LiveJournal TOP



TOP30 users

Новый год Семён Семёныча

i-delyagin

На Новый год Семён Семёныч забронировал номер в пансионате. Лучше чем встречать в городе – кругом ёлки, лес. За лесом военная часть, но кого она трогает. А тут выйдешь и вместо раскисшей под химией грязи настоящий снег. В городе бывает снег? В городе нет снега, в городе на тротуар сыпят червяки-гранулы такой химии, что даже в мороз лужи и всхлюпыващий смалец под ногами. Химия ест снег. Что она ещё ест? Да кто её знает! Каждую минуту жирная плёнка на лобовом стекле нарастает и нужно прыскать омывайкой из бачка и включать дворники. Значит это в воздухе. Значит, это садится в лёгкие. Хотел быть горожанином – попал в шахтёры. Без согласия, заметь. Зато за городом белый снег. Он даже хрустит. Так было только в детстве. Выходит, всё детство бежало из города? Может, это объясняет, почему номера в пансионат на Новый год надо бронировать ещё летом. Все хотят хорошей жизни, а если она когда-то была, то только в детстве. Не у каждого, правда, но, наверное, те, кто хотят за город, встречали такую жизнь в детстве.

Ночью в пансионате к Семён Семёнычу и жене в кровать прибежали дети. Кто имеет детей, знает, от них не спрячешься. Всегда придут спать к родителям. Сначала дети, когда совсем маленькие, поджимают ножки под живот, ложатся на грудь – голова на бок и спят. Потом подрастают, становятся больше. Придёт таких двое – размечутся, куда деваться? Кровать всем четырём маленькая. Ну что за сон?

Спал Семён Семёныч, как раньше говорили, тонким сном. И поэтому когда за окном полетели огни, провожаемые пятнами света от них по земле и в комнате, и когда им навстречу стали взлетать другие – ещё более быстрые, а за окном гулко, заухало, каждый звук ударом в грудную клетку, Семён Семёныч сразу понял: началось. Бомбят военную часть рядом. И ПВО работает. Как теперь повсюду? Мысли толкались, собираться в города или нет, разрешится только разовым налётом, или началась, наконец, война и повсюду теперь одно и ехать теперь некуда? И Как податься на дороги, пробки ведь будут и не только… И тут вдруг за окном засверчало, странный звук трещал, а снизу в небо посыпалась как будто окалина от сварки – брызгами-брызгами, - и через всё это пророс и стал накрывать гул, приближающийся, ввинчивающийся в тело. Успевший испугаться Семён Семёныч только смог крикнуть жене – «Детей под себя» - и сам накрыл рядом лежавшего, нежно, боком, держась на другой руке, чтобы не задавить, и ещё успел подумать, что кровать рядом с окном, посечёт осколками стекла, как последнее средство пытался натянуть, не поднимаясь, на всех одеяло, может часть мелких задержит… как за окном начала расцветать белым светом вспышка, но не разгоревшись, спала. Так взрываются бомбы далеко, где-то в складках местности, или далеко в городской застройке, где от взрыва ночью видно только «пых» светом – и снова темноту. Но ведь тут ракета летела буровя звуком в самое сердце, значит, приближалась. А вспышка всё равно оказалась беззвучной. Семён Семёныч всё лежал, ждал, когда придёт звук от взрыва, если взорвалось далеко, звук ещё должен долететь. Но даже не проворчало. И вообще, сразу после вспышки за окном и в комнате установилась полнейшая тишина.


Семён Семёныч встал и подошёл к окну. Почему-то вместо стекла и рамы оно заросло льдом, местами тонким, как стекло, так что он почти не мешал смотреть, за исключением участков, на которых он превращался в столбы-сталактиты. На удивление легко открыл Семён Семёныч левую створку окна, вернее, толкнул место, где была левая створка окна, теперь там был лёд и при попытке повернуть его, как оконную створку, обрушился. Теперь в затянутом льдом окне была дырка. Семён Семёныч высунулся из окна. Небо посветлело, ночи уже не было, а пришёл, переход от ночи к утру. К его удивлению, слева за углом здания пансионата показывали носы два тягача МБР «Тополь» - стояли там. Из-за них выскочили два военных, и ругаясь, убежали куда-то к лесу. Из-за лесу поднимались столбы дыма. Семён Семёныч забеспокоился: пожары после бомбардировки или аэрозоли? Была химическая атака?

Тут наудачу откуда-то же слева, вдоль забора пансионата, с его внутренней стороны Семён Семёныч увидел группу военных. Они шли, приближаясь к пансионату. Видно, что это были какие-то «чины». «Высокопоставленные». В дорогих шинелях, аккуратности, которую придаёт только незаношенность одежды, в шапках на меху, и даже отсюда было видно, что это каракуль дорогой, и даже не затасканный ноской – точно «чины».

Семён Семёныч крикнул, желая разобраться: «Что случилось?» На него обратили внимание, и один из военных, как-то раскипятился и начал что-то выговаривать Семён Семёнычу, но только успел - «Не надо было опаздывать» - как ему положил на грудь руку другой военный, видно, ещё более высокого чина, останавливая и чуть подвигая назад, и как будто это что-то объясняло сказал: «Вы можете оставаться». Тут военные пошли дальше и свернули все разом за забор, который оканчивался не доходя до угла пансионата, и Семён Семёныч потерял их из виду. Так как он ничего не понял, он продолжал высовываться из окна, пока, наконец, не заметил внизу человека, похожего на соседа по зданию – отдыхающего, и какого-то военного, видно, из простых. Они о чём-то говорили. Сколько к ним не прислушивался Семён Семёныч, ничего не понял, а на вопросы они не отвечали и никак не откликались. Потому Семён Семёныч втянулся назад в свою комнату и тут забеспокоился по-настоящему. В окне дыра, сейчас комнату настудит. Неожиданно на полу он увидел гору ковриков-пелёнок и сразу их узнал. В такой коврик-пелёнку его поверх всех завороток заворачивала мать, когда младенцем вывозила катать в коляске зимой. Но почему-то коврики-пелёнки на полу были один в один и гора их доходила Семён Семёнычу до пояса.

Семён Семёныч сначала замер, раздираемый двумя разными желаниями, то-ли первым делом заткнуть дыру в окне, чтобы не шёл холод, то-ли забросать для тепла так и оставшуюся лежать на кровати семью. Потом всё понял и замер.







Оригинал этой записи находится на https://i-delyagin.dreamwidth.org/80397.html
Вы можете всегда оставить комментарий там с помощью OpenID
src

Last posts:
Last posts