LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Депрессия. Второй пост - предпосылки

ru-psiholog

Это вторая часть цикла постов о депрессии и выходе из неё, начало: https://ru-psiholog.livejournal.com/7942026.html

Я обещала рассказать о причинах, которые привели меня к депрессии. Но слово "предпосылки", так нежно любимое моим учителем истории по прозвищу Чёрный Властелин, будет точнее. Причины вызывают конкретные следствия, а предпосылки - то, что ведёт к чему-то, но может и не привести.
Но сначала расскажу, на какую почву всё это легло изначально, то есть, на какие врождённые особенности, которые ни от кого не зависели.
Прежде всего, мне повезло с характером. Подозреваю, что при ином раскладе всё было бы куда печальнее. По классификации Пономаренко я гипертим-эмотив, по соционике Джек Лондон, по темпераменту где-то посередке, но ближе всего к флегматику. Короче, мне от рождения достались довольно крепкие нервы. Здоровье мне от рождения тоже досталось, но за 30 лет без ухода и лечения слегка поистрепалось. В общем, будь я той трепетной и тонко чувствующей личностью, которой меня хотела видеть моя мама, я могла бы просто не дожить до этого дня.
Ещё мне повезло с родителями. Да, прежде чем я начну говорить об их проколах, я скажу об их достоинствах) Кстати говоря, этот самый характер достался мне от отца.
Во-первых, мои родители абсолютно не агрессивны. Даже напившись до чёртиков, мой отец не стремился их уничтожить, а пытался договориться. Я не видела ничего даже похожего на насилие в семье, чем немногие могут похвастаться.
Я никогда не видела презрения. Бывало обесценивание моих чувств, бывало равнодушие, но неуважения ко мне не было. Иногда родители даже перебарщивали с этим, относясь ко мне как к равной.
Мои родители происходили из разных социальных слоёв. В целом это проблема (не то чтобы недостаток, скорее трудность), но мне это дало ту гибкость, которую я в себе ценю. Я никогда не смотрела на вещи с позиции "в нашей деревне так не делают" или "каждый культурный человек должен". У меня всегда был выбор, а где два варианта - там и три, и больше.
Мои родители дали мне очень богатую культурную базу. Я смотрела альбомы Рубенса и пасла гусей, собирала электрические цепи и доказывала теоремы. Всего понемножку. Я знала, откуда берутся дети и кто такие геи. Вот чего мне не надо было давать - так это смотреть криминальную хронику на НТВ. Серьёзно, порно менее травматично для детей (ну, это уже не родители показали)). И даже фильм "Голый завтрак".
Как уже можно понять, гендерными стереотипами меня родители тоже не давили. Может, не все сочтут это достоинством, но лично я им за это благодарна.
Они постарались дать мне хорошее образование, опять же.
Вообще, мои родители, когда я родилась, были молоды и не имели навыка самостоятельной жизни (ну как, папа имел - в армии и студенческой общаге))) И большую роль для меня сыграли бабушка и дедушка, мамины родители. Уже во время терапии я поняла, что скорее они вели себя как родители, а папа с мамой - как старшие брат и сестра, этакие Боссе и Бетан, которым весело иногда поиграть с младшим или почитать ему сказку, но решать его проблемы они как-то не готовы. В принципе, это само по себе многое объясняет.
Однако, мне самой сейчас 30, и у меня есть друзья с детьми, и глядя на всё это, я очень отчётливо понимаю, что кое-что из того, что делали мои родители в моём возрасте, я бы не сделала никогда, даже в 17.
Может быть, по моему предыдущему посту заметно, что я там не упоминаю семью, говоря о близких людях, которых у меня не было. Увы, я и правда моих родных не особо близкими ощущаю, и это источник многих проблем для меня (возможно, для них тоже). Я их люблю, но как-то на расстоянии.
В общем, почти всю мою жизнь я была занята поиском Того Самого Человека, который будет со мной душа в душу, как близнец, который будет понимать меня с полуслова, будет обо мне заботиться, утешать и вообще носить на руках. Я была готова давать ему в ответ всё, что у меня есть... Увы, у меня было очень мало, и я понимала это. Только весёлость и находчивость, а потом ещё и жизненный опыт. Все мои активы до сих пор.
Многие о таком человеке мечтают, особенно девушки, так что я не видела подвоха в этом факте. Традиционно воспитанные девушки считают, что это должен быть мужчина, более раскрепощённые считают, что женщина женщину лучше поймёт. (Я думаю, что довольно много бисексуальных женщин считают себя чистыми лесбиянками из-за этого стремления). Мне повезло, что у меня это желание было никак не связано с сексуальным влечением, они даже исключают друг друга, их совмещение на мой взгляд попахивает инцестом (и неспроста). Иначе бы всё ещё больше усложнилось, я подозреваю.
