LiveJournal TOP



TOP30 users

три кусочка сахара

mi3ch



Небогатый купец Иван Чуриков, имея всего три класса земской школы, основал самое массовое и эффективное движение трезвенников в России: к 1917 г. в него входило до 70 000 человек.

Начало: проповедь «бывшим людям»

Не только сегодня, но и к концу XIX века алкоголизм, особенно среди простого народа, был серьезной проблемой в России. По молитвам братца Иоанна Чурикова люди избавлялись от алкоголизма и табачной зависимости, а также и от различных болезней.

Пережив смерть дочери и жены, в тридцать лет он раздал все имущество, оставив себе лишь Евангелие, и начал проповедовать так называемым «бывшим людям»: алкоголикам, нищим, оступившимся женщинам и ворам. В районах Петербурга, где проповедовал Иван Алексеевич, по данным полиции, снижался уровень преступности.

На проповедях Чурикова всегда было многолюдно: «обычно по воскресеньям посетители собирались у дома Чурикова с семи-восьми утра и до четырех часов дня ждали начала бесед. Зал вмещал около 500 человек. Желающих собиралось в отдельные дни до 2000 человек».



На беседе братца Иоанна Чурикова. Слева за кафедрой, с чёрной бородой, сам И.А. Чуриков. Петербург, 1912 г.

Речь братца Иоанна была понятна для простого народа, говорил он о пьянстве, о драках в семье и об изменах, приглашая слушателей к диалогу. Размышления свои строил на отрывках из Священного Писания, которые читались за богослужением в храмах в этот день. Народу нравилось, что свои беседы Чуриков проводил в форме диалога.

Вериги и граммофоны

Чуриков никогда не обращался к врачам и трезвенников также к врачам не отправлял. Он считал, что если человек не выздоравливает, то это происходит от недостатка веры. Против всех болезней у братца Иоанна было два средства — молитва и пост, и только один врач — Господь. Надо отметить, что исцеленные люди были благодарны не только на словах, но и на деле. Ивану Алексеевичу жертвовали довольно значительные суммы.

Личный пример был важной составляющей его служения. Чуриков был настоящим аскетом, долгое время носил вериги. Его смирение и целомудрие помогали ему в проповеди и в молитве об исцелениях.

Конечно, он был активным противником всяких развлечений, «гульбищ», в том числе театров, считая, что это развращает народ. В январе 1916 г. он устроил сожжение граммофонов и пластинок, о чем тут же написал «Петербургский листок». После этого солдаты с фронта прислали ему письмо, в котором сетовали, что на фронте бывает скучно, и просили прислать граммофоны. Братец Иоанн в ответ отправил им посылку с Евангелиями, сопроводив наставлением: «Читайте Евангелие, и вам не будет скучно».

В обществах трезвости в то время практиковался частичный отказ от алкоголя — от трех месяцев до трех лет. Братец Иоанн призывал к изменению жизни на евангельских началах с полным воздержанием. Жалеющий принять такой обет приносил покаяние за грехи и испрашивал благословения Божьего на новую, трезвую жизнь. В знак отказа от алкоголя и в качестве символа новой сладкой жизни Чуриков давал каждому три кусочка сахара

«Несладкая» жизнь братца Иоанна

Однако жизнь самого братца Иоанна сладкой не назовешь: религиозные собрания вне церкви во главе с мирянином по законам Российской империи считались административным нарушением. Только за 6 лет с 1892 по 1898 годы его 68 раз задерживала полиция. После составления протоколов его отпускали. Его клали в психлечебницу и отпускали, признав здоровым; отправляли принудительно в монастырь как в церковную тюрьму — и освобождали, сняв обвинения; обвиняли в сектантстве и многократно запрещали проповедовать. Митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) благословлял его на проповедь трезвой жизни — и снимал благословение.

Со стороны И.А. Чурикова отношение к епископату было достаточно почтительным. Он старался выполнять указы священноначалия, по их требованию прекращал беседы, но настойчиво писал прошения в защиту движения трезвенников: «…прошу Вас, Владыко, сотворите и Вы с нами мир, тогда Вас Сыном Божиим нарекут; Бог и люди, мы не многого просим от Вас, только бы не мешали нам говорить о Христе».

