LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Как мы уехали в Германию: БЫТЬ БЕЖЕНЦЕМ: Дорога в Билефельд

pora-valit

Ушли Рождественские чудеса, отгремел фейерверками Новый год или Сильвестр, как называют его в Германии.
По-моему мнению эти праздники самые красивые из всех, где бы ты не находился, в какой бы стране не жил - ты как ребенок радуешься этой сказке и ждешь подарков. Так и мы: ждали в конце года чего-то необыкновенно прекрасного.

Для многих моих читателей уже не секрет, что мы таки получили самый прекрасный подарок. Мы получили ответ. Мы остаемся в Германии. Это значит - моя семья в безопасности, мои дети вырастут и будут счастливы в этой стране.
Но речь сейчас пойдет не о том, как я счастлива, я не собираюсь вас мучить своей приторной радостью, думаю, кто подписан на меня в Инстаграм знает, что я чувствую. Сейчас я хочу рассказать продолжение нашей истории. Нашего путешествия из России в Германию, но не обратно..

Все предыдущие мои рассказы Вы найдете в моем дневнике. Тех кому нужны инструкции предупрежу сразу: здесь вы их не найдете, это только опыт отдельно взятой семьи; на гомофобию я не отвечаю, оскорбления туда же. Всем, у кого будут разумные вопросы - отвечу.


Итак…




В далёком Фридланде мы стояли на станции и ждали поезд, который отвезет нас в Билефельд. Мы опоздали на предыдущий и маршрут пришлось строить заново. Эмиль был очень усталым, Настя голодной и без сил, а мне просто хотелось оказаться дома, и забыть все как страшный сон. Мы не ели с утра и ничего не ждало нас впереди. Но назад дороги небыло, мы отдали наши паспорта, самолет на который у нас были куплены билеты обратно улетел, а перспектива, ожидающая меня и мою семью в России пугала гораздо больше, чем отсутствие денег, еды, сил и полная неизвестность в Германии.

Мы сели в поезд и молча ехали до пункта назначения. Здесь я могла бы рассказывать все те многочисленные пересадки, паузы между поездами всего в три минуты, и мы бежали, по лестницам с платформы на патформу, со всеми вещами и перепуганным Эмилем, и моя жена тягала эти чемоданы; чтобы успеть до ночи попасть в распределитель, хоть куда-нибудь, потому что ночевать нам было негде. Пересадка в Ганновере была более 15 минут и мы успевали перехватить тайской кухни, которая наверное была вкусная, но вскуса мы тогда не чувствовали.
После 5 часов в поездах, около 8 вечера мы оказались в распределителе для беженцев города Билефельд.

Мы вошли внутрь, там было около 20 человек и было ясно, что всё давно закрыто. Пожилой мужчина, сидящий за стеклом в тесной комнатке, ничего не решал. У меня теплилась надежда, что всё будет хорошо, нас сейчас выслушают и мы сможем отдохнуть и успокоиться в тихом месте.
В коридоре нам встретился руссковорящий мужчина, он подошел к нам, как услышал нашу речь. Окаалось, он давно живет в Германии и вечерами приходит в пункт приема беженцев, чтобы помочь руссковорящим людям, перевести, если придется или довести их до нужного адреса. Он сказал, что сейчас нами никто заниматься не будет: нас отправят в переоборудованный для беженцев спортзал местной школы и ждать распределения в лагерь нам придется крайне долго. Мы не верили, остерегались его.
Как в каком-то фильме, помните: «мы, русские, не обманываем друг друга» - сказал, и продал туристу сломаную машину.

Подошла очередь. Мы заполнили необходимые бумаги
( это и было ходатайство о предоставлении политического убежища) а взамен получили листок с нашими фото, где было написано, чтобы мы вернулись сюда через неделю. А где мы будем жить? В спортзале, где помимо нас, еще 500 человек беженцев из разных стран. У меня началась паника, но Настя молча плелась в спортзал. Я до сих пор помню те ощущения: тогда, впервые я почувствовала, что моя жизнь больше не принадлежит мне.
И вот спортивный зал при школе, в которой еще не начались занятия. Очень много народу снаружи, внутри: все толпятся, кричат на разных языках, малыши кричат и плачут, подростки бегают и скачут и дикими криками. В глаза бьет яркий свет.

На входе расставлены столы, там сидят медицинские работники: берут кровь из пальца, послушали нас и спросили ничего ли нас не беспокоит. Подарили Эмилю игрушку-оленя, которая до сегодняшнего дня носит имя Собака и спит с Эмилем. Говорили с Настей по-английски. У меня случилась истерика, я не могла держаться – кричала, плакала, мне было очень страшно. Насте предложили свозить меня в клинику неподалеку, очевидно испугались, выглядела я неадекватно.
В зале тесно друг к другу приставлены раскладные кровати – длинными рядами вдоль зала. Одноразовое постельное белье, пластиковое наощупь. Громко. Яркий свет. В отдалении видны длинные столы – импровизированная кухня.
Меня пугали все эти люди. Живя в России я никогда не видела столько разных людей, настолько непохожих на меня, не слышала такого количества разных языков. Сейчас, спустя почти три года, я с удовольствием общаюсь с людьми из Сирии, Ирака, Индии, и всеми кто мало-мальски знает немецкий, это нереально обьединяет. Но тогда я позволяла себе выражения, которые теперь меня пугают и я стараюсь держаться подальше от людей, использующих подобные слова, потому что расизм - это гораздо страшнее, чем гомофобия. Думаю, если я попала бы сейчас в прошлое, я не была настолько напугана: в конце концов, мы все были там просто испуганными людьми, все со своими историями и сложностями, но мы все были одинаковы – мы бежали и были бездомны тогда.
Может, я побываю когда-нибудь там, но теперь не в качестве беженца, а в качестве человека, который может помочь всем тем, кому это будет необходимо и неважно какой цвета их кожа, на каком языке они говорят, какую одежду носят и какую религию исповедуют. Знаете, что самое полезное в этом опыте?
Я стала лучше, мы стали лучше. Пройдя и испытав всё то, что испытали мы, я поняла и стала ценить все то, что обесценивала раньше.

