LiveJournal TOP



TOP30 users

Юрий Пивоваров: "Сейчас совершенное остервенение. Люди, вылезая из "Лексусов", несут такое…"

philologist

Юрий Сергеевич Пивоваров (род. 1950) — советский и российский политолог и историк. Кандидат исторических наук, доктор политических наук, академик РАН (2006). В 1998—2015 годах — директор, с 27 апреля 2015 года — научный руководитель Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН), профессор МГУ, МГИМО и РГГУ. Лауреат «Роккановской премии» (2015). Накануне инаугурации Владимира Путина, заступающего 7 мая на четвертый президентский срок, DW поговорила с ним о том, куда движется Россия, о будущем отношений с Западом и параллелях с другими эпохами.



DW: За месяц до инаугурации Владимира Путина в журнале "Россия в глобальной политике" вышла статья помощника президента Владислава Суркова "Одиночество полукровки". В ней он приветствует "завершение эпического путешествия России на Запад". Цитата: "Замечательные слова, никогда не сказанные Александром Третьим, "у России только два союзника, армия и флот" - самая, пожалуй, доходчивая метафора геополитического одиночества, которое давно пора принять за судьбу". Согласны вы с такой оценкой?

Юрий Пивоваров: Владислав Сурков - человек талантливый, безусловно. Но если бы он не был политиком, об этом было бы даже говорить смешно. Это перепев третьеразрядных задов русской политической мысли столетней давности. Александр Третий, изоляция. Это все не так. Сначала он был в союзе императоров - германский, австро-венгерский и русский. Потом этот консервативный царь вытянулся под "Марсельезу", когда с Францией союз заключали и создавали основу будущей Антанты, которая будет бороться с центральными державами в Первой мировой.

Россия, конечно, самостоятельная цивилизация, как Германия, Польша, Чехия. Безусловно, Россию очень многое отделяет от Европы, Запада - в истории, географии, климате. Но мы - часть общехристианской цивилизации, это важнее всего. Русская культура, вне всякого сомнения, европейская. Что касается нашего похода на Восток - не знаю, когда мы туда ходили. Древняя Русь пала под натиском Золотой Орды, мы стали ее частью, многое унаследовали, но одновременно много унаследовали от Византии, от Киевской Руси.

Россия по существу держава европейская. Когда смотришь на нее из Кельна, это не Европа. А когда из Пекина, то это, скорее ближе к Западу. Все эти разговоры об "особом пути" смешны с точки зрения историко-политической мысли, но не смешны, когда они выходят из уст очень влиятельного политика и идеолога, очень умного, просвещенного человека, который свободно говорит по-английски, жена которого живет в Лондоне, не в Тегеране.

- Какие итоги последних шести лет президентства Путина вы бы подвели? Чем он войдет в историю?

- Конечно, неутешительно все это - и Крым, и Украина, и разрыв с Западом, и общее снижение жизненного уровня, инфляция, девальвация рубля, для интеллигенции - наступление на автономные сферы жизни, на университеты, на Академию наук, на независимую банковскую систему, полный разброд и шатание в оппозиции - выборы это показали. Они триумфально закончились для власти. Путин впервые победил по-настоящему в больших городах, где всегда у него была оппозиция, и во многом среди молодежи.

У любого человека поедет крыша, эйфория, теперь мандат полный. День потерянных последних надежд для меня - выборы в Госдуму 2016 года, когда оппозиционные силы опять не сумели договориться, значительная часть интеллигенции вообще не пошла на выборы. И, конечно, когда я читаю журнал "Стратегия России", фактически теоретический орган "Единой России", там люди рассуждают, что, мол, если американцы прикроют ядерный удар по Америке через Арктику, мы через Антарктиду - даже в советские времена ни идеологи, ни генералы не позволяли себе такого. От этого становится страшно.

- Этого нельзя было предвидеть?

- Представить себе все можно, но когда это происходит, просто открываешь рот. Всякие предсказания опасны, потому что они исходят из наличия причин, которые мы знаем. И они опасны, потому вселяют надежду или пессимизм. Я, например, никогда не мог сказать летом 1984 года, что весной 1985 года в Кремле появится моложавый тогда человек, который перевернет весь мир.

- И тем не менее - начинается новый, четвертый срок Владимира Путина на посту президента. Как будет развиваться Россия?

- С годами Владимир Владимирович, как и все мы, не молодеет, люди становятся более консервативными. Не говорю, что это плохо, это придает устойчивость. Не думаю, что будут какие-то супершараханья. Вряд ли в России победит абсолютно антизападническая националистическая идеология. Даже ястребы из власти этого не хотят. Что касается экономики, не думаю, что Россия как-то прорвется, ну, дает полтора процента роста, это ничто. В 1914 году, в год начала Первой мировой войны, доля России в мировой экономике была 7,4 процента. При коммунистах советская экономика была 60 процентов от американской. А сейчас она в 8-9 раз меньше американской, а в мировой - не больше двух процентов.

- Если считать премьерский срок Путина, то по времени он у власти более 18 лет - сравнялся с Брежневым и движется в сторону Сталина. Историки не любят сравнения, но с какой эпохой сейчас больше параллелей?

- А кто сказал, что 2024 год - это финиш? Можно изменить конституцию, многие его подталкивают. Но со Сталиным нет ничего общего, все другое. Что касается Брежнева, то общего тоже немного. Это другой режим, я не думал, что он может возникнуть. И в этом моя большая слабость не только как историка, но и политолога. В 1990-е годы у нас была распространенная метафора "Веймарская Россия", как Веймарская Германия. А я говорил, что нет, что Веймарская Германия была до прихода этих людей к власти, а у нас - когда мы освободились от этих людей. Оказывается, история хитрее всех академиков. Разница с эпохой Брежнева еще вот в чем. В 1970-е и 1980-е годы в обществе был большой гуманистический потенциал. Основная масса интеллигенции ориентировалась на европейские гуманистические ценности. Это было такое предвесенне настроение, хотя был и пессимизм, и усталость, и страх. Сейчас - наоборот, совершенное остервенение. Это атмосфера антизападничества, при том, что эти люди больше любят французский сыр, чем волоколамский, они покупают себе BMW, а не "Жигули". Люди, вылезая из "Лексусов", несут такое… Это опасно.

- Эти люди потом принимают политические решения…

- Я имею в виду идеологов, которые ходят на ток-шоу. Тотальный контроль над телевизором - это фантастически, людей просто сводят с ума. Говорят, мол, это старичье, а молодежь сидит в интернете - ничего подобного. Я преподаю в МГУ, в МГИМО, то есть элитные вузы, где учатся дети не бедняков, а скорее среднего и выше среднего класса. И они все левонационалистические. Они тоже смотрят телевизионные передачи, а не только сидят в интернете.

- Как вы думаете, пик отчуждения России от Запада пройден?

- Скажу как историк, что худшие периоды внутренней жизни в России - это периоды отчуждения от Запада, проповедование идеологии осажденной крепости. Это самый худший момент, как при царях, так и при коммунистах. Дальше следуют практические шаги - ограничение выезда за границу. Я не уверен, что мы прошли пик. Но у меня нет ни оптимизма, ни страха. Уже привыкли к этой атмосфере холодной войны.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokokiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokoky
- в контакте: http://vk.com/podosokokiy
- в инстаграм: https://www.itagram.com/podosokoky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokoky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokoky

src

Last posts:
Last posts