LiveJournal TOP



TOP30 users

Бездеятельный протест и виртуальная поддержка

el-murid

Около 700 человек приняли участие в митинге КПРФ за честные выборы, который завершился на площади Революции в центре Москвы. Об этом говорится в сообщении столичного главка МВД. «На Площади революции в Москве завершился согласованный властями города Москвы митинг,— отмечается в сообщении.— В мероприятии приняли участие около 700 человек». В заявке на митинг организаторы указывали, что в нем могут принять участие до пяти тыс. человек.



По сравнению с митингом в Лужниках, куда сгоняли по спискам и принудительно, массовые мероприятия всех остальных кандидатов выглядят, естественно, бледно. Что дает повод к одному-единственному выводу: внешне всенародная любовь и обожание достается всё тому же самому Главному кандидату.

Но не все так просто.

Мы довольно быстро входим в совершенно новую реальность, где жесточайшие запреты на любые проявления активности в реальном мире перестают играть определяющую роль. Режим вытирает ноги о конституцию, в которой декларирована свобода митингов, собраний, шествий, но на самом деле процедура получения согласований и разрешений делает это право крайне виртуальным. Зато появляются альтернативы, с которыми нынешние правящие российские фашисты пока не очень понимают, что делать. Прямые трансляции того же Навального собирали на два порядка больше зрителей, чем любой из его митингов. Но по сути, это был тот же митинг, просто в другом формате. Передачи Нейромира, транслирующего Грудинина, собирают несколько меньше - но опять же, являются точно такой же альтернативой, и ничуть не менее эффективной, чем мероприятия "вживую".

Такой способ коммуникации пока выглядит сырым и не слишком структурированным, сейчас только "нащупываются" техники и практики этих альтернатив, но уже понятно: привычные маркеры уступают место каким-то другим. Которые сейчас ещё сложно определить.

С одной стороны, власть, идя по пути омертвления любой реальной активности, стерилизуя традиционное публичное политическое пространство, достигает своей цели: в этом публичном пространстве предписано только одно: целовать взасос утвержденный свыше портрет. Традиционная для России сакральность власти, доведенная до полного абсурда. Этот начальственный портрет закрывает своими размерами все горизонты и перспективы. И внешне всё очень даже хорошо. Но любое действие рождает и обратный процесс. Протест и поиск альтернатив этой мертвечине переходит в свою оборотную сторону - полное равнодушие к власти как таковой. Если вы не даете выразить поддержку, то получаете отторжение.



В каком-то смысле власть, стерилизуя политическое пространство и активность, решает свою задачу: когда народ равнодушен, процесс узурпации власти становится сугубо техническим. Четыре срока Путина, пять, до самой смерти - никаких проблем. Нет механизма, нет инструмента, с помощью которых можно протестовать против диктатуры. Зато есть отстраненность. Брезгливость, нежелание ассоциировать себя с властью. Власть нарушает баланс законности и легитимности, не отдавая себе отчет в том, что только вместе эти два фактора определяют ее устойчивость и способность развиваться.

В итоге тотальное равнодушие неизбежно приведет к тому, что мы видели в той же Ливии: Каддафи собирал буквально за месяц до своего падения миллионный митинг на Зеленой площади, но когда в Триполи зашли боевики, не было ни одного человека, кто встал бы у них на пути защитить Брата-Лидера. Отстраненность и равнодушие привели к закономерному исходу. Это не наша власть, мы не чувствуем ее своей, мы к ней не имеем ни малейшего отношения.



Если кто-то считает, что в России это всё иначе, тот ошибается. То же самое равнодушие и отстраненность налицо. Парадокс: западные санкции против дружков Путина и его воровской клики вызывают совершенно неподдельное одобрение у значительной части российского населения. Лозунг "Наших бьют" абсолютно не работает, хотя казалось бы, как раз здесь наши воры и бандиты могли бы рассчитывать на сочувственное к себе отношение и солидарность со стороны тех, кого они обворовывают. С другой стороны - а как иначе? Вот буквально вчера вышла новость - третий представитель клана Ротенбергов и по совместительству владелец "Платона" стал долларовым миллиардером. И это на фоне жесточайших репрессий против всех, кто пытался протестовать против этого неприкрытого акта воровства. Будут ли люди сочувствовать или сопереживать такой власти? Да нет, конечно. И если перекрыть возможность протеста, то остается последний неотчуждаемый ресурс, который у людей отнять невозможно: равнодушие и отстраненность от власти.

Все диктаторские режимы Ближнего Востока рассыпались не потому, что какие-то злобные враждебные силы сумели их одолеть. Янукович бежал с Украины не потому, что 5 тысяч боевиков Майдана и 20 тысяч волонтеров оказались сильнее его Беркута и всего МВД. Просто за Януковича некому было выйти кроме его титушек, да и те испарились как дым, только запахло реально жареным.

Я не думаю, что Путин и его режим в этом смысле какие-то особенные. Показная поддержка и демонстративные поцелуи портрета убеждают слабо. Отстраненность людей от этого бандитского режима никуда не спрячешь. Однако новое время предполагает и новые формы сопротивления новому фашизму. Деятельное и активное сопротивление уступает место бездействию и отказу в поддержке. У любой функции есть своя область определения. У бездеятельного протеста тоже есть свой диапазон условий, когда он внезапно может оказаться сильнее любой активной деятельности. И чужой опыт подсказывает, что это действительно так.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/bezdeiatelnyi-protest-i-virtualnaia-podderjka-5aa3bf71a936f4cd1cae4eec
src

Last posts:
Last posts