LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Сколько нужно воздушных шариков, чтобы поднять человека?

masterok



Помните такой мультик, где дом улетел на воздушных шариках? Как вы думаете, реально ли это сделать по настоящему? Может быть и нет ... ну, человека то можно поднять в воздух на воздушных шариках? А сколько их понадобится как вы думаете? Ну например, чтобы подняться на высоту в 2000 метров. Укажите свой вариант, а потом проверьте себя под катом ...



Эксперимент по поднятию дома на шариках проводили в реальности, но, во-первых, шары были не обычные, а размером более 2 м; во-вторых, дом был изготовлен специально облегченным.

Если такой эксперимент попытаться повторить с обычными шариками и домом, то шаров понадобится несколько миллионов.

А как же взлететь человеку на шариках?

Экстремал Виталий Куликов совершил два полета на шариках и он рассчитал, что для подъема на 2100 м должно хватить чуть больше 200 шариков. Чтобы оказаться на отметке 4200 м, где плотность воздуха падает с 1,23 кг/м3 у земли до 0,71 кг/м3, а сила тяги одного шара уменьшается вдвое — с 0,61 кгс до 0,31 кгс, потребуется не менее 289 шариков.

Да и шарики он выбрал не самые обычные, а декоративные латексные.

Вот его подробный рассказ:

Виталий Куликов на связке из 800 воздушных шариков, наполненных гелием, поднялся на 5740 метров. Таким образом, Виталий уверенно побил рекорд трехлетней давности, принадлежавший Иэну Эшпоулу и занесенный в Книгу рекордов Гиннеса. Англичанин сумел подняться всего на 3350 метров.



Причем посадить «летательный аппарат» англичанину не удалось: из-за низкого давления на высоте слишком сильно накачанные шары раздулись и лопнули. Эшпоулу пришлось воспользоваться парашютом.



Рекорд Куликова уникален еще и тем, что полет проходил в действительно экстремальных условиях: в тот день разразился снежный буран, равного которому не было с 1933 года. Скорость ветра возле земли превышала 160 километров в час. Самолеты в такую погоду не летают. Их просто сдувает с полосы.



Дальше будет рассказ самого Виталия.

Пережить ему пришлось многое...




Этим летом захотелось сделать что-то прикольное. Подумал: а почему бы не полететь на воздушных шариках? Физика процесса - а я по образованию физик - была понятна и проста. Все, что нужно для расчета - знать плотность воздуха и водорода. Разница дает величину подъемной силы. Начал выбирать шарики. Они должны были удовлетворять двум условиям: быть достаточно прочными и самыми дешевыми. Навел справки и подсчитал: покупка всего оборудования укладывается в 6,5 тысяч долларов. Из них примерно 2 тысячи стоит собственно расходный материал - газ и шарики. Когда я понял это, решил не заморачиваться со спонсорами, а финансировать проект самостоятельно. Благо зарплата позволяет.





Короче, я приступил к детальной проработке проекта. Начал копаться в инете и узнал: на шариках уже летали. С одной стороны, испытал облом - плохо, конечно, что первым в этом деле я не буду. С другой, некоторые идеи удалось экспортировать и оптимизировать. Главное, что удалось выяснить - люди летали именно так, как я себе и представлял. Страх, что что-то не получится, пропал.





Первый полет состоялся 25 сентября 2004 года. На 360 шариках, наполненных водородом, я поднялся на высоту 400 метров, пробыл в воздухе 25 минут и благополучно приземлился в 8,5 километрах от места старта. Полет дал огромный экспериментальный материал. После него я проникся уверенностью, что побью рекорд Эшпоула. Единственное, что я изменил в «неболете» - так я назвал свою конструкцию - заменил водород на гелий. Я пошел на этот шаг только для того, чтобы не вызывать негативный резонанс: мол, летает парень на водородной бомбе...




К ноябрю все необходимое для второго полета было готово. Я немного напрягался, как оплатить гелий. На мое счастье, нашелся спонсор, который предоставил гелий в необходимом количестве. Изначально было 1300 шариков и 60 баллонов газа. Команда из 15 человек собирала неболет более 6 часов, но так и не надула все шары. Около 100 шариков унесло ветром. Но все равно: была достаточная связка, чтобы взлететь. К тому же темнело.





Полет проходил штатно. На взлете просто перерубили конец. Меня как пушинку подбросило вверх. Скорость подъема достигла 7 метров в секунду. У меня не было уверенности, что я поднимусь высоко. Много шаров улетело, и слишком долго их надували: немало газа вытекло сквозь оболочку. Но меня весело поволокло вверх, и дальше все развивалось по идеальному сюжету. Дело в том, что мои шары были наполнены газом неодинаково: надували-то их на глаз. Как показала практика, это ключевой момент успеха: шары будут лопаться на разной высоте. Те, что надуты сильнее - лопнут раньше, слабее - позже.





У Эшпоула лопнули разом все шары, потому что он все делал красиво, чисто по-буржуйски. Англичанин, вероятно, пользовался дозатором, и шары были наполнены одинаково - тютелька в тютельку. Поэтому он и рухнул вниз.