Небольшая, гм, притча. Я поняла, что это о другом, когда на психологической группе встретила женщину с той же проблемой. Она была старше меня, у неё была работа, довольно взрослая дочь и очень любящий муж, который ей помогал и выслушивал. И тем не менее она чувствовала себя одинокой. Дочь не понимала, работа не интересовала, с мужем тоже что-то было не так, и за это она чувствовала себя виноватой, потому что к нему придираться было вообще не за что. Глядя на эту женщину, я поняла, что чувство одиночества, как ни странно, не связано с наличием близких людей.
Я писала в прошлом посте, что в моей жизни всё-таки были радостные моменты. Да, чувство одиночества уходило иногда, и мне казалось, что дело в присутствии близких. Но не в простом присутствии, а в том, что именно происходило между нами, что было для меня важным. Я потом к этому вернусь.
Я не могу вспомнить, когда это чувство тоски и одиночества у меня появилось, но судя по всему, очень рано. В том возрасте, когда мы с братом проводили целые дни на подоконнике, разглядывая прохожих (2 года? 3?) - кажется, ещё нет. В том, когда моя Лучшая Подруга уехала в другой район и потом мне снилась до самой школы (4 года? 5?) - по всей видимости, уже да. Во всяком случае, в школу я шла с намерением найти там себе ту самую Лучшую Подругу, которой можно будет рассказать всё-всё.
Из чего логичным образом следует, что в том возрасте дома всё-всё рассказать было уже нельзя.
Я помню письмо, которое я написала своей двоюродной сестре и не отправила (сестра была на два года меня младше и, вероятно, и читать-то не умела, но я её очень любила). Мама нашла это пиьсмо в моём ящике и прочитала: "Маша, кроме тебя, никто меня не понимает..." И ужасно обиделась, типа, а как же я? Не разговаривала со мной весь день (в принципе, доказав утверждение из письма), мне было ужасно стыдно. Нет, не то чтобы мне обидно до сих пор, но я задаюсь логичными вопросами: во-первых, а зачем ей вообще надо было лезть в мои письма? И во-вторых, в шесть лет такие вещи как-то рановато говорить, это для подростков более характерно. Короче, отмечаю, что тогда эта проблема с одиночеством уже стояла в полный рост.
Я долго думала, как структурировать эту историю, это третий вариант. В первом я пыталась пойти хронологически, от конца (когда я начала терапию) к началу, но это было бы нереально длинно (и скучно! Не знаю как читать, но писать мне было скучно!) Потом я попыталась описать людей, которых я искала для удовлетворения этого одиночества, но поняла, что лучше я сразу скажу, что между ними было общего, вы же поверите мне на слово? Итак, теперь я решила перечислить все те слепые пятна, которые мешали мне жить. В том виде, в котором я видела их тогда. А в третьем посте я опишу, чем они оказались для меня после терапии. Детектив, короче говоря!
Про одиночество я уже сказала. И кратко, если посмотреть на людей, к которым я привязывалась, от которых ждала помощи и вообще была от них без ума - почти всё это были люди так или иначе холодные, малоэмоциональные, меланхолические, либо они были такими только со мной, потому что их интерес ко мне был невелик, или даже они, будучи сначала вполне нормальными в общении, становились такими со мной. Они пропадали без объяснений, обижались без повода, уходили в разгаре вечеринки, нарушали договорённости и обвиняли во всём этом меня, либо убеждали меня, что это я странная такая, ожидаю чего-то другого, а они ведут себя абсолютно нормально. Так было со всеми, за исключением одного человека, точнее одной, с которой произошла совсем другая история. Тоже непростая, но другая.
Или, что самое печальное и коварное, они КАЗАЛИСЬ мне такими. Скажем, моя школьная подруга, которая очень помогла мне - хоть где-то и скорее из вежливости, чем по желанию. Она могла вести себя снисходительно, могла меня игнорировать или просто обо мне забыть, она постоянно отмечала назначенные встречи, но она помогала мне делом, и она выслушивала меня, даже когда была недовольна. Но я видела холодность и равнодушие, я видела, что она не хочет обнимать меня (и кстати, со всеми этими людьми была такая проблема, я как будто нарочно выбирала таких... да почему же как будто), и это всё меня ранило каждый раз. А оборвать общение я не могла, потому что...
