LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Плата за молчание и изгнание? Последнее сообщение бывшего принца Румынии

ru-royalty

19 ноября внук короля Михая Николай Румынский Медфорд-Миллс выпустил очередное коммюнике для прессы в ответ на последние заявления Королевского Дома, а также интервью главы Резиденции Его Величества Эндрю Поппера.


"Вот уже как две недели с любопытством и грустью наблюдаю за декларациями и информацией, выпускаемые прессой от людей, которые в большей или меньшей мере имеют отношение к тому, что принято называть Королевским Домом Румынии.

Детали, написанные ниже, в своё время я решил оставить при себе из уважения к своему дедушке и его тяжёлому состоянию здоровья, которое было на то время и является сейчас. И теперь тоже из уважения к моему дедушке, королю Михаю я должен обьявить их публике.


1. Декларация от августа 2015 года о том, что я соглашаюсь с решением о лишении меня титула была подписана не мной. Я был вынужден принять это решение, но я отказался что-либо подписывать и на сегоднешний день этот документ не подписанный мной.

2. Не существовало никогда никакой договорённости и никакого подписанного соглашения относительно моего отьезда из Румынии и условий о запрете моего возвращения в страну. Я приехал в ноябре 2015 года в Румынию с целью решить вопрос об установлении моего предпологаемого отцовства. В связи с отсутствием сотрудничества со стороны матери моего предпологаемого ребёнка, эта ситуация к сожалению осталась не выяснена. На сегоднешний день не существует ни единого медицинского доказательства, которое бы подтверждало требования матери ребёнка. В связи с этим, любые обвинения в мою сторону по этому поводу являются необоснованными.

3. Финансовая помощь, которую мне оказал Королевский Дом, из которого я принуждённо был исключён, была оказана мне с целью начать новую жизнь в другой стране и на другие, связанные с этим цели. Сейчас мне стало понятно, что эти деньги были предоставлены мне с другой целью: они не были предоставлены мне как помощь, а как плата за моё изгнание, молчание и моё отстранение.

4. После моего исключения из Королевского Дома последняя моя встреча с дедушкой была в Бонне в сентябре 2015 года в честь дня рождения моей бабушки. Мы говорили о совместных увлечениях. Он спрашивал меня, как я себя чувствую в Румынии и какими проектами я занимаюсь. В тот момент я понял, что король Михай не знал о том, что я вынужден был покинуть Румынию. Считаю, что между нами тогда состоялся очень личный разговор и никто, кроме нас двоих, не может сказать, о чём мы тогда говорили. Но позаботились, чтобы этот разговор стал последним.

5. О своём приезде в Бухарест я сообщил своей тёте Маргарете. Сообщил, что приехал в Бухарест для решения моих личных вопросов, в том числе и вопроса о моём предпологаемом ребёнке, а также пригласил её встретиться. В ответ я получил по почте очень неприятное сообщение, в котором я обвинялся в неуважении требования короля. В итоге, Королевский Дом посчитал отменить выплату мне финансовой помощи. Также я получил и письмо от короля, напечатанного на компьютере, в строчках которого я совершенно не узнавал своего дедушку. В этом письме в холодном и безразличном духе говорилось о моём запрете жить и работать в Румынии. Зная хорошо дедушку и проведя с ним столько лет вместе и, который не понаслышке знает, что такое изгнание, он просто не мог мне запретить навсегда покинуть Румынию. Если бы это действительно было так, он бы прямо мне сказал об этом, так как он всегда делал. Если бы он хотел потребовать от меня что-то, он бы всё сделал для того, чтобы первым мне об этом сказать, а не через посредников. Наши отношения никогда не нуждались в посредниках.

6. С 2015 по 2017 года у меня не было никаких публичных мероприятий или работы, с этим связанной. Но если даже и были, то не могу понять по решению каких структур могут человеку запретить появляться на публике. Наверно, мое публичное появление помогло открыть людям глаза на закулисную игру, которая должна была остаться в тайне. И вот, несколько недель назад, стала выходить на свет.

7. В Швейцарии врачам запрещено разглашать публично информацию о состоянии здоровья своего пациента. Семья пациента - может! Могли бы, если бы только не хотели вести спекуляции на тему здоровья моего дедушки и вопроса имел ли он отношения к моему исключению из семьи и Королевского Дома. Кажется, именно этому и отдаётся предпочтение. Вместо коректной информации в ответ лишь агрессия, неоднозначные и неопределённые обьяснения.

8. Моё полное имя Николай Румынский Медфорд-Миллс. Считаю, что было бы проявлением этикета и уважения со стороны Королевского Дома (или его представителя) обращаться к человеку в официальном коммюнике, ссылаясь на его полное имя, а не используя сокращения.

Николай Румынский Медфорд-Миллс,
19 ноября 2017 год, Лондон".

Источник: личная страница Nicholas de Roumanie в Facebook
src

Last posts:
Last posts