LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

桂花梅香 — документальная вещь

willie-wonka

Что-то «Цветы корицы» начинают конкретно так врастать в реальность. Из Шэньчжэня пишут:
«Меня зовут Юй Ханьтао. Я люблю читать произведения русских писателей, например, «Война и мир» Л.Н. Толстого, писать сказки, играть в шахматы и заниматься спортом. В 2015 году я работал с русскими студентами в первом совместном китайско-российском поисковом отряде по поиску останков погибших при освобождении Северо-Востока Китая советских солдат. Мечтаю своими глазами увидеть Россию и встретиться со своими друзьями. Я люблю русский язык и русскую природу».
И он филолог!

Ну, это не всё ещё. Там ещё много замечательных людей. Вот, например:

«Меня зовут Ян Тяньцзяо. Моё русское имя Искра. По характеру я человек жизнерадостный, весёлый, добрый, трудолюбимый. Я учу русский язык в течение пяти лет. Я увлекаюсь чтением, люблю читать русскую литературу, анализировать характер литературных героев, тем самым пытаясь ближе понять «русскую душу». В 2015 году я была студентом по обмену и училась в России один год. В то время русская культура, а особенно русский театр, произвели на меня незабываемое впечатление. В Хабаровске, русском городе, в котором я жила, мы с друзьями часто ходили на постановки великих классиков, а также русский балет. В свободное время я также люблю слушать английскую музыку и смотреть американские фильмы. Я мечтаю о путешествиях в разные страны, и надеюсь однажды объехать весь мир».

Но самое крутое, что там есть, – это Чэнь Юй. Я не знаю, её имя пишется иероглифом 玉 (‘яшма, драгоценность’) или другим каким, но вот она – реально сокровище. Она написала художественный рассказ (sic!) ни много ни мало про могилу Ли Бо! А учит-то русский без году неделя. В оригинале рассказ ещё и с картинками.