У меня же все шло спокойно: самые перенадутые шары лопались, и через 15 минут после старта, когда я достиг потолка в 5740 метров (я сфотографировал дисплей высотомера), началось плавное снижение. Всего в воздухе я пробыл чуть больше полутора часов.





Я был одет очень тепло. На ногах - носки тонкие хлопчатобумажные, потом горнолыжные, шерстяные. На мне - плавки, «мокрый» неопреновый гидрокостюм толщиной 4 миллиметра, штаны горнолыжные, водолазка, свитер, короткая дубленка - «пилот», на голове - гидрошапка. Была еще неопреновая маска-намордник-» на случай ветра, но он так и не пригодился. Очки я надел только при приземлении. Плюс к тому - ранцевый английский парашют, только запаска. Из оборудования - мобильник с хендс-фри, рация Моторола, высотомер, самодельный GPS-навигатор, диктофон, охотничий нож.





После 5 тысяч я понял, что мне не хватает воздуха. Начал дышать чуть глубже, но не чаще. Даже пульс не участился. На высоте воздух, поступающий в легкие, сжигается быстрее, если человек совершает тяжелую физическую работу. Так бывает, например, у альпинистов. И это чревато острым приступом гипоксии. В свое время провели интересный опыт. Испытатель находился в герметичной камере, в которую подавали газовую смесь с неуклонно понижающимся содержанием кислорода. Испытатель же отвечал на простейшие вопросы: как его зовут, сколько будет дважды два. Так вот, после определенного момента человек впадал в ступор. Ему задают вопрос, а он отвечает на предыдущий, потом отвечает через раз, а потом замолкает. После первого «сбоя» человек способен выполнить какое-то действие, если ему прикажут. Но уже не может принять самостоятельное решение.





Я подстраховался: с земли мне постоянно задавали простые вопросы. Если бы я неправильно ответил на два подряд, они должны были приказать мне сбросить часть шаров. Конструктивно неболет представлял собой стропу длиной 12 метров, на которой с шагом в 1 метр нашиты 12 карабинов - к ним крепились связки из 100 шаров. Шесть верхних связок можно было отцепить, выдернув специальную чеку. Если бы началась гипоксия, я так бы и сделал. К счастью, не пришлось.





На 5600 начал вспоминать родной Батагай зимой - минус 60, туман, тишина, и я иду по улице - видимость 5 метров. Ориометр перестаёт пищать - высота 5700, ещё некоторое время медленно поднимаюсь. Пик - 5724. Начинается самопроизвольное снижение. Скорость доходит до 2,5-3 метра в секунду. Шарики уже не так часто лопаются. Постепенное снижение меня вполне устраивает, хотя скорость падения снижается до 1,5 метров в секунду. Где-то на 900 метрах вижу пробивающийся свет фар машин на трассе, пытаюсь снять камерой. Высота постепенно падает. Скоро посадка. Лечу вдоль дороги - что может быть приятнее, чем сесть у дороги.





Высота - 200. Ветер резко меняет направление - четко от дороги. И тут меня поволокло... Буран. В Польше крыши с домов сорвало, погибло несколько человек. Скорость снижения поднялась до 3 метров в секунду. Меня жмёт к земле и дико разгоняет. Со скоростью лекгомоторного самолёта (162 километра в час) начинаю врезаться - не садиться - в лес. Не было страха. Было четкое понимание того, что это конец. Выдержать удар о дерево с такой скоростью не может даже очень подготовленный человек. Руки скрещены на уровне лица, кулаки сжаты, всё тело напряжено, как струна. Сейчас меня начнет рвать в клочья, и через 3 секунда я умру. Господи помоги, помоги мне, Господи, и так десять раз - единственная мысль.





Первый удар был такой силы, что ветку толщиной с руку (мою руку) срезало как ножом. Удар был принят спиной, но позвоночник не сломался - отличная подготовка + одежда + парашют + чудо = лечу дальше. Скорость не упала, мной начинает резать просеку. Удары сыплются со всех сторон - меня дико вращает. Не понимаю, почему ещё жив.





Сокрушительный удар. Остановка. Пока выходил из нокдауна, шарики опять потащило ветром, и мои попытки удержаться на дереве не увенчались успехом. Я держал дерево двумя руками, не хватило сил. Для тех, кто со мной не знаком, могу сделать легкое отступление. Мой рекорд - 102 подтягивания на турнике. Пять раз на одной руке. Два раза на одном пальце. Это не хвастовство, нет. Это характеристика ветра...





Понимаю, что если я не задержусь на следующем дереве, то рассчитывать на спокойную старость не приходится. Ещё один страшный удар. Успеваю среагировать и обернуть несущие стропы вокруг ветки. Меня начинает медленно, но верно тянуть к ветке. Ближе, ещё ближе. Прикладываюсь к ней шлемом, ещё 5 секунд - и сломает шею. Принимаю единственное верное решение. Аккуратно зубами стягиваю обе перчатки с левой руки, достаю нож. Вот он, момент истины. Ещё секунда - и лёгким движением моего боевого блейда я спасаю себе жизнь. От резкого падения нагрузки дерево распрямляется и пытается меня стряхнуть мощным движением. Чтобы не слететь с 7-метровой высоты, бросаю нож, успеваю схватиться за ствол двумя руками. Я жив. Это чудо.

src

Last posts:
Last posts