LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Про детскую сказку и взрослую игру

ru-psiholog

Давным-давно известно, что сказки отнюдь не так просты, как кажутся на первый взгляд, и очень часто они с фотографической точностью описывают реальные события и психологические портреты людей. К таким относится и эта японская сказка:

"Жил некогда в одной деревне мальчик по имени Сабуро. Был он так глуп, что соседи прозвали его Глупый Сабуро. Если поручат ему одно дело, он кое-как сделает, а если два поручат – все перепутает. Вечно попадал он впросак. Родители очень огорчались, но все же надеялись, что Сабуро когда-нибудь поумнеет. Как-то раз отец говорит ему:
– Пойди, Сабуро, и выкопай бататы. Все, что из земли достанешь, разложи на грядке и просуши на солнышке.
– Хорошо,– ответил Сабуро и отправился на поле. Только начал он копать бататы, как вдруг мотыга ударилась о что-то твердое. Копнул Сабуро глубже и вытащил большой горшок. Открыл, а там полно золотых монет - целое богатство.
«Отец сказал, чтобы все, что я из-под земли достану, сушиться положил»,– вспомнил Глупый Сабуро и разложил монеты на грядках.
Потом пошел домой и говорит:
– Нашел сегодня я горшок с золотом, теперь золотые монеты на грядках сушатся.
Родители только руками развели. Прибежали на поле, а золота давно уж след простыл.
– В следующий раз,– наказал отец,– как найдешь что-нибудь, так заверни и домой принеси.
– Хорошо,– ответил Сабуро.
На следующий день увидел он на дороге дохлую кошку. Завернул ее и домой принес.
– Ну нельзя же быть таким глупым! – рассердился отец.– Надо было выбросить ее в реку.
Наутро увидел Сабуро огромный пень. Страшно тяжелый был пень, но Глупый Сабуро хорошо помнил наказ отца – схватил он пень и потащил к реке.
В это время мимо шел сосед.
– Что ты делаешь, глупец! Этот пень еще для топки сгодится. Надо было разрубить его и домой отнести.
– Хорошо, - сказал Сабуро,– в следующий раз я так и сделаю.
Пошел он домой, вдруг видит, на обочине дороги красивая чашка валяется. Видно, кто-то потерял ее. Поднял Сабуро чашку да как хлопнет о землю! Разлетелась чашка на куски. Собрал их Глупый Сабуро и домой понес.
– Посмотри, мама, что нашел я сегодня!
Глянула мать: да ведь это осколки чашки, которую отец взял с собой в поле!
Утром родители решили:
– Все, что ты делаешь, никуда не годится. Мы сегодня на поле пойдем, а ты уж дома сиди.
И оставили Сабуро одного. «Не понимаю, почему люди зовут меня Глупый Сабуро? – подумал мальчик. - Я ведь все-все делаю точно так, как они мне советуют»."

Эта сказка вовсе не такая простая, как кажется. Дело в том, что подобное поведение в жизни встречается сплошь и рядом, когда человек, казалось бы, не отлынивает от работы и всячески старается помочь, но получается - ой...
Это - популярнейшая психологическая игра в помощника, которая прекрасно описана Эриком Бёрном. Собственно, про игру:


"«Я ТОЛЬКО ПЫТАЮСЬ ВАМ ПОМОЧЬ»
ИГРА «Я ТОЛЬКО ПЫТАЮСЬ ВАМ ПОМОЧЬ»
(Из книги Э. Берна «Игры, в которые играют люди (Психология
человеческих взаимоотношений)»)

Тезис.
В эту игру можно играть в любой профессиональной среде, а не только в кругу психотерапевтов и социальных работников. Однако чаще всего и в наиболее полной форме она встречается среди социальных работников с определенным типом подготовки. Метод анализа этой игры стал ясен автору при любопытных обстоятельствах. Все игроки в покер уже вышли из игры, за исключением двоих: исследователя-психолога и бизнесмена.