Судьба

Меня зовут Ли Ян. Я родился в семье у подошвы горы Дациншань. В детстве меня оставляли с дедушкой и бабушкой. Здесь я проводил прекрасное время. Весной мы вместе копали бамбуковые побеги в лесу, летом это была идеальная местность, где можно укрыться от жары. Мы любовались опавшими листьми во время осени, а зимой здесь было запустение, но с вершины гор можно было увидеть открытую панораму. Недалеко от гор находится Могила Ли Бо. Мой дедушка – страж могилы. Он всегда возил меня на место работы. Иногда мы чистили плиту и пололи сорнякина могиле с погребальной одежной усопшего (это традиция в Китае для памяти предков). Но часто дедушка сидел на кресле-качалке, пил чай и рассказывал мне легенды об этом выдающемся романтическом поэте Ли Бо. Я был знаком с каждым камешком, каждым черепком здесь. Я раз спросил дедушку: «У нас с Ли Бо одна и та же фамилия. Неужели мы потомки поэта?»
Дедушка, улыбаясь, ответил мне: «Может быть…»
Поже я вернулся в город к родителям и учился в седьмом классе. Но сегодня я очень весел, потому что наш класс занимает первое место в конкурсе по чтению стихов Ли Бо среди всех школ города. Я с нетерплением хочу рассказать эту радость дедушке. К счастью в эту субботу я могу приехать в деревню. Когда я приехал, дома дедушки не было, потом я бродил по парку, но никого не заметил. Вокруг было очень тихо. Вдруг я будто услышал какой-то шепот из колодца. Боясь, я с любопытством медленно приблизился к колодцу, с напряжением посмотрел внутрь колодца. Там был полный мрак. Но я смог почувствовать какую-то неведомную силу, привлекавшую меня. И в то же время за моей спиной словно невидимые руки толкали меня в колодец. Я не успел вырваться, и как упал в колодец…
Я чувствую сильную головную боль и с трудом открываю глаза. Меня удивляет то, что кругом всё незнакомо. Я оказываюсь в какой-то комнате в старинном стиле: деревянная мебель с изысканной резьбой, восьмистворчатая шелковая ширма, где нарисованы китайские пейзажи и разнообразные бамбуковые дощечки для письма на полках. Показалось, что нарисованная гора на ширме так знакома. Но всё-таки где я сейчас? Как только я встал, внезапно открылась дверь и я увидел, что ко мне спешит один слуга: «Гунцзы, тебя вызвал батюшка!» И вот меня вывели из комнаты. Ой, я оказался в резиденции какой-то династии. Неужели я вернулся в прошлое? Я думал и одновременно шел через длинный коридор, наконец меня представили одному серьезному человеку в старинной одежде. «Через несколько дней к нам приедет твой двоюродный брат Ли Тайбэй и тогда ты будешь его сопровождать в прогулке по нашему уезду», – сказал тот человек. Сейчас я наконец понял, что, оказался в прошлом. Скрывая волнение, я подражал древним людям раскланиваться и ответил: «Хорошо!». Потом за эти дни мне удалось разузнать обо всём. Сейчас это 762 года нашей эры, то есть в династии Тан. Мой отец- Ли Янпин, начальник уезда и дядя Ли Бо. А я- его сын. Какая судьба! Здесь все говорят на старом литературном языке Китая. К счастью, в школе мы учили тексты на этом языке. Сейчас понимаю легко, но говорить для меня ещё немножко трудно. Что касается ближайшей встречи с поэтом Ли Бо, я, можно сказать, не могу верить своим ушам. Но еще я хочу узнать, почему к нам приедет Ли Бо в это время. Очень жаль, что мне давалась история плохо. Я только помнил, что в это время ещё не закончилась Смута чиновников Ань и Ши. И в последние годы поэта он пережил тяжелое время, не мог проявить свой талант в пути к карьере и был постоянно больным. Поэтому он семь раз путешествовал по реке Янцзы и гулял по району Данту, где ноходится моя родина. Его привлекли прекрасные пейзажи, и он оставил много стихотворений о природе моей родины. И наконец умер у горы Дациншань…
Скоро наступает этот день. Явижу того выдающего поэта, с которым связан я тысячью нитей. Он кажется, что испытал превратности судьбы, но все-таки наши разговоры проходят весело. По требованию отца я буду сопровождать его в прогулках. Наш уезд находится у реки Янцзы, здесь очень много лодок и оживленное движение. Мы плывём на лодке вдоль реки. Утром на реке много рыбаков занимаются рыбным промыслом и иногда на берегу женщины стирают одежду. Постепенно вокруг все стихает, и наша лодка быстро плывет по течению бурной реки. Только слышится звук проточной воды. На обоих берегах громоздятся горы, густые и зелёные. Иногда раздается пение птиц из леса. Я вспоминал стихи Ли Бо «Взираю на горы Врат Небесных(Тяньмэньшань)»:

Отверзли воды Чу Небесные врата,
Лазурь бежит к востоку, крутится устало.
Мой одинокий парус — тонкая черта —
Стремит с восхода к поднимающимся скалам.

