LiveJournal TOP



TOP30 users

Шкрабы голодают

fritzmorgen



Мобильные телефоны сыграли очередную злую шутку с очередным злым педагогом. Учительницу из Красноярска засняли во время урока, пока она угнетала школьников в той привычной хамоватой манере, в которой кричат на детей определённого типа родители и педработники: «иди сюда, жвачная корова», «ненормальные дети», «весь класс дебилов-идиотов» и так далее, и тому подобное:

https://www.youtube.com/watch?v=HKkqcPdSgZw

Я не думаю, что четвероклассники получили какую-то особенную моральную травму от подобного обращения — опыт показывает, что к рутинным скандалам дети привыкают моментально, и крики очередной Анны Ванны, постороннего для них человека, не могут им даже как следует испортить настроение. Куда опаснее, пожалуй, хорошо владеющие собой негодяи, способные при помощи тихого голоса и вежливых слов застращать несчастного школьника до полусмерти.

Беда однако заключается в том, что учителя учат нас не столько своими словами, сколько своим примером. Выйдя из школы, школьники станут немного похожи на всех своих учителей, переняв от них и манеру общаться, и взгляды на жизнь и, вообще, характер в широком смысле этого слова.

Посмотрите на знаменитую колонию Макаренко — взяв за основу старую идею монастырского общежития и осовременив её коммунистической идеологией, он отлично справился с задачей, которую ранее успешно проваливали поколения «сорокарублёвых педагогов». Что мы получим, если отправим завтра на аналогичный подвиг попавшуюся на горячем учительницу из Красноярска? Вопрос риторический — разумеется, она полностью завалит дело. Нельзя воспитывать школьников, крича на них в в бессильном гневе: это манера поведения разочарованного в жизни вахтёра, но никак не полноценного учителя.

Одна из главных проблем современной школы как раз и заключается в том, что детей учат жизни люди, которые сами-то не умеют жить, и которым самим не помешал бы длинный курс реабилитации у хорошего психотерапевта.

Недавно в интернете проскакивала история про пятилетнюю девочку, которую работающие родители сплавили на некоторое время жить к бабушке с дедушкой. Забрали её обратно после того, как та начала медленно прохаживаться по комнате, держась за спину и приговаривая «ох, что-то поясницу прихватило».

Примерно такими вырастают и многие российские школьники. Спасибо учителям с недержанием мусорных эмоций, у школьников формируется привычка немедленно выплёскивать в эфир любое недовольство, причём делать это в самом безобразном и отвратительном, унижающем человеческое достоинство виде. Излишне пояснять, что и для семейных отношений, и для карьеры, и, вообще, для жизни такая привычка оборачивается самой настоящей катастрофой.

На этом месте кто-нибудь наверняка поправит меня, справедливо указав, что подобные болезненные привычки закладываются всё же в первую очередь в семье, а не в школе. Соглашусь. И вместе с тем всё же отмечу, что школа тоже вносит свой вклад, о важности которого можно судить хотя бы по тому факту, что выпускники одной школы часто бывают похожи друг на друга.

Главная проблема на видео в Красноярске не в том, что дети «довели» возрастную даму, и не в том, что учительница, — ах, какой сюрприз для журналистов, — чувствует себя достаточно защищённой, чтобы срывать плохое настроение на невинных ангелочках. Главная проблема в том, что учителем работает человек, которого никак нельзя назвать положительным примером. Если мы хотим, чтобы школьники вырастали в умных, образованных и культурных людей, на работу в школы надо брать не «числомъ поболѣе, цѣною подешевле», а только тех, кто действительно находится на уровне выше среднего, и кто за пределами школы работал бы скорее директором фирмы, нежели вахтёром или курьером.

Справедливости ради замечу, что я с большим уважением отношусь и к вахтёрам, и к курьерам, которые хорошо выполняют свою работу. Вместе с тем я всё же настаиваю, что учить детей должны люди, которые способны на более сложный и ответственный труд.

Теперь, когда мы обозначили проблему, можно поговорить и о решении. Вы можете назвать меня сейчас неисправимым романтиком и любителем помахать шашкой, однако я всё же изложу вам мою идею. Я считаю, что линейные учителя, которые непосредственно ведут у детей уроки должны, во-первых, получать зарплату на уровне как минимум вдвое выше, чем в среднем по региону, а во-вторых иметь особый защищённый статус, подобный тому, который имеют, например, сотрудники полиции или прокуратуры.

Возможно, для этого придётся провести сокращения в заднем офисе, уволив тех, кто не общается со школьниками напрямую. Возможно, придётся даже заменить «сорок сорокарублёвых педагогов» на двадцать восьмидесятирублёвых, вычистив из школьной программы лишние предметы и освободив учителей от заполнения ненужных бумажек. Возможно (но это я уже чересчур оптимистичен) получится даже начать внедрять современные технологии обучения.

Сделать всё это необходимо. Вы можете представить себе, как группа учительниц, подобных даме с видео из начала поста, строит в России цифровую экономику? То-то и оно. Нам нужны другие учителя. Выражаясь языком школьников, более высокоуровневые.

PS. На всякий случай, история термина «шкрабы»:

Однажды Ленину прислали телеграмму из провинции: «Шкрабы голодают».

— Кто, кто? — не понял Ленин.
— «Шкрабы», — сказали ему — это новое обозначение для школьных работников.
— Что за безобразие называть учителя таким отвратительным словом! — возмутился Владимир Ильич.

Через неделю пришла новая телеграмма: «Учителя голодают».

— Вот — совсем другое дело! — обрадовался Ленин.


src

Last posts:
Last posts