Потому что я очень боялась быть одна. Я понимаю, что уже сказала об одиночестве, но реакцией на него может быть печаль или агрессия (у меня они были тоже, но не в такой мере), а у меня это был страх. Мне не было скучно одной (и это оказалось очень важно, кстати!). Мне было одной страшно. Причём я не могу сказать, чего именно я боялась. В общем и целом, у друзей я чувствовала себя прекрасно, не боялась вообще ничего (кроме того случая, когда во время ночных посиделок в лесу отошла по нужде и обнаружила посреди поляны мерцающего в лунном свете безголового гипсового пионера из заброшенного лагеря. Как потом выяснилось).
Вообще, тот страх, который я испытывала в одиночестве, я тогда про себя называла болью, а сейчас назвала бы Ужасом (именно так, с большой буквы, как в рассказах Лавкрафта). Нечто неотвратимое, что убивает меня. Потом мне внушили, что это обида. Ну, на тех людей, которые не жаждали со мной обниматься, говорить и вообще видеться лишний раз. Да, обида была - ну ведь как они могли оставить в беде человека, которому явно так плохо? Чего им стоит просто подойти и обнять? А если они меня действительно так не любят, могли бы сказать начистоту "Иди ты знаешь куда" - это было бы тоже больно, но по крайней мере избавило бы меня от постоянного ожидания и тревоги, придёт-не придёт, обнимет-не обнимет (90% что нет, но надежда-то была)...
Я не знаю, что именно было причиной, я не могу вспомнить какой-то психологической травмы. Может, я её не помню, но скорее всего, просто действовала атмосфера. Дух времени, в том числе. Моё детство пришлось на конец 80-х и начало 90-х, и обстановка была более или менее нервная везде. Какие-то люди сумели сохранить спокойствие и предстать перед своими детьми в образе "железной стены". Мои едва за 20 "предки" - нет.
То есть, у меня отсутствовало базовое чувство безопасности. Был, скажем. один случай, когда к нам вломились слегка знакомые бандиты и немного грозились нас убить. Было не по себе, конечно, но не особенно. Я не считаю тот случай травмой, потому что я была к нему готова. Я знала примерно, что делать (ничего, мне было 8). Но вот тот факт, что я была к этому готова и в этом развитии событий для меня не было ничего удивительного, я как раз и считаю травмой. Мой дом не был безопасным местом и даже не был домом. Люди, с которыми я жила, не могли или не хотели меня защитить (мой отец смотался, узнав, что эти люди ищут его, и предоставил разбираться маме). Стены не могли меня защитить (я говорила про НТВ? Вот и новости про взрывы домов мне тоже смотреть не стоило). К тому же этих стен было легко лишиться (нечем было платить за квартиру, а я понимала это так, что нас вот-вот выставят и мы станем бомжами). Моя информация тоже хранилась ненадёжно (см. историю с письмом) и доверить её в этом доме никому было нельзя. В общем, неудивительно, что я жила во дворе и в школе, стараясь проводить как можно больше времени вне дома, желательно под открытым небом.
Самое неочевидное следствие этого чувства небезопасности было таким - я очень не любила переодеваться в домашнюю одежду, приходя домой. Так и ходила в уличном. Причём мне казалось, что мне просто лень - пришёл из школы, стягивай одно, надевай другое, потом гулять опять натягивай уличное... Мне нравилось даже спать в уличной одежде или накрывшись курткой вместо одеяла, это казалось романтичным таким, как будто я в походе. Так продолжалось лет до 23, а потом я съехала от родителей и почему-то внезапно сразу полюбила пижамы и влезаю в них сразу же, как зайду в дом. С чего бы это, да))
Мне говорили, что я зависима. В общем-то да, я была зависима, и отчасти материально. Дома жить было не на что, мы сидели без еды и электричества, не говоря уж обо всём остальном. Я как-то не уделяла этому особого внимания, меня беспокоили другие вещи (см. выше). Но сейчас я понимаю, что если бы эти люди, мои друзья, не были бы для меня единственным источником уюта, тепла и самой банальной еды и денег на проезд - мне определённо легче было бы отвязаться, когда я видела, что не нужна. (Пока была жива бабушка, кстати, я не проявляла такой склонности к зависимости). Зачем они оставались со мной? Это я тоже поняла позже, но это отдельный вопрос.