В перерывах между истериками я позвонила девушкам в Берлин. Не помню, что именно говорила, очевидно сказанное не несло никакой смысловой нагрузки, лишь только крики о помощи. З. мужественно ответила мне, что всё будет хорошо. Она просила немного подождать – несколько минут.

Я думала целую главу посвятить этой встрече. Хотела рассказать всё по минутам, описать каждую секунду. Но решила, что пишу я редко из-за отсутствия свободного времени, и не дождусь продолжения.

Итак, Громак.
Та, что повыше, блондинка, Ксюша, та что пониже, брюнетка – Алена. Эти девушки пришли за нами ночью в тот спортивный зал. Они были абсолютно нейтральны, немногословны, на первый взгляд немного отталкивали. Они почти ничего не сказали, за исключением самой ёмкой фразы этого дня: «Где ваши вещи? Ксюша, бери чемоданы, я ребенка, а вы двое за нами.»
Мы поволоклись за ними молча и лишь только переглядывались между собой. Эмиль сидел в коляске и даже как-то успокоился. Идти оказалось всего ничего.
Никогда не забуду тот дом. Алена и Ксюша сменили уже не только жилье, но и город, а я всё с той же теплотой: закрываю глаза и проживаю первые часы там.
Девушки отправили нас в душ (о этот чудесный, теплый, мокрый душ!), показали наше спальное место (эти простыни с запахом стирки, мягкие подушки и уютные одеяла), Ксюша варила спагетти. И я ела их с пастой песто. Нам налили нам вина – и до сих пор сложные ситуации с бокалом вина становятся проще. Потом я ела ягоды, которые кстати мои самые любимые до сих пор, и благодаря им. Мы уже знали, что сможем остаться всего на одну ночь.
Вообще, надо знать Ксюшу и Алену, они не любят долгих гостей, неожиданных встреч и даже родственников с удовольствием приглашали бы на ужин, а потом отправляли домой. А тут мы, мало того, что незнакомые, неадекватные, диковатые еще и с ребенком, громкие. Единственное, что точно идеальное в нас, так это любовь к порядку и чистоте. Шучу. Много что есть идеального.
Девушки казались мне очень странными. Такими стерильно чистыми, аккуратными, минималистичными, строгими, они не суетились. Общаться с ними было тяжело для меня. Я не была знакома с такими людьми раньше. Одновременно с этим они были неимоверно заботливыми и участливыми. Но очень осторожными. Они были приятными. И хорошими. И я им доверяла.

Мы проболтали полночи и когда я легла в постель и посмотрела в окно: штора тихонько колыхалась от теплого летнего ветерка, мягкий свет лился в комнату; я поняла, главное в моей жизни это ДОМ. Тот дом, которого мы лишились. Но слез больше не было, мне захотелось заснуть и не просыпаться в ближайшие 20 часов.


Дальше произошло много всего. Ушли мы наутро или остались, и что же случилось с семьей Сластиных дальше, я обязательно расскажу в следующих постах. Одно могу сказать точно: эти девушки будут в нашей истории всегда, тонкой ниточкой будут виться среди этих букв. Та встреча не только вернула нас в реальность, но и положила начало дружбе с поддержкой, интересными встречами, рождением Эммы, Яна и почти тремя годами знакомства.

В завершение:
Я благодарю каждого, кто читает меня, кто пишет мне и ждет продолжения. Благодаря вам я возвращаюсь в прошлое, а это дорогого стоит.

На нашем Youtube канале https://www.youtube.com/FamSlastina вы сможете увидеть, как мы узнали о положительном ответе: это подлинные эмоции и чувства от этой прекрасной новости, а так же узнать много нового и интересного о жизни в Германии.

С Новым годом Вас, мои дорогие читатели. Помните, что мечты имеют свойство сбываться, пусть в вашей жизни случаются чудеса, будьте счастливы и идите к своей цели.
За фото огромное Ксении Громак https://www.xeniagromak.com



Уважаемые модераторы, прошу проставить тэги к моему посту: Европа, эмиграция, иммиграция, за границей - русские, ВНЖ, убежище, Евросоюз, эмигранты, переезд, вопросы - кому мы там нужны, права человека, беженство, способы свалить, ЛГБТ, мигранты, политическое убежище, толерантность, гомосексуализм, беженцы, Германия.
src

Last posts:
Last posts