LiveJournal TOP



TOP30 users

Смысл мельдония

sapojnik

На Олимпиаде, пишут, до последнего времени произошло всего 4 случая, когда спортсменов поймали на использовании допинга. Зато два из них – с нашими! Хоть в чем-то у нас на этой Олимпиаде первенство – 50% всех выявленных случаев применения допинга. Держим марку.

Двое пойманных – это кёрлингист Крушельницкий (у которого по такому случаю отобрали медаль) и еще одна бобслеистка, у которой отбирать было нечего, потому что она даже с «допингом» заняла всего лишь 12-е место. При этом, что интересно, у обоих «допинг» какой-то несерьезный, с точки нашей неискушенной публики: у керлингиста – мельдоний, у бобслеистки – некий еще более древний препарат, который эксперты обозначают как предшественник мельдония с похожим на него действием. Главное – что оба препарата, как, собственно, прямо и говорится в их рецептурах… сердечные.

То есть просто помогают, как говорят в народе, «от сердца». Чтоб «мотор не барахлил». Тот же мельдоний последние пару лет со страшной силой рекламируют по ТВ именно как «препарат для бабушек и дедушек-пенсионеров». Народ эту рекламу видит (а от нее никуда не денешься – мельдоний впаривают что твой аспирин) – и еще пуще злится на «функционеров WADA и вообще проклятых пиндосов: мол, что удумали, черти, такое безобидное и полезное лекарство записали в допинг! Да какой же это допинг?! Когда от него никакого повышения результатов не будет – ни бежать быстрее, ни прыгать выше не будешь, мышечную массу тоже не нарастишь!

Русофобия, в общем. Так думает народ.

Почему все так уверены безобидности мельдония/милдроната? Да все просто, говорят нам: во-первых, мельдоний – это старье, ширпотреб, в любой аптеке есть! Да и стоит дешево, чуть не 100 рублей упаковка; какой же это допинг? И потом, как уже говорилось, никаких результатов он особо не улучшает – смысл его принимать спортсмену? В общем – подстава!

Тут, на самом деле, проявляются несколько подспудных убеждений простых русских людей типа нас с вами: мы думаем, что «Настоящий Допинг» (тм) должен быть

А) редким

Б) жутко дорогим

В) невероятно секретным

Г) ультрасовременным, чтоб в названии было что-то жутко умное типа «генной инженерии» и «квантового перехода»

Д) превращающим обычного доходягу-спортсмена в супермонстра-сверхчеловека, как в мантре нашего детства:

Проворнее макаки,
Выносливей вола,
А нюх, как у собаки,
А глаз, как у орла!

А если ничего этого нет – какой же это допинг?

Увы, это все ерунда.

Взять, к примеру, обычное мочегонное, какой-нибудь фуросемид. Этот еще дешевле мельдония, вообще копейки стоит. Есть везде. Старинная штука. Результатов заведомо никаких повысить не может в принципе – какие результаты от мочегонного?!
И тем не менее – все мочегонные запрещены строго-настрого, если с ними «застукают» любого спортсмена – дисквалификация без вариантов, могут вообще от спорта отлучить навсегда. Почему? Да все просто: сам по себе фуросемид ничего не улучшит, но он поспособствует выводу из организма следов НАСТОЯЩЕГО допинга. Фуросемид так и называется – маскирующий препарат. Поэтому для антидопинговых служб следы мочегонного – это знак, указывающий, что спортсмен «принимал». И пытается это скрыть. Карают беспощадно.

Ну а что мельдоний, он что маскирует?

А мельдоний ничего не маскирует, у него другая, ТРЕТЬЯ запрещенная сфера «работы».

Мельдоний снижает воздействие «побочек», которые есть у каждого «настоящего допинга». Например, у анаболических стероидов.

Жрет спортсмен, к примеру, анаболические стероиды. Мышцы у него растут, разбухают, со страшной скоростью, со страшной силой требуют повышенного притока крови и больше кислорода «в топку». А сердце за таким бурным ростом не поспевает, работает «по-старому», «по-новому» получается плохо, выбивается из сил… Тут-то ему на помощь и приходит мельдоний – он как бы тоже чуток выводит его на форсаж, малость «подкручивает».

То есть – если ты, доходяга-спортсмен, подкачиваешь себя в межсоревновательный период анаболиками, укрывшись от придирчивых офицеров ВАДА или Родченковым, или в каком-нибудь ЗАТО – потом, выйдя на пик формы, неплохо было бы помочь собственной сердечной мышце перестроиться, подкормив ее милдронатиком… А то, неровен час, и до инфаркта недалеко.

И именно эту последовательность «если А, то Б», и уловили всемирные «борцы с допингом», когда запрещали милдронат. Для них его прием – это тоже знак того, что спортсмен сидит на допинге, к примеру, на тех же анаболиках.

Но теперь вы поняли, зачем кёрлингист и бобслеистка принимали «от сердца» свои «допинги»? Нет, не для того, чтобы с их помощью лучше махать шваброй или катиться по желобу; а для того, чтобы не околеть раньше времени от созданных у себя в организме анаболическими стероидами легких перекосов. Все просто!

А так да – это не более чем «препараты для пенсионеров».

Как и фуросемид, кстати. src

Last posts:
Last posts