LiveJournal TOP



TOP30 users

находки

mi3ch



В 1935 году в Париже проходил Международный конгресс писателей в защиту культуры. Организаторы наставали, чтобы от России обязательно были Бабель и Пастернак. Борис Леонидович был болен и наотрез отказался ехать. Состоялся телефонный разговор с секретарем Сталина Поскребышевым. Пастернак отговаривался болезнью, заявил, что ехать не может и не поедет ни за что. На это Поскребышев сказал: «А если бы была война и вас призвали – вы пошли бы?» – «Да, пошел бы». – «Считайте, что вас призвали».

Бабель рассказывал, что всю дорогу Пастернак мучил его жалобами: «Я болен, я не хотел ехать, я не верю, что вопросы мира и культуры можно решать на конгрессах… Не хочу ехать, я болен, я не могу!» В Германии каким-то корреспондентам он сказал, что «Россию может спасти только Бог».

– Я замучился с ним, – говорил Бабель, – а когда приехали в Париж, собрались втроем: я, Эренбург и Пастернак – в кафе, чтобы сочинить Борису Леонидовичу хоть какую-нибудь речь, потому что он был вял и беспрестанно твердил: «Я болен, я не хотел ехать». Мы с Эренбургом что-то для него написали и уговорили его выступить. А когда вышел Пастернак, растерянно и по-детски оглядел всех и неожиданно сказал: «Поэзия… ее ищут повсюду… а находят в траве…» – раздались такие аплодисменты, такая буря восторга и такие крики, что я сразу понял: все в порядке, он может больше ничего не говорить.

Пирожкова А.Н. «Воспоминания о Бабеле»

p.s.
Тот, кто искрометно и неожиданно пошутит про траву – дурак

src

Last posts:
Last posts