Бизнесмен, получивший хорошие карты, сделал ставку; психолог, у которого на руках был беспроигрышный расклад, повысил ее. Бизнесмен удивился, в то время как психолог шутливо заметил: «Не расстраивайтесь, я только пытаюсь вам помочь!» Бизнесмен заколебался, но в конце концов поставил свои фишки. Психолог показал выигрышный расклад, и его противник с отвращением отбросил карты. Все присутствующие рассмеялись шутке психолога, а проигравший уныло заметил: «Да уж, помогли!» Психолог бросил понимающий взгляд на автора этих строк, показывая, что шутка направлена в адрес психиатрии. И в этот момент стала ясной структура игры.

Консультант, психотерапевт или представитель другой сходной профессии дает какой-нибудь совет клиенту или пациенту. Придя на следующий сеанс, пациент сообщает, что последовал совету, но не достиг ожидаемого эффекта. Консультант покорно принимает известие о неудаче и делает новую попытку. Если он склонен к рефлексии, то может осознать, что испытывает раздражение, но постарается подавить его.

Обычно же он не испытывает потребности разбираться в корнях своих чувств, потому что знает, что многие из его аналогично подготовленных коллег поступают точно так же, что он следует «правильной» процедуре и получит полную поддержку от начальства.

Если он столкнется с жестким игроком (например, страдающим враждебной обсессией), ему все труднее и труднее будет сохранять уверенность. В таком случае терапевт окажется в трудном положении, и ситуация будет постоянно ухудшаться. В самом худшем случае он может столкнуться с параноиком, который однажды ворвется к нему с криком: «Смотрите, что вы со мной сделали!» И тут раздражение терапевта прорвется и выразится в словах (произнесенных или непроизнесенных): «Но я только пытаюсь помочь вам!» Переживания от такой неблагодарности могут причинить страдания, указывая на комплексы, лежащие в основе собственного поведения терапевта. Смятение,
возникшее в результате этого происшествия, и есть искомым вознаграждением.

Тех, кто оказывает подлинную помощь, не следует смешивать с игроками в «Я только пытаюсь вам помочь» (ЯТПВП). «Мне кажется, я могу что-нибудь с этим сделать», «Я знаю, что делать», «Меня назначили помогать вам» или «Плата за мою помощь будет следующей…» отличаются от игры «Я только пытаюсь вам помочь».

Первые четыре представляют добросовестное Взрослое предложение оказать профессиональную помощь попавшему в беду пациенту или клиенту.

У ЯТПВП есть скрытый мотив, который для определения исхода важнее профессионального мастерства. Этот мотив основан на жизненной позиции, утверждающей, что люди неблагодарны и способны приносить только разочарования. Перспектива успеха тревожит Родителя профессионала и служит приглашением к саботажу, потому что успех угрожает этой позиции.

Игрок в ЯТПВП должен быть уверен, что его помощь не будет принята, как бы усиленно она ни предлагалась. Клиент отвечает «Видишь, как я старался» и «Ты мне ничем не можешь помочь».

Более гибкие игроки могут пойти на компромисс: они считают, что нет ничего плохого в том, что для достижения улучшения потребуется долгое время. Поэтому терапевты побаиваются быстрого результата, зная, что некоторые коллеги подвергнут этот результат критике. На противоположном полюсе от жестких игроков в ЯТПВП, какие встречаются среди социальных работников, находятся хорошие юристы — они просто помогают клиентам, обходясь без проявлений чувств и сентиментальности. Тут на место показного усердия приходит настоящий профессионализм.

Некоторые школы по подготовке социальных работников занимаются преимущественно тем, что готовят профессиональных игроков в ЯТПВП, и поэтому выпускникам таких школ нелегко отказаться от игры. Пример, который поможет проиллюстрировать некоторые из вышеупомянутых моментов, можно найти в описании дополнительной игры «Нуждающийся».

ЯТПВП и варианты этой игры легко найти в повседневной жизни. В нее играют друзья дома и родственники (например, «Я могу достать вам это дешево»), а также взрослые, которые на общественных началах работают с детьми. Это любимая игра родителей, а дополняющая игра отпрысков обычно «Смотри, что ты заставил меня сделать». Социально возможен вариант «Растяпы», причем ущерб наносится не импульсивно, а в процессе оказания помощи; здесь клиент представлен жертвой, которая может играть в «Почему со мной всегда так?» или в один из вариантов этой игры.
.