Когда Ли Бо первый раз путешествовал по уезду Данту, он написал эти стихи. Теперь он вновь побывает в знакомых местах. Но природа остается прежней, а люди- нет. Я неотрывно глядел на поэта и думал, что его настроение вероятно такое. Скоро наша лодка плывет по широкой реке, медленно. И наш кругозор расширяется. Вода Реки под солнцем ярко светит. Когда слабый ветер веет над рекой, на реке поднимается рябь. На берегах плакучие ивы согнулись над водой. Река, как бумага, отражает все живописные пейзажи. Я никогда не видел такую красивую реку, прозрачную и хрустально-чистую реку. Она вообще отличается от сегодняшней реки Янцзы…
Потом мы возвращаемся в узед, обедаем и немного отдыхаем. Я знаю, что с 754 года по 756 год Ли Бо писал десять поэм о десяти самых знаменитых достопримечательностях в уезде Гушу, что сейчас называется Данту. Это Ручей Гушу, озеро Даньян, Дом почтенного Се, Терраса Вознесенья духа, Колодец почтенного Хуаня, Гора Цымучжу (на которой есть вид бамбука, который называется Цымучжу на китайском языке), камень Ванфу на горах Ванфу (женщина, чей муж был направлен на трудовую повинность, долго стоит на горе, ждет мужа и превращается в камнень ), Утёс Нючжуди, Гора Линсюй и Горы Врат Небесных (Тяньмэньшань). Я говорю поэту об утёсе Нючжу и спрашиваю, хочет ли он поехать туда. Он радостно соглашается. Утес Нючжу находится на восточном берегу реки Янцзы. Его форма очень похожа на буйвола. Кроме того, он богат цветными камнями, поэтому он получил другое имя «Утёс цветных камней (Цайши)». Утес известен по всей стране его обрывистым горным рельефом, прекрасными пейзажами и многими памятниками. Мы лезем на гору Цуйло (зелёная улитка), которая недалеко от утеса. Она очень похожа на улитку и в это время на горе растет пышная лесная растительность и природа очаровательная.
Ли бо говорит, здесь ничто не меняется, как в его стихотворении «Воспеть Утёс Нючжу»:

По-над рекою встал утес высокий,
Вершин гряда виднеется вдали,
Большие камни мечутся в потоке,
И набегают грозные валы.
О, сколь прекрасны дерева на склоне!
Безмерен дух не молкнущей реки…
А к ночи обезьяны громко стонут,
И только хмель утишит боль тоски.

Наконец мы стоим на вершине горы. Можно видеть, что река Янцзы вокруг горы Цуйло, на западе которой встаёт Утёс Нючжу. Скоро кругом становится темно. Мы с поэтом сидим на выступающем камне, накрываем стол и разговариваем и пьем. Ли Бо раньше тоже плыл по реке таким вечером, и он написал «Ночью у горы Нючжу думаю о былом»:

Утес Нючжу над Западной рекой,
Все тучки улетели на покой.
Вот здесь и вспомнить генерала Се,
Любуясь рассеянною луной,
Но тщетно! Я бы мог стихи читать,
Да кто услышит их в тиши ночной?!
Когда я утром парус подниму,
Лишь клен махнет прощальною листвой.

И ещё стихотворение, посвященное «Чиновнику Цуй Цзунчжи на реке Янцзы в лунную ночь»:
Холодный ветер уныло шумит,
Листва трепещет на ветру;
Перед лодкой прекрасный вид,
Поднимаю паруса и плыву по реке;
На лодке только чувствую луна следит за мной,
и вода и небо слились воедино;
Мы вроде плывем к далекому млечному путью,
но впереди деревья под тучой показываются темными……
Ли Бо говорит о его испытаниях, о горе и печали, и пьёт, и пьёт. Скоро он пьянный, берёт чарку и отходит от меня к берегу. Он указывает на луну в воде и спрашивает меня: «Это настоящая луна?» Я вдруг вспомнил одну легенду, говорят, что Ли Бо утонул в реке Янцзы, вывалившись пьяным из лодки, когда пытался поймать отражение луны в воде, а затем взлетел на небо…… Но я не успел ответить, как Ли Бо повернулся и бросился в реку. «Нет!……» – кричу я. И вдруг нападает на меня сильная головная боль……
Я словно чувствую, что кто-то толкает меня. И я постепенно прихожу в себя. «Почему ты здесь заснул?» – спросил дедушка. Я смотрю вокруг, это мавзолей Ли Бо. Я сейчас в 21-ом веке! Неужели это всё сон, но так реально! «Ничего, только устал и заснул…». Я поднинаю голову и на глаза попадается мне Гора Дациншань. Я вдруг вспомнил ту живопись на ширме, рисунок оказался Горой Дациншань, это моя родина!

Нормально вообще?
А некоторые говорят, что я в «Цветах корицы» что-то придумала, что не бывает таких студентов, типа, выдуманных. Да ё-моё! О документалистике о моей так говорят! src

Last posts:
Last posts