама, папа, я — три килограмма. Три килограмма деревянных люминесцентно–зеленых бананов. Тут надо заметить, что мои родители покупали бананы во второй раз в жизни, поэтому были опытными, в части бананов, потребителями. Эти зеленые стручки мы засунули в валенки и положили на шкаф — "доходить", т.е. зреть. Прошло сколько–то там дней. И, о чудо, родители достали мне со шкафа желтые, мягкие, вкусные бананы!

И вот я, двенадцатилетний мальчик, выхожу на улицу с дефицитным бананом в руке и улыбкой шире плеч.
Навстречу соседка, тетка лет 35.

— Дима, а что это такое ты ешь?

— Тетя Света, это банан. Мы же вместе в очереди стояли.

— Так они же зеленые и деревянные!

— Незрелые были. Они, как помидоры, тоже на шкафу доходят.

— Чёрт!, — изрекла тетя Света. — А мы восемь часов отстояли в очереди, в час ночи пришли домой, попробовали: деревяшка и во рту вяжет. Решили, что сырыми бананы не едят и сварили их. Какой–то клейстер получился. В унитаз все вылили. А они, оказывается, вот какие!!! Дим, дай хоть попробовать?

Я протянул ей банан. Она наклонилась, осторожно взяла в рот кончик, откусила… И переменвшись лицом прошептала:

— Бляяяяядь! Какие мы идиоты, но кто же знал…

Так женщина в 35 лет впервые в жизни познала банан.


Короче, в теории, в моём советском детстве бананы фигурировали, но в советские времена теория и практика часто сильно рознились.

А тут - огромные количества, спелых жёлтых бананов, просто лежали - даже не на прилавке, а просто в ящике на тротуаре возле магазина. На коробке висел нарисованный фломастерами ценник, который я никогда не забуду: 19 центов за фунт! То есть, два с половиной килограмма на доллар!



Участок Брайтон Бич Авеню, над которым идёт метро - чуть больше 500 метров. Мы с папой медленно шли по улице, изучая пёстрые витрины, и, один за другим, поедая купленные бананы. За время этой первой короткой прогулки мы наверное остановились пополнить запасы бананов два или три раза.

Тут я впервые начал понимать, что такое "рыночная экономика" - в некоторых магазинах фунт бананов стоил не 19, а 29 центов. Разумеется, такие магазины мы пропускали. Для меня, привыкшего, что товар в магазинах может быть или (чаще) не быть, но всегда по одинаковой цене, это было удивительно.

Но гораздо более удивительным показалось мне в те первые дни изобилие и доступность дешёвых бананов. За первую неделю я съел их столько, что не мог смотреть на них следующие пару лет.

Ещё об иммиграции: Как вышло, что я до сих пор говорю по-русски.









src

Last posts:
Last posts