LiveJournal TOP



TOP30 users

Чуден Нил при тихой погоде!

odin-moy-den

Привет. Меня зовут Наталья Счастливчик, и я работаю певицей в Египте на речном лайнере. Мой предыдущий день - выходной и, как мне тут некоторые сказали, безумно скучный - можно глянуть вот здесь. Но можно, конечно, и не глядеть. А сегодня расскажу про рабочий день, 3 октября 2017 года. Но тут, знаете ли, тоже бешеного веселья не предвидится. На лайнерах вообще весело не бывает, если вы вдруг не знали, поэтому на них в основном пенсионеры катаются. Да и те все время пьют, потому что только протрезвеешь – сразу скучно становится. В общем, я вас сразу предупредила, так что не жалуйтесь потом. Под катом – 20 фото, мeсто съёмок – Луксор и окрестности.





Как я уже жаловалась в начале, моя жизнь в Верхнем Египте разнообразием не отличается. Но вот вчера произошло событие. Нет, не муха в каюту залетела – настоящее событие. Приехало неожиданно много гостей, и ко мне в каюту подселили соседку – гида Джилан. До этого я почти восемь месяцев наслаждалась одиночеством. Джилан вообще-то нормальная тетка, но вот она кашляет. Очень громко. И только ночью. Днем вот совсем не кашляет. А ночью прям капец. Ночью в нее прямо кашлятельный демон вселяется. Но я все равно умудрилась заснуть – где-то ближе к шести утра. А уже в семь у нее начал омерзительно звонить будильник, какими-то совершенно апокалиптическими звуками.




Потом она включила свет и начала собираться на работу. Тут я уже бросила всякие попытки пытаться заснуть и начала постить всякую фигню в контакт. Потому как пока я полночи ворочалась с боку на бок, как Фрейд в гробу, совершенно случайно придумала несколько стихотворений. И, разумеется, ими срочно надо было поделиться с миром, а то как он без них? Ну вот, например.




Джилан ушла, а я еще минут сорок ворочалась, уже безо всяких стихов. Но потом таки уснула. А в десять уже мне надо было вставать на работу.
Сегодня я работаю на ланч-круизе. Это когда туристов, приехавших в Луксор на один день, сразу после посещения Карнакского храма и Долины Царей, тащут на параходик, кормят и катают один час по буколическим окрестностям Луксора. А по дороге развлекают мной. И, как ни странно, они развлекаются. Хотя я бы на их месте просто легла спать в каюте: экскурсия по Долине Царей – это довольно мучительное мероприятие, особенно в плюс сорок. Да, у нас в октябре плюс сорок! А они сидят такие, подпевают, ножками притопывают. Один раз был чувак, который подстукивал бутылками по столу. Мне понравилось, вроде как дополнительная перкуссия.
Беру свой чудесный швейцарский рюкзак, произведенный в Китае, и топаю на другую лодку.




Промежуток между лодками. Обычно тут очень людно – матросики курят и обмениваются сплетнями. Сегодня, походу, сплетни кончились раньше обычного, потому что никого нет.





А вот так эта круизная посудина выглядит целиком.




Это типа моя гримерка. А что, очень удобно: могу не только накраситься и переодеться, но еще и побатониться несколько минут, пока не отплыли.





А вот эта металлическая штука – мой пюпитр. В сложенном виде и издалека он напоминает автомат. Так что было-то. Однажды выхожу я из своей каюты с этим автоматом наперевес. А навстречу мне – полицейский со своим автоматом наперевес. Увидел меня, вздрогнул и поздоровался. Видать, признал коллегу по оружию. Обычно-то они мимо меня, как мимо пустого места проходят.





Пацанчики готовят для меня оборудование, а я пока курю бамбук.




А вот видите эту деревянную лохань? Я сильно подозреваю, что это никакое не туристическое судно, а пиратский бриг. «Черная жемчужина» в «Пиратах Карибского моря» выглядела точно так же, только с парусами. Эта называется «Судан», а для меня это созвучно «Сомали». Но это еще фигня. Один раз наш круизный пароход не мог пристать к берегу из-за того, что этот «Сомали», пардон, «Судан» занял его место и никак не хотел отплывать. Из-за этого мы выбились из расписания почти на час. Но и это фигня. На этом «Судане» снимали фильм «Смерть на Ниле» по Агате Кристи. В общем, кого-то там укокошили. И я подозреваю, что не только по сценарию.