Потом я овладела навыком ухода в никуда, но это было, когда я стала старше и начала хоть что-то зарабатывать. Конечно же, мне казалось, что эти моменты не связаны))
Я слышала много упрёков в том, что я не думаю о других, высокомерна, витаю в облаках и не уделяю внимания близким. Много лет, да можно сказать до недавнего времени, я считала, что это так и есть. Окружающие объясняли это тем, что я "творческий человек" (ох уж эти стереотипы) и тем, что я "больно умная". Про творчество я скажу отдельно, а про ум маленькое лирическое отступление. Класса до седьмого я была уверена, что меня не любят за ум, вот я вся такая отличница, а они, дураки, завидуют. И я встречаю на удивление много людей моего возраста и старше, которые убеждены, что их не любят за ум! Я разобралась, в чём было дело, когда просто ради эксперимента сменила снобизм на доброжелательность и позицию, что вокруг все люди такие же, как я, просто вложились во что-то другое. Всё! Меня волшебным образом перестали "не любить за ум"! Хотя странной считали, конечно, всегда, но уже по-дружески.
Но упрёки в нечуткости и витании в облаках меня реально беспокоили. Люди оправдывали этим своё нежелание со мной дружить. И я бросила все силы на то, чтобы научиться понимать окружающих и сочувствовать им. В принципе, то, что я делаю здесь - во многом результат вот этой многолетней работы. Но это мало что дало. В самом лучшем случае я превращалась в жилетку без права собственного слова - я могла сколько угодно утешать другого, но стоило самой начать жаловаться ему, я тут же получала обвинение в нечуткости и пессимизме. Кто-то в принципе не хотел делиться личным, и мой навык пропадал впустую. А мама, с которой (ну надо же) всё и началось, по-прежнему считала, что я "совсем не думаю о маме" и не понимаю, как ей тяжело.
Сейчас я догадываюсь, что мама страдает в общем-то сама примерно тем же, что передала мне. В её чувства окружающие как-то никогда не вникали, начиная с родителей. Но у неё не было друзей, ведь "настоящая женщина должна реализовываться внутри семьи", и она решила найти эту самую Лучшую Подругу в моём лице. А я на это не тянула. Ни в шесть лет, ни в десять. Да и сейчас не слишком тяну. Спойлер: я не думаю, что эту жажду вообще можно утолить таким образом. Но тогда я всего этого не знала, и конечно, мне казалось, что виновата я, что это я придумываю истории, играю в куклы и напеваю себе под нос, вместо того чтобы проникаться страданиями мамы.
Сейчас я понимаю, что по всей видимости, мой транс был вынужденным и неизбежным. Кричать и беситься мне не давали. Врезать хорошенько я могла, но для этого нужен какой-то виноватый, а виноватых я не видела. Бежать было (в самом раннем возрасте) некуда, и я приучилась уходить в себя. В общем-то, так уходила в себя и моя мама, умудряясь отсутствовать, даже находясь рядом - знаете, как это, когда человек сидит, смотрит стеклянными глазами куда-то в сторону, и на всё говорит "оставь меня в покое"? В общем, я это отчасти переняла, и это не стало мои основным способом решать проблемы только по какой-то счастливой случайности.
Причём я в этот транс впадала довольно часто и неконтролируемо. Это даже сейчас происходит по несколько раз на дню на несколько минут, только антидепрессанты, пока я их пила, почти свели это на нет.
Ну и кроме того, я в принципе склонна глубоко и надолго погружаться во всё, что делаю - это тоже создаёт видимость безразличия (для тех, кто не может подождать пару минут, пока я оторвусь и осознаю, о чём меня спросили).
И ещё - я не умею заботиться. Чисто физически заботиться, на постоянной основе. Если кто-то болеет, я могу приготовить ему еду, а каждый день готовить на всех - нет. Я и на себя-то не могу, чего уж. Это тоже шло мне в минус (и как я опасаюсь, идёт и сейчас).
И главное обвинение - меня было "слишком много".
То, что этому определению никто не мог дать расшифровки, делало его самым беспокоящим. Одни говорили, что я "выпендриваюсь". Другие - что я слишком громкая. Третьи - что я всё делаю невпопад. Что я всюду лезу со своими историями и песнями, не спросив никого, нужны они или нет. Что я одеваюсь слишком заметно. Что я дерзкая (СЛАВА БОГУ, это правда! Если бы это было не так, я бы вообще не выпуталась).
Это я слышала от разных людей, начиная с мамы и заканчивая самым близким другом. И всё время старалась быть тише, вести себя скромнее и вообще не высовываться. Но в итоге я начала срываться на ровном месте, а когда я перестала заниматься музыкой, ходить на тусовки и знакомиться с людьми, меня накрыла уже самая настоящая депрессия. Причём, упрёки никуда не делись. Я могла быть "слишком яркой", не выходя из дома.
В общем, к моменту начала терапии у меня был огромный страх одиночества, наложенный на глобальное убеждение, что я просто мешаю другим людям жить. И в общем-то примерно понятно откуда. Но тогда у меня этого понимания не было.
Продолжение следует.
src

Last posts:
Last posts