Антитезис.
У профессионала есть несколько способов отказа от приглашения поиграть в эту игру, и выбор зависит от отношений между ним и пациентом, особенно от отношения Ребенка пациента.

Классический психотерапевтический антитезис наиболее радикален и труднопереносим для пациента. Приглашение полностью игнорируется. Пациент прилагает все большие усилия. В конце концов он впадает в отчаяние, что выражается гневом или депрессией, — верный признак неудачной игры. Ситуация может привести к полезной конфронтации.

Более мягкой (но не лицемерной) конфронтации можно попытаться достичь при первой же встрече. Терапевт заявляет, что он врач пациента, а не его менеджер.

Еще более мягкая процедура заключается в представлении пациента терапевтической группе; дальше с ситуацией справляются члены группы.

Наиболее возбужденные пациенты требуют иногда длительного подготовительного периода. Таких пациентов следует направить к врачу-психиатру, который сможет прописать как лекарства, так и гигиенические процедуры, отнюдь не утратившие своих лечебных свойств в век транквилизаторов.

Если врач прописывает гигиенический режим, который может включать ванны, упражнения, периоды отдыха и регулярное питание, наряду с лекарствами, пациент исполняет предписания и чувствует себя лучше;
скрупулезно выдерживает режим и жалуется, что тот не помогает;
небрежно замечает, что забыл выполнять указания или вообще отказался от режима, потому что тот не приносит ему ничего хорошего. Во втором и третьем случаях психиатру необходимо решить, можно ли к этому пациенту применить анализ игр или лучше использовать другой метод для подготовки к последующей психотерапии. Психиатр должен тщательно проанализировать взаимосвязь между назначаемым режимом и склонностью пациента к играм, прежде чем принимать решение о следующем шаге лечения.

С другой стороны, для пациента антитезис может быть таков: «Не говорите мне, что делать, чтобы я мог помочь себе; я вам скажу, как мне помочь». Если известно, что терапевт играет в «Растяпу», правильный антитезис со стороны пациента должен быть: «Не помогайте мне, помогите ему». Но серьезные игроки в ЯТПВП обычно лишены чувства юмора. Антитезисные ходы пациента обычно встречаются недружелюбно, и в результате он может нажить в лице терапевта врага на всю жизнь. В повседневной жизни не следует делать таких ходов, если вы не готовы проводить свою линию последовательно и отвечать за любые последствия. Например, отказ от предложения родственника «достать что-то по дешевке» может вызвать серьезные осложнения в семье.
.


Анализ.
Тезис. «Никто не прислушивается к моим советам».
Цель. Избавление от чувства вины.
Роли. Советчик, Клиент.
.


Примеры.
1. Дети учатся, родитель вмешивается.
2. Социальный работник и клиент.

Социальная парадигма. Родитель — Ребенок.
Ребенок: «Что мне теперь делать?»
Родитель: «Ты должен делать вот это».

Психологическая парадигма. Родитель — Ребенок.
Родитель: «Смотри, какой я умный».
Ребенок: «Я сделаю так, что ты почувствуешь себя глупым».


Ходы.
1. Запрашиваются указания — указания даются.
2. Указания не исполняются — порицание.
3. Утверждение, что указания были ошибочны, — скрытые извинения.


Выгоды.
1. Внутренняя психологическая — мученичество.
2. Внешняя психологическая — иллюзия собственной компетентности.
3. Внутренняя социальная — «Родительский комитет» проецирующего типа; неблагодарность.
4. Внешняя социальная — «Психиатрия» проецирующего типа.
5. Биологическая — упреки клиента, поглаживания от начальства.
6. Экзистенциальная — «Все люди неблагодарны»."

Такие вот они, всегда готовые прийти на помощь добрые, хоть и немного растяпистые помощнички. Добавлю от себя: выиграть у них практически невозможно, есть только один надёжный способ спасения - бежать подальше. src

Last posts:
Last posts