В конце концов ему разрешили только принимать у людей записки с просьбами помолиться об их исцелении — и в течение 24 лет, вплоть до своего ареста в 1929 году, он принимал людей с такими записками каждую неделю по понедельникам с семи утра до двух часов дня.

В защиту Ивана Алексеевича были написаны письма и прошения церковному и светскому начальству, о нем много писали в периодической печати. Сам Чуриков регулярно направлял прошения архиерею о разрешении бесед. Наряду с этим братец Иоанн был вынужден постоянно оправдываться в том, что он не сектант.

Отлучение

С первых лет активного служения И. Чурикова вокруг него начал складываться круг единомышленников, которых он приводил на исповедь и причастие в Спасо-Колтовскую церковь, куда ходил и сам.

При этом движение трезвенников было многочисленным и разнородным, последователи братца Иоанна не были братством или общиной. Наряду с трезвенниками в Петербурге, были последователи братца Иоанна в других губерниях и городах Российской империи.

Некоторые духовно нетрезвенные последователи Чурикова сравнивали его с Иисусом Христом. Тот факт, что по молитвам братца исцелялись люди без врачей, они воспринимали как еще один аргумент в пользу того, что он — божественная личность.

1 августа 1914 г. (день начала войны с Германией и введения «сухого закона» в России) вышел императорский указ об отлучении Ивана Чурикова от таинства Святого Причастия впредь до искреннего раскаяния в своих заблуждениях. В церковь ему было разрешено ходить. Такому наказанию Чурикова подвергли как еретика, выдающего себя за Христа (хотя он этого никогда не утверждал), и за неправославное толкование Священного Писания.

Отлучение Чурикова стало для братца ударом, он это тяжело переживал.

Сложившаяся ситуация отразилась и на трезвенниках. Было много случаев, когда им отказывали в исповеди и причастии. Кроме того, часть трезвенников из солидарности со своим духовным отцом и учителем сама отказались посещать церковь и участвовать в таинствах. «Они говорили: где отца прогонят, туда и дети не пойдут!».

Постепенно это мирянское движение вытеснялось священноначалием на обочину церковной жизни, а потом его вытеснили совсем, несмотря на все попытки Чурикова и включить трезвенников в церковную жизнь. Тогда его члены стали искать свой духовный путь. Невключенность в церковную жизнь приводила к тому, что движение принимало сектантские черты. К сожалению, церковь не умела и не хотела включать таких людей в церковную жизнь, считая их сектантами.

Вырицкая колония и коммуна БИЧ

В 1905 г. братец Иоанн приобрел участок земли под Петербургом в дачном поселке Вырица, где возвел дом. Со временем вокруг дома братца поселились трезвенники, образовав целую колонию, которая насчитывала к 1923 г. 2000 человек. Общего хозяйства они не вели, каждый двор жил отдельно. Трезвенники были в основном из крестьян и рабочих, привыкших к физическому труду, они хорошо работали и поэтому были зажиточными. Они помогали друг другу и выходили на общественные работы. Много потрудились трезвенники и для благоустройства поселка: построили мост через реку Оредеж, водонапорную башню и т. д.



После 1917 г. жизнь в стране резко поменялась, за время гражданской войны появилось много обездоленных людей, в том числе женщин и подростков, оставшихся без кормильцев, По разрешению новой власти Чуриков создал в Вырице «Трудовую коммуну братца Иоанна Чурикова», сокращенно БИЧ, в которую мог войти любой желающий. Коммуна строилась на принципах отсутствия частной собственности.



Но долго такая коммуна просуществовать не могла. В 1925 г. против нее была начата кампания травли в газетах, в 1927 г. отобран дом в Обухове. Беседы пришлось переносить в небольшой зале вырицкого дома, куда не могли попасть все желающие. Многим приходилось стоять на улице и слушать братца через динамики. В 1928 г. арестовали сестриц и большую группу трезвенников Ленинграда, в 1929 году арестован и сам братец Иоанн.



Коммуну разогнали и на ее месте создали совхоз «Красный семеновод». В 1933 г. Иван Алексеевич умер в системе ГУЛАГа.

via

src

Last posts:
Last posts