LiveJournal TOP



TOP30 users

почти как с маргарином

mi3ch



Как маркетологи заставили мир полюбить авокадо

Название авокадо по-ацтекски звучало как ⁠«агуакатль», и другим значением этого слова было «тестикула» – вероятно, из-за ⁠внешнего сходства части тела с видом ⁠плодов, висящих на ветке парами, а также благодаря приписываемым им ⁠свойствам ⁠афродизиака. Однако когда в середине XIX века фрукт ⁠привезли в Калифорнию, это название не прижилось, как и «аллигаторова груша» – так авокадо звали из-за формы и грубой бугристой кожицы.

Ассоциации с половыми органами и хищной рептилией не слишком располагали к себе покупателей, продажи шли вяло, и предложение намного превышало спрос. Фермеры, выращивавшие авокадо, винили в плачевной ситуации на рынке неудачный нейминг и, чтобы как-то исправить ситуацию, запустили кампанию за смену названия. В итоге к середине 1920-х годов в США был официально установлен новый, более короткий вариант, адаптированный из слова «агуакате», которым плод обозначали испанцы, – авокадо.

На этом трудности не закончились. Еще одной проблемой производителей стало объяснить незнакомый товар потребителю и заставить его покупать странный фрукт, который был несладок на вкус, скользок на ощупь, плохо подвергался готовке и должен был дозревать уже после сбора с дерева. В Мексике авокадо употребляют в виде соуса в тортильях, сэндвичах, салатах и тостах, но в первой половине XX века американец не был приучен ко всем этим блюдам. Кроме того, фрукт был достаточно дорог, так как в США мог расти только в южных регионах страны.


Производители начали продвигать авокадо как роскошь – продукт, который следовало подавать к столу в особых случаях, например в составе «элегантных» и «утонченных» салатов. Реклама в изданиях с соответствующей аудиторией – New Yorker и Vogue – в конце 1920-х годов называла авокадо «аристократом фруктов для салата»; в рецептах, изобретаемых по заказу производителей, плод предлагалось сочетать с грейпфрутом и лобстерами. Это сработало: авокадо ставили на стол, когда требовалось произвести впечатление на гостей.

Новый удар продажам нанесли диетологи. Во второй половине XX века общепринятой стала идея, что жирная пища вредит организму, и специалисты по питанию советовали исключать жир из диеты. Потребитель не вдавался в разницу между насыщенными (против которых была обращена низкожировая кампания) и мононенасыщенными жирами (полезные и необходимые организму), и маслянистый плод, хоть и относился ко второй категории, попал под огонь. Все, кто стремился к здоровому образу жизни, старались переключиться на некалорийную пищу, а некоторые врачи прямым текстом говорили пациентам забыть об авокадо.

Производителям вновь пришлось брать ситуацию в свои руки. Они начали спонсировать исследования, подчеркивающие пользу их продукта, рассказывали американцам о богатой жирами средиземноморской диете и запускали рекламу на телевидении: кинозвезда 1950–1960-х Энджи Дикинсон в белоснежном боди призывала есть фрукт ложками, чтобы получить необходимые витамины. При Калифорнийской комиссии авокадо появился комитет по питанию, который привлекал диетологов со всей страны, чтобы они научно подтвердили полезные свойства фрукта.

Когда это не помогло, фермеры обратились к пиарщикам. Чтобы исправить имидж авокадо, наняли агентство Hill & Knowlton, задачей которого стало сделать фрукт понятным и доступным продуктом ежедневного потребления. Вдобавок к агрессивной кампании на телевидении в начале 1990-х фирма придумала специального персонажа по имени мистер Ripe Guy (англ. ripe – спелый – указывало на особенности дозревания снятого с ветки плода) – человека в костюме авокадо, который разъезжал по улицам в Калифорнии на «мазде» авокадового цвета и носил с собой корзину с фруктами.

Поворотный момент для авокадо в США наступил после интеграции в Суперкубок – самое популярное спортивное событие года. Время его проведения – январь и начало февраля – совпадает с периодом созревания авокадо у большинства американских производителей, и последние решили совместить одно с другим, предложив закуски с гуакамоле болельщикам на стадионе. Одновременно производители публиковали особые рецепты гуакамоле от игроков Национальной футбольной лиги и их семей. В прессе появлялись многочисленные заметки, в которых говорилось, сколько фунтов соуса нужно, чтобы покрыть футбольное поле; сколько миллионов авокадо болельщики съели в день игры. Скоро блюда из авокадо превратились в незаменимый атрибут просмотра игр, заняв место рядом с обязательными куриными крылышками и пиццей.

Авокадо стало примером того, как маркетинг создает спрос. Хотя сегодня оно занимает одно из главных мест (среди фруктов) в потребительской корзине американцев, производители продолжают тратить на продвижение этого продукта свыше $37 млн в год (по данным на 2013-й). Некоторые другие фрукты не смогли повторить опыт авокадо, несмотря на попытки: так, американские производители киви пробовали связать свой продукт с Днем сурка (2 февраля), «потому что и те и другие пушистые», но успеха идея не имела.

via

src

Last posts:
Last posts