LiveJournal TOP



TOP30 users

Экзамен на хищника

loboff

Я всё же пару слов о "Ганнибале".

Ув. Анна Маслова, которая меня в общем-то и совратила на просмотр (жанр вот вообще не мой, я и "Молчание ягнят" смотрел едва сдерживая зевоту), резюмирует: "Ганнибал" задал такую эстетическую планку, что средний фильм про маньяков теперь будет смотреться как репортаж в желтой газетенке "пятеро бомжей зарезали собутыльника".

Попробую слегка развернуть этот тезис. Но для начала придётся зайти с несколько иной стороны.

Вопрос можно поставить и следующим образом: не только в разговоре о маньяках или психопатах, но и в целом общий кинематографический вал сейчас откровенно левый, это ни для кого не секрет и даже не открытие. "Ганнибал" резко выбивается из этого потока, это рафинированно правое кино, можно даже сказать крайне правое. Не в смысле благоглупостей про экономику или там запрет абортов, а мировоззренчески, в основе своей. То есть в "Ганнибале" сознательно изъята вот эта обычная для современности социальная составляющая а ля "не мы такие, жизнь такая". Там нет никаких детских травм, сюсюкающего фрейдизма или неблагополучной семьи. "Просто человек такой". Там даже пьющего папы, который дубасил бы несчастную забитую жизнью маму - и тех нет.

По сути своей ключевой диалог фильма:
- А что там, в твоём детстве, случилось?
- Да ничего не случилось. У меня была хорошая, любящая семья, мы не бедствовали, всё было нормально. Там случился Я.

Несомненно, можно сколько угодно спорить с подобным детерминизмом наследственности. И я не думаю, что для самих создателей фильма полное игнорирование социальной составляющей это акт идеологического высказывания, что они и правда так считают. Идеологизм в другом: извините, ребята, но нельзя всё вообще сводить к чему-то одному; носиться с социальщиной, полностью игнорируя наследственность это тоже путь в никуда, там мы тоже ни к чему не придём, а продолжим топтаться на месте. А поэтому вот вам сознательный художественный приём - давайте повернём существующий леволиберальный мэйнстрим на 180 deg'ов, и посмотрим, что из этого выйдет.

Вышло не то чтобы убедительно, дело не в этом (о сюжетных несостыковках я уже говорил в прошлый раз). Вышло завораживающе. И безумно красиво.

Ибо омерзительность зрелища продиктовала и эстетическое решение тоже - по всем слоям, начиная с кастинга. Главный герой в конструируемом мире... Нет, не единственный нормальный человек исходя из логики этого мира - это было бы слишком просто. Наоборот - он человек несомненно выдающийся. Гурман, эстет, денди с безупречным стилем и манерами, аристократ и любимец света. Одновременно профессионал с безупречной репутацией, да и просто очень талантливый человек, которому даётся легко всё, за что бы он не взялся. И при этом человек чрезвычайно неприятный внешне - именно что "мерзкий". "Слащавая мразь".

Антагонист "слащавой мрази" конечно же прихиппованный гений полуаутист. В мешковатой одежде, с сальными растрёпанными волосами, безумным взглядом сквозь ботанские очки, но при этом не "мешок-мешок", а как бы симпатяга. То есть да, такая нарочитая пародия на нынешний киношный образ интеллектуала, как же без этого. Собственно сам сериал, при его ориентации на отрицание догм, и не мог не быть пародией.

Ещё ув. Анна Маслова: "Ганнибал" много чего спародировал. Например, там с размахом плюнули в два классических сюжета: "негодяй встречает любовь всей своей жизни" и "малахольный гений-одиночка, которому, кроме спасения мира, ничегошеньки не надо - находит верного друга". Друга-то он нашел. Но есть НЮАНСЫ." А ещё есть образ психопата из "Молчания ягнят", который, при всей своей крутизне, заканчивает тем, что съедает сам себя под участливым наблюдением (так и хочется сказать "настоящего") доктора Лектера - Энтони Хопкинсу пародия должна понравиться (ну или же взбесить). А ещё "Европа глазами американца" в третьем сезоне - это само по себе предмет для отдельного разговора, настолько там люди разошлись в сатирическом задоре (одна надгробная плита с надписью Mischa Lecter чего стоит, особенно если учесть, что это Литва, а Миша - женское имя). Ну и т.д. И всё же - повторюсь - пародия в этой работе если и была изначально главным, в процессе ушла на второй план, став всего лишь гарниром к основному блюду.

А основное блюдо, стержень эстетики "Ганнибала" это то, что в фильме вообще отсутствует точка зрения жертвы. Жертвы никому не важны, это статистика, массовка, пейзаж. Важны только и исключительно хищники. Даже когда один из хищников попадает в капкан, он при этом становится не жертвой, а пойманным хищником. Его позиция - да, я проиграл, это было в правилах, я в курсе. И естественно что хищники сами идут на обострение отношений, потому что есть только один по-настоящему важный вопрос - кто в этой игре выйдет победителем. Всё прочее - мелочь и дрязги, второстепенное до незначимости.

А если редкая жертва выживает, она что? Правильно - она берёт в руки пистолет. Или нож. Не факт, что она выдержит экзамен на хищника, но она в любом случае попробует. А развёрнутый на все три сезона "конфликт" антагонистов это не только и не столько "игры мальчиков", поданные в чудовищном людоедском антураже (хотя психологически как раз эти игры и есть самая интересная сюжетная составляющая), это в целом путь из жертвы в хищника. По достижении какового учитель может спокойно падать в пропасть - вместе с учеником, - ибо жизнь прошла не зря. И их лица, столь разные - лощённое лицо "слащавой мрази" и нервическая физиономия "хиппана-аутиста" - на какой-то миг станут неразличимы. И обрастут одними и теми же рогами.

А тот, кто пройти этот путь до конца так и не решился... Ну что же, его финал - сидеть за накрытым столом, глядя на собственную ногу в качестве праздничного блюда. И ждать, ждать, ждать. Бесконечно и бесполезно ждать - вот участь жертвы, отказавшейся быть хищником за шаг до получения "диплома".

И в общем-то, хотели того создатели фильма или нет, но в результате у них получился фильм о власти. Не о той, которая "захватывается бандами", а о личной всепоглощающей страсти, в преодолении как Бога, так и Дьявола - ради одного-единственного мига всевластия. И это пожалуй одно из самых откровенных высказываний со времён Макиавелли. Хотя и трудно себе представить более разные формы разговора о власти, и чисто художественно к "Ганнибалу" куда как ближе Ницше или Достоевский, но степень обнажения вопроса, то как простыми словами говорится главное - это именно что Макиавелли и есть.

"Ганнибал" не может никого ни научить греху, ни отвратить от него; ни указать дорогу, ни доказать всю пагубность этого пути. Но в нём и не ставится такая цель. В "Ганнибале" человек попросту освежёвывается - с него слой за слоем снимаются кожа, потом мясо, потом кости и внутренности, страхи и комплексы, любовь и ненависть, инстинкт самосохранения и тяга к смерти, и когда под всеми этими слоями остаётся одна-единственная неуёмная жажда властвовать, её нам и подносят в качестве изысканного лакомства. "Господин заказывал ярость ягнёнка? Извольте!" src

Last posts:
Last posts