LiveJournal TOP



TOP30 users

За хищения соцсобственности оправдали, а за взятки расстреляли.

oper-1974

"Деньги, при обыске, следователи находили в самых неожиданных местах - в батареях водяного отопления и под коврами в комнатах, закатанных банках в подвале, в заскладированных во дворе кирпичах".




Успешная карьера Бородкиной (девичья фамилия - Король), у которой не было даже полного среднего образования, в геленджикском общепите началась в 1951 году в должности официантки, затем она последовательно занимала места буфетчицы и заведующей столовой, а в 1974 году состоялся ее головокружительный взлет на номенклатурный пост главы треста ресторанов и столовых.
Подобное назначение не могло состояться без участия первого секретаря городского комитета КПСС Николая Погодина, его предпочтение кандидатуре без специального образования никем в горкоме открыто не подвергалось сомнению, а скрытые мотивы выбора партийного руководителя стали известны восемь лет спустя.
"В указанный период (с 1974 по 1982 год), являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, - говорится в обвинительном заключении по делу Бородкиной, - неоднократно лично и через посредников у себя на квартире и по месту работы получала взятки от большой группы подчиненных ей по работе.
Из полученных ею взяток Бородкина сама передавала взятки ответственным работникам г. Геленджика за оказанное содействие и поддержку в работе. Так, за период последних двух лет было передано секретарю горкома партии Погодину ценностями, деньгами и продуктами на 15 000 рублей". Последняя сумма в 1980-х примерно составляла стоимость трех легковых автомобилей "Жигули".



В материалах следствия подшита графическая схема коррупционных взаимосвязей директора треста, составленная работниками Главной прокуратуры СССР. Она напоминает густую паутину с Бородкиной в центре, к которой тянутся многочисленные нити из ресторанов "Геленджик", "Кавказ", "Южный", "Платан", "Яхта", столовых и кафе, блинных, шашлычных и продуктовых палаток...
А от нее расходятся к горкому КПСС и горисполкому, отделу БХСС городского ОВД, к краевому тресту и далее к Главкурортторгу Министерства торговли РСФСР.
Работники геленджикского общепита - директора и заведующие, бармены и буфетчики, кассиры и официанты, повара и экспедиторы, гардеробщики и швейцары - были поголовно обложены "данью", каждый знал, сколько он должен передать денег по цепочке, а также о том, что его ждет в случае отказа - потеря "хлебной" должности.



Еще одним источником незаконных доходов служили манипуляции с алкоголем. Здесь она также не открыла ничего нового: в ресторанах, кафе, барах и буфетах широко использовался традиционный недолив, а также "кража градуса". Скажем, понижение крепости водки за счет разбавления на два градуса посетители питейного заведения просто не замечали, зато работникам торговли это приносило большие барыши.
Но особенно выгодным считалось подмешивать в дорогой армянский коньяк более дешевую "старку" (ржаная водка, настоянная на листьях яблони или груши). По утверждению следователя, даже экспертиза не могла установить, что коньяк разбавлен.




Привычным был и примитивный обсчет - как отдельных посетителей ресторанов, баров, буфетов и кафе, так и больших компаний. Музыкант Георгий Мимиконов, игравший в те годы в ресторанах Геленджика, рассказывал московским тележурналистам о том, что в курортный сезон сюда на выходные прилетали целые группы вахтовиков из Сибири и Заполярья, чтобы покутить в "зоне красивой жизни", как выразился музыкант. Обсчет таких клиентов шел на десятки и сотни рублей.




В те времена черноморские здравницы принимали за год более 10 миллионов отдыхающих, служивших золотым дном для курортной мафии. У Бородкиной была своя классификация людей, приезжавших на отдых в Геленджик.
Тех, кто снимал углы в частном секторе, выстаивал очереди в кафе и столовых, а затем оставлял в книге жалоб и предложений претензии к качеству блюд в заведениях общепита, писал об обсчете и недоливе, она, по свидетельству ее бывших коллег, называла крысами.
Горкомовская "крыша" в лице первого секретаря, а также инспекторов ОБХСС делала ее неуязвимой для недовольства массового потребителя, которого Бородкина рассматривала исключительно в качестве источника "левых" доходов.



Совсем другое отношение демонстрировала Бородкина к партийным и государственным чиновникам высокого ранга, наезжавшим в Геленджик в курортный сезон из Москвы и союзных республик, но и здесь она преследовала прежде всего свои интересы - приобретение будущих влиятельных покровителей. Бородкина делала все, чтобы их пребывание на берегу Черного моря было приятным и запоминающимся.




