LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Неудача запуска первого ангольского телекоммуникационного спутника Angosat-1

bmpd




Как сообщает Иван Сафронов в статье "У Анголы не стало первого. Потеря связи со спутником может привести к потерям в кадрах управления отрасли" в газете "Коммерсантъ", 27 декабря 2017 года стало известно, что запуск первого ангольского телекоммуникационного спутника Angosat-1 завершился неудачей. Космический аппарат был доставлен связкой из ракеты «Зенит-2SБ» и разгонного блока «Фрегат-СБ» на целевую орбиту, но, по данным “Ъ”, из-за возможного сбоя в блоке распределения питания спутника установить связь с ним не удалось. Более точную версию установит спецкомиссия. Последствия второй космической неудачи за последний месяц отрасль на себе почувствует уже в 2018 году. За первую аварию, случившуюся в ноябре со спутником «Метеор» при запуске с космодрома Восточный, директора пяти предприятий в среду получили выговоры, такое же наказание постигло и двух функционеров госкорпорации «Роскосмос».




Запуск ракеты-носителя «Зенит-2SБ» вместе с разгонным блоком «Фрегат-СБ» и первым ангольским телекоммуникационным спутником Angosat-1 с 45-й площадки космодрома Байконур. 26.12.2017 (с) КЦ "Южный" / ЦЭНКИ / Роскосмос



Ракету-носителя «Зенит-2SБ» вместе с разгонным блоком «Фрегат-СБ» и телекоммуникационным спутником Angosat-1 запустили на орбиту с 45-й площадки космодрома Байконур 26 декабря в 22:00 по московскому времени. Изначально все происходило штатно: спустя восемь минут связка из «разгонника» и спутника отделилась от ракеты, далее «Фрегат-СБ» в плановом режиме осуществил три включения маршевых двигателей, выведя Angosat-1 в заданную точку на геостационарной орбите. В 6:54 по московскому времени аппарат отделился от блока, после чего центр управления полетами корпорации «Энергия» (производитель спутника) взял спутник на управление. По данным “Ъ”, спустя 42 минуты аппарат перестал выходить на связь. Весь день специалисты «Энергии» пытались связаться со спутником, но к моменту сдачи номера в печать их попытки к успеху не привели. В корпорации “Ъ” сообщили, что анализируют имеющуюся телеметрию для устранения нештатной ситуации, попутно напомнив, что подобные случаи происходили в 2014 году со спутниками «Фотон-М», в 2016-м с аппаратом STEREO-9 и в 2017-м с казахстанским спутником связи KazSat.

По словам источника “Ъ” в руководстве «Роскосмоса», в ближайшее время для расследования инцидента будет создана спецкомиссия, которой предстоит определить точную причину «де-факто потери аппарата». По данным «Интерфакса», связь могла прерваться из-за отказа передатчика, цифровой вычислительной машины или неисправности аккумуляторных батарей. А источник “Ъ” в госкорпорации уточнил, что приоритетной версией ЧП считается сбой в работе блока распределения питания. «Солнечные батареи раскрылись как положено, это показал анализ имеющейся телеметрии, впоследствии связь прервалась одномоментно»,— уточнил он. В «Роскосмосе» в среду ситуацию не комментировали.

История с Angosat-1 началась почти девять лет назад, когда между Россией и Анголой был заключен рамочный контракт на создание и запуск первого спутника вещания для североафриканской республики. В 2011 году Внешэкономбанк, банк ВТБ и Росэксимбанк предоставили Министерству финансов Республики Ангола кредитные средства на общую сумму около $280 млн сроком до 13 лет. Сами работы стартовали в 2012 году, и почти сразу начались технические проблемы. На фоне этого постоянно происходила чехарда с выбором ракеты для выведения спутника: изначально он должен был быть доставлен на орбиту с помощью ракеты-носителя «Зенит-3SL» в 2016 году. Но из-за банкротства компании Sea Launch («Морской старт»), а также из-за проблем с поставкой ракеты-носителя украинской компанией «Южмаш» местом запуска был выбран космодром Плесецк, а запуск решили произвести с помощью ракеты-носителя «Ангара-A5» и разгонного блока ДМ-03. «Ангара» была не готова, и стороны вернулись к «Зениту». После продажи Sea Launch российской компании S7 стороны решили использовать для доставки на орбиту ракету «Зенит-2SБ», которая предназначалась для запуска другого спутника — «Спектр-РГ». Пуск в среду осуществляли как специалисты украинского КБ «Южное», так и специалисты S7 и «Энергии». К ракете и «разгоннику» претензий нет, говорит собеседник “Ъ” в «Роскосмосе»: «Проблемы крылись в самом аппарате, другого не дано».

По словам источника “Ъ” в правительстве, проект с Анголой был достаточно важным для РФ: на фоне успешной реализации контрактов по военно-техническому сотрудничеству (пусть и с опозданием, но все же началась поставка истребителей Су-30К и бронеавтомобилей) важно было выполнить договоренности и в космической сфере. Angosat-1 предназначался для обеспечения телерадиовещания в Африке, а условия контракта подразумевали не только создание спутника, но и комплексов управления его полетами в Луанде и Королеве. Сам аппарат был застрахован в компаниях «Согаз» и «ВТБ Страхование» на $121 млн в пропорции 50 на 50.

Формально «Роскосмос» не имел отношения к данному проекту, сообщает отраслевой источник: договоренности по Angosat-1 были достигнуты при предыдущем главе «Энергии» Виталии Лопоте, госкорпорацию подключили для решения текущих проблем. Однако сам фон крайне неблагоприятный, убежден собеседник “Ъ”: на фоне неудачи при втором в истории пуске ракеты «Союз-2» со спутником «Метеор» с космодрома Восточный инцидент будет ассоциироваться именно с «Роскосмосом». «В правительстве требуют принятия жестких мер как в отношении отраслевых специалистов, так и в отношении функционеров госкорпорации, конкретика будет уже в следующем году»,— говорит он.

Отметим, что в среду в «Роскосмосе» сообщили, что по итогам «разбора полетов» ЧП на Восточном были приняты следующие меры. По выговору получат исполнительный директор «Роскосмоса» по средствам выведения и эксплуатации наземной космической инфраструктуры Андрей Мазурин и директор департамента обеспечения качества и надежности госкорпорации Виктор Чапоргин. Кроме них, аналогичная мера будет применена к гендиректору ЦНИИмаша Олегу Горшкову, гендиректору РКЦ «Прогресс» Александру Кирилину, главе НПО имени Лавочкина Сергею Лемешевскому, гендиректору НПЦ автоматики и приборостроения Ефиму Межирицкому и главе корпорации ВНИИЭМ Леониду Макриденко.


src

Last posts:
Last posts