LiveJournal TOP



TOP30 users

Третий лишний

el-murid

Трамп в очередной раз подтвердил, что встреча между ним и Ким Чен Ыном состоится 12 июня. Метания: будем встречаться-не будем встречаться, с самой Северной Кореей, по видимому, связаны мало. Вопрос с внешними обстоятельствами: китайско-американскими отношениями в первую очередь.



Столь сложный вопрос, как несбалансированный американо-китайский платежный баланс, возник не одномоментно. Он стал результатом одновременно политики самих США, выводивших свое производство за пределы своей территории, так и политики Китая, создававшего для иностранных высокотехнологичных отраслей, переводимых на его территорию, максимально благоприятные условия. Итогом этой политики стал существенный перекос во взаимной торговле в пользу Китая: ежегодно профицит торгового баланса с США составляет 200-300 млрд долларов (в 17 году он составил 275 млрд).



Это взаимная проблема, и даже сложно сказать, кто более заинтересован в ее разрешении - американцы или Китай. Но так как она возникла в ходе сложных процессов, разрешить ее одним махом, а уж тем более по-ковбойски, как Трамп, невозможно. Неизбежны конфликты, что, собственно, прямо сейчас и произошло в ходе неудачных торговых переговоров США-Китай.

План Обамы по созданию двух партнерств - Тихоокеанского и Трансатлантического - как раз предусматривал системное разрешение проблемы, причем не "в лоб", а созданием сложного баланса во всем регионе, перераспределении рисков и раскладывания их на всех участников. Китай, не входивший в Тихоокеанское партнерство просто по причине своей величины и наличия собственного геостратегического проекта "Шелковый путь", тем не менее был заинтересован в успехе Партнерства - ровно по той же причине - несмотря на то, что объективно оно было его конкурентом.



Трамп, одним росчерком закрывший Партнерство (формально оно продолжает существовать, но без США перешло в латентный период своего существования), предложил старый добрый империализм, который сегодня, прямо скажем, мало отвечает современным реалиям. Отчасти понять его можно: мир оказался неготов к своему столь стремительному развития, число новых противоречий заметно возросло по сравнению с числом старых противоречий, разрешаемых на пути глобализации. Соответственно, возник управленческий кризис глобального масштаба, из которого предложено выйти через возвращение к старым проверенным схемам: в частности, политике протекционизма.

Правда, такое лечение может оказаться опаснее самой болезни, так как в значительной степени мировая экономика структурно прошла значительный путь по дороге глобализации, и ломать эти структуры, да еще с размаху - решение не самое разумное.

Тем не менее, проблема существует, ее нужно решать. И, конечно, она решается целыми "пакетами", куда входят не только экономические и финансовые, но и вполне конкретные политические договоренности. Ситуация на Корейском полуострове - одна из таких чисто политических, но имеющих крайне важное экономическое значение проблем, которые решено развязать вместе с новыми экономическими договоренностями между Китаем и США.

Именно поэтому посторонним сюда вход если не запрещен, то как минимум их сюда не приглашают. Однако в дело вмешался Лавров, который договорился не только об организации концерта Григория Лепса в Пхеньяне, но о возможной встрече Путина с Ким Чен Ыном. Это вызвало немедленную реакцию Трампа, который мгновенно изменил свое решение об отказе от встречи с Ыном. И дело даже не в том, что Путин может о чем-то договориться с Ким Чен Ыном: Ыну нужны гарантии, которых Путин дать не может. Кроме того, за Путиным тянется предельно токсичный след и репутация предателя, который предает всех: своих, чужих. С таким заключать договоренности, да еще стратегического характера, можно только от полного отчаяния. Прямо сейчас Путин уже в открытую предает Иран в Сирии, и зачем Ким Чен Ыну такой партнер?

В общем, помочь процессу Путин не может, а вот помешать или даже сорвать - вполне. Причем делается это не во имя национальных интересов России, которых у Путина никогда не было, а по банальной причине - ему в свете серьезнейших поражений на западе, нужны хоть какие-то козыри, которые можно будет разменивать в будущих торгах по жизненно необходимым вопросам газовых войн, в которые он влез по уши.

Трамп же хочет развязать (точнее, запустить ее развязывание) корейскую проблему до июля, когда нужно будет концентрировать внимание на изгнании Ирана из Сирии и Ирака. Процесс тоже не быстрый, но важный с точки зрения отношений с тем же Китаем: Иран для Китая - важный опорный пункт в продвижении "Шелкового пути", фактически силовая опора в регионе. Сбив Иран, Трамп получит существенное преимущество на переговорах с китайцами. Мало того: на проектах иранской экспансии серьезно завязана часть китайской элиты, которая может создать трудности нынешнему Председателю Си, поэтому как ни странно, но Си прямо заинтересован в существенном ослаблении Ирана, пусть это и создает проблемы для проекта "Шелкового пути" - зато он сможет решить свою внутриэлитную задачу ослабления группы Ли Кэцяна, нынешнего премьера Госсовета. Формально Си Цзиньпинь и Ли Кэцян в одной упряжке, однако Ли Кэцян обладает колоссальным ресурсом, который дает ему руководство правительством крупнейшей экономики мира, и уже поэтому председатель Си, вознамеривший править вечно, вынужден ослаблять не только противников, но и казалось бы, союзников.

В общем, узел противоречий настолько обширен, что дополнительный возмущающий фактор, да еще со своими мелкими шкурными интересами, никому не нужен. Путин, как это ни странно, вполне может стать причиной того, что китайцы и американцы постараются интенсифицировать решение корейской проблемы хотя бы для того, чтобы не допустить к процессу никого лишнего. Либо убрать лишнего - а затем продолжить в прежней неспешной манере. Так тоже можно.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/tretii-lishnii-5b1258762f578c66e5ff0b3c
src

Last posts:
Last posts