Бородкина, как оказалось, не только обеспечивала номенклатурных гостей дефицитными продуктами для пикников в горах и морских прогулок, накрывала ломящиеся от деликатесов столы, но могла по их желанию пригласить в мужскую компанию молодых женщин.
Ее "хлебосольство" для самих гостей и партийной кассы края ничего не стоило - Бородкина умела списывать расходы. Эти качества в ней ценил первый секретарь Краснодарского краевого комитета КПСС Сергей Медунов.
Среди тех, кто оказывал Бородкиной свое покровительство, были даже члены Президиума Верховного Совета СССР, а также секретарь ЦК КПСС Федор Кулаков. Когда Кулаков умер, семья пригласила на его похороны всего двух человек из Краснодарского края - Медунова и Бородкину.
Связи на самом верху долгое время обеспечивали Бородкиной иммунитет против любых ревизий, поэтому за глаза ее называли в Геленджике "Железной Беллой" (Бородкиной не нравилось собственное имя, она предпочитала, чтобы ее называли Беллой).



Когда Бородкину арестовали, она поначалу сочла это досадным недоразумением и предостерегла оперативников: как бы им не пришлось сегодня же принести свои извинения. Элемент случайности в том, что ее водворили в КПЗ, все же был, отмечают те, кто хорошо знаком с подробностями этой давней истории.
В прокуратуру поступило заявление от местного жителя о том, что в одном из кафе избранным гостям тайно показывают порнографические фильмы. Организаторов подпольных просмотров - директора кафе, завпроизводством и бармена - взяли с поличным, им было предъявлено обвинение по ст. 228 УК РСФСР (изготовление или сбыт порнографических продуктов, наказывается лишением свободы на срок до трех лет с конфискацией порнографических предметов и средств их производства).
На допросах работники общепита показали, что демонстрации негласно разрешила директор треста, ей же передавалась часть вырученных денег. Таким образом, самой Бородкиной инкриминировалось соучастие в этом правонарушении и получение взятки.



В доме "Железной Беллы" был произведен обыск, результаты его неожиданно вышли далеко за рамки дела о подпольном кинотеатре. Жилье Бородкиной напоминало музейные запасники, в которых хранились многочисленные драгоценные украшения, меха, изделия из хрусталя, комплекты дефицитного тогда постельного белья.
Кроме того, Бородкина хранила дома большие суммы денег, которые следователи находили в самых неожиданных местах - в батареях водяного отопления и под коврами в комнатах, закатанных банках в подвале, в заскладированных во дворе кирпичах. Общая сумма изъятого при обыске составила более 500 000 руб.
Бородкина на первом же допросе отказалась давать показания и по-прежнему угрожала следствию наказанием за огульные обвинения в ее адрес и арест "уважаемого в крае руководителя". "Она была уверена, что ее вот-вот освободят, но помощи все не было". "Железная Белла" ее так и не дождалась, и вот почему.



В начале 1980-х годов в Краснодарском крае начались расследования многочисленных уголовных дел, связанных с масштабными проявлениями взяточничества и хищений, получивших обобщенное название сочинско-краснодарского дела.
Хозяин Кубани Медунов, близкий друг Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева и секретаря ЦК Константина Черненко, всячески препятствовал работе Следственной части Генпрокуратуры. Однако в Москве у него оказался могущественный противник - председатель КГБ Юрий Андропов.
А с избранием его в ноябре 1982 года Генсеком у прокуратуры были окончательно развязаны руки. В результате одной из самых громких в СССР кампаний по борьбе с коррупцией более 5000 партийных и советских руководителей были уволены со своих постов и исключены из рядов КПСС, около 1500 человек осуждены к различным срокам заключения.
Даже замминистра рыбного хозяйства СССР Владимир Рытов был осужден и расстрелян. Медунов был осовобожден от должности первого секретаря крайкома КПСС и выведен из состава ЦК КПСС с формулировкой: "За допущенные ошибки в работе".