После саундчека я обычно быстро крашу глаза и бегу в ресторан. Потому что на моей родной посудине еда больше напоминает корм для свиней, а здесь готовят вкусно. Но сегодня и здесь перенаселение: свободных столов нет.




В 12.15 мы отплываем, я поднимаюсь на палубу и начинаю работать. Периодически «гаснет» левая колонка, но никто ничего, как всегда, не замечает. За бортом всякая лепота, на нее и обращено основное внимание.




Где-то через час я заканчиваю, но на часы не смотрю – сморю на Луксор-темпл. Через одну песню от Луксор-темпла мы как раз начинаем причаливать. Он у меня тут расплылся малёха, прастити.




А это мы причаливаем.




После работы я возвращаюсь на свою посудину и направляюсь в ресторан поесть немного свиного корма. Тут мест полно: все уже пообедали. Фотать пустые столы я не стала, а вот эта наскальная живопись начертана на стене возле ресторана. Очень, кстати, похоже на то, что мы тут каждый день видим вокруг.




После обеда поднимаюсь на верхнюю палубу полюбоваться на виды. Чуден Нил при тихой погоде!




И на мост




Кстати, про золотую осень. Видите, дерево пожелтело? Не знаю, что это за странный феномен, тут ведь деревья вечнозеленые. Только некоторые, вышедшие из употребления листья опадают иногда. Но не все и не скопом, как у нас.




Пока фотала эту золотую осень, так возбудилась, что опрокинула на себя стакан с соком. Немцы посмотрели на меня с неодобрением. Некоторые даже заржали. Пришлось на глазах у изумленной публики спускаться вниз, чтобы поменять штаны. А они у меня, между прочим, одни.

А пока я была в каюте, ко мне прилетели удоды. Удоды – это не ругательство, это такие птички. В Китае вот у меня никогда не получалось их сфотать, хотя я специально за ними охотилась. А тут они сами прилетают, садятся на окно и смотрят. Ну, а я фотаю. Через стекло, конечно, нечетко получается, но по-другому они не соглашаются.




В пятом часу меня начало жестко срубать. Ну, я и не стала противиться зову природы и час проспала, тем более что вечером еще одна работа. Проснулась в семь, теперь чувствую себя как человек. Ну, почти))

Вообще египтяне очень хлебосольны. По традиции, если они едят, то всегда приглашают присоединиться к трапезе, даже незнакомцев. Ну, например, сидят на улице мужички, кушают хлебушек с гороховой пастой. А тут вы такой мимо идете. И спрашиваете, мол, где тут ближайший банкомат. Так они обязательно предложат откушать, ибо по этикету так положено. Ну, а когда вы уже откажетесь, то со спокойно совестью пошлют вас. К ближайшему банкомату, разумеется.

Джилан моя тоже этикет соблюдает. Накупила она семок, конфеток и еще какой-то фиговины и говорит: я вот тут положу, ты кушай, сколько захочешь. А я нисколько не захочу. Семки мне нельзя, а фиговины с конфетами мне ну очень сильно не нравятся. Об чем я, собственно, ей и сказала. Так соседушка моя хлебосольная все равно всего этого мне отсыпала и на мою тумбочку положила. Вот теперь мучаюсь вопросом, как ей все это обратно подкинуть.



В девять вечера у меня вторая работа, теперь уже в нашем баре. Сегодня аншлаг, поэтому морда такая счастливая.




После работы у нас с Джилан наконец-то состоялось то, что происходит у всех девочек, живущих в одной комнате: разговор по душам. Но не про мужиков. Я призналась Джилан, что ни разу не была в главной достопримечательности Верхнего Египте – Абу Симбеле. И она пообещала взять меня с собой послезавтра. Вставать в три утра. Я, конечно, не уверена, что выживу после такого, но попробовать надо. Так что ложусь спать. В следующий раз расскажу, что это зверь такой Абу Симбел и почему им надо восхищаться. Всем пис. src

Last posts:
Last posts