Когда подследственной дали понять, что рассчитывать ей уже не на кого, она может облегчить свою участь только чистосердечным признанием вины, "Железная Белла" сломалась и начала давать показания.
Ее уголовное дело заняло 20 томов, рассказывал бывший следователь Александр Чернов, на основании показаний бывшего директора треста было возбуждено еще три десятка уголовных дел, по которым осуждены 70 человек.
А руководитель партийной организации Геленджика Погодин после ареста Бородкиной бесследно исчез. Однажды вышел вечером из дома, сказав жене, что ему надо зайти ненадолго в горком, и не вернулся.
На его поиски была брошена милиция Краснодарского края, водолазы обследовали акваторию Геленджикской бухты, но все тщетно - ни живого, ни мёртвого его больше никогда не видели. Существует версия, что Погодин покинул страну на одном из иностранных судов, стоявших в Геленджикской бухте, однако фактических подтверждений этому до сих пор не найдено.



В ходе следствия Бородкина попыталась симулировать шизофрению. Это было очень талантливо, но судебно-медицинская экспертиза распознала игру и дело было передано в краевой суд, который признал Бородкину виновной в неоднократном получении взяток на общую сумму 561 834 руб. 89 коп.
Она была приговорена к исключительной мере наказания - расстрелу. Верховный Суд СССР оставил приговор без изменения. Ходатайство о помиловании осужденная не подавала.
Бородкину подвело как раз то, чем она очень гордилась - знакомства с высокопоставленными людьми, именами которых она постоянно козыряла. Бывшие покровители в создавшейся ситуации были заинтересованы в том, чтобы "Железная Белла" замолчала навсегда - слишком много она знала.
Главный пункт обвинения подсудимой - ч. 2 ст. 173 УК РСФСР (получение взятки) - предусматривал наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Однако реальность превзошла самые худшие опасения 57-летней Бородкиной - ее приговорили к смертной казни, что удивило всех юристов.
А вот по ст. 93-1 УК РСФСР (хищение государственного имущества в особо крупном размере) и ст. 156 ч. 2 УК РСФСР (обман потребителей) она была оправдана "за недостаточностью доказательств участия подсудимой в совершении преступления".
За подобные финансовые преступления в СССР, конечно, расстреливали, но до дела Бородкиной это касалось лишь мужчин. Никто не верил (как и сама Берта), что ей вынесут столь суровый вердикт. Поэтому решение судьи стало для женщины шоком.

https://pravo.ru/process/view/117387/




"Ю.В. Андропов, ставший Генсеком ЦК КПСС с 1982 по 1984 год, обозначил в качестве главной задачу: разобраться, в каком обществе мы живем, на какой ступени зрелости оно находится.
С первых дней Ю.В. Андропов взялся за укрепление государственной дисциплины, повышение ответственности всех государственных служб.
В новую команду Ю.В. Андропова вошли Е.К. Лигачев, Воротников и Н.В. Романов. Ю.В. Андропов был сильно обеспокоен создавшейся ситуацией в развитии теории социалистического строительства. После смерти И.В.Сталина почти три десятилетия никто в КПСС: ни Хрущев, ни Брежнев – и не пытались это сделать в силу своего интеллекта.
За серьезные ошибки в подборе и расстановке кадров был выведен из состава ЦК КПСС и исключен из партии С.Ф. Медунов, бывший первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС.



В то время, не дождавшись приведения в исполнение приговора, в тюрьме покончил с собой бывший второй секретарь Краснодарского крайкома А.Г. Тарада. За совершение тяжких уголовных преступлений были осуждены на различные сроки председатель комитета партийного контроля крайкома Карнаухов, ряд других руководителей партийных и хозяйственных органов Кубани.
Были осуждены председатель Сочинского горисполкома Воронков, секретари Сочинского горкома КПСС Тарановский, Мёрзлый и его жена, начальник управления торговли и общественного питания, председатель Лазаревского райисполкома.
Исчез первый секретарь г. Геленджика Погодин, а управляющая отделом торговли и общественного питания Геленджика Берта Бородкина или, как её называли, "Железная Белла", в дальнейшем была приговорена к высшей мере наказания.
Бывший председатель крайисполкома Н.И. Кондратенко на одном из совещаний председателей горрайисполкомов и начальников управлений поднял меня с места и спросил: "Как так получилось, что "девятый вал" прокатился по всему побережью, а Туапсе не задел?" Я ему ответил, что рыба гниет с головы.

http://tuapsevesti.ru/archives/13110





А вот в США казнят за всякую "бытовуху"....

Дамы высшей меры. 16 женщин, казнённых в США по приговору суда:

http://www.aif.ru/society/people/damy_vysshey_mery_16_zhehchin_kaznennyh_v_ssha_po_prigovoru_suda




А эта живет и радуется.)




src

Last posts:
Last posts