LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Что-то меня Мьянма беспокоит...

colonelcassad



Нефть, Сорос и кровавый террор: что на самом деле стоит за гонениями на мусульман в Мьянме

Противостояние между военными и мусульманами рохинджа в Мьянме обострилось с 25 августа, когда радикальные исламисты напали на полицейских. Тогда несколько сотен боевиков движения «Араканская армия спасения рохинджа», которое власти республики считают террористической организацией, напали на 30 опорных пунктов полиции. Они использовали огнестрельное оружие, мачете и самодельные взрывные устройства. В результате погибли 109 человек. Ответственность за нападение взяла на себя «Армия освобождения рохинджа» — экстремистская военизированная исламистская организация, действующая на территории Мьянмы. Ранее, в июле 2017 года, власти обвинили исламских экстремистов в убийстве семерых местных жителей.

В результате последовавшей за нападениями волны репрессий пострадало значительное количество представителей мусульманского народа рохинджа, проживающих в штате Ракхайн и, по мнению властей Мьянмы, являющихся социальной базой террористов. На сегодняшний день, по официальным данным, в столкновениях погибли 402 человека. Из них 370 — боевики, 15 — полицейские и 17 человек — мирные жители. По информации СМИ мусульманских стран, речь может идти о нескольких тысячах человек, погибших от рук бирманских военных и буддистских погромщиков.
В мировой прессе тема преследований, массовых убийств и даже геноцида мусульман рохинджа поднимается почти ежегодно в последние несколько лет, начиная с погромов 2012 года. По социальным сетям гуляет множество видео, в которых неизвестные издеваются над рохинджа, пытают и убивают женщин и детей. Как правило, сообщается, что репрессии религиозно мотивированы, а рохинджа уничтожают за то, что они придерживаются мусульманского вероисповедания.

События в Мьянме вызвали большой резонанс среди мировой мусульманской общины. Так, в Москве 3 сентября напротив посольства Мьянмы прошёл несанкционированный митинг, собравший несколько сотен человек. По сообщению столичного МВД, акция прошла мирно. В столице Индонезии Джакарте, однако, протестующие были настроены агрессивно — в окна посольства Мьянмы полетели коктейли Молотова. Протесты против «геноцида мусульман» в Мьянме прошли и в столице Малайзии Куала-Лумпуре. В понедельник, 4 сентября, ожидается акция протеста в российском Грозном.
«К сожалению, вынуждены признать, что действия, подобные тем, которые происходят в Мьянме, всегда очень живо воспринимаются в рамках большого мусульманского мира, и это далеко не первый и не единственной пример», — прокомментировал RT протесты мусульман директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.
В свою очередь, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал происходящее в Мьянме геноцидом и призвал международное сообщество к решительным действиям в отношении правительства страны.

«Там идёт геноцид, — заявил Эрдоган. — Те, кто закрывает глаза на этот геноцид, разворачивающийся под покровом демократии, — его соучастники».
Российский МИД также отреагировал на сложившуюся ситуацию и призвал стороны к примирению.
«Внимательно следим за положением в Ракхайнской национальной области (РНО) Мьянмы. Обеспокоены сообщениями о продолжающихся боестолкновениях, приведших к жертвам среди как мирного населения, так и силовых структур правительства, о резком ухудшении гуманитарной обстановки в этом регионе страны. Призываем все вовлечённые стороны к скорейшему налаживанию конструктивного диалога в целях нормализации ситуации в русле рекомендаций Консультативной комиссии по РНО во главе с К. Аннаном», — говорится в заявлении департамента информации и печати МИД РФ.

Конфликт на территории западного штата Ракхайн (Аракан) в Мьянме между буддистами, составляющими большинство жителей страны, и многочисленными мусульманами народности рохинджа длится не один год. За это время жертвами столкновений между силовиками и мусульманами стали тысячи человек. Власти республики отказываются признавать мусульман народности рохинджа своими гражданами, считая их нелегальными мигрантами из Бангладеш (точнее — из региона Бенгалии, куда входит Бангладеш и часть Индии) несмотря на то, что многие представители рохинджа живут на территории страны уже несколько поколений.
По закону о гражданстве Бирмы (прежнее название Мьянмы) от 1983 года, рохинджа не признаются гражданами страны, а следовательно, лишены всех гражданских прав, в том числе и возможности получить медицинскую помощь и образование. Значительная их часть насильственно содержится в специальных резервациях — центрах для перемещённых лиц. Точная численность рохинджа неизвестна — предположительно, их порядка 1 млн человек. Всего в Мьянме около 60 млн. жителей.

В Ракхайне постоянно вспыхивают конфликты на религиозной почве, которые приводят к столкновениям между мусульманами и буддистами. По свидетельствам очевидцев, военные и местные жители, подстрекаемые буддистскими монахами, врываются в дома и хозяйства мусульман, отбирают их имущество и домашний скот, а безоружных людей убивают, истребляя целые семьи.
По последним данным международных мониторинговых организаций, примерно 2600 домов, принадлежащих рохинджа, сожжены, более пятидесяти тысяч человек были вынуждены бежать из страны. Многие беженцы покидают свои дома ни с чем, пытаясь лишь спасти своих детей. Часть мусульман, спасаясь от кровопролития в Мьянме, перебралась в соседний Бангладеш.

Предыдущие кризисы, связанные с гонениями на рохинджа, приводили к массовому исходу беженцев. В 2015 году почти 25 тысяч рохинджа были вынуждены покинуть страну. Названные в мировой прессе «людьми лодок», они устремились в Бангладеш, Таиланд, Индонезию и Малайзию. Погромы 2012 года привели, по официальным данным, к гибели 200 человек (половина из них была мусульманами, а половина —буддистами). Около 120 тыс. человек (и буддисты, и мусульмане) оказались беженцами.
После того как в 2011 году военная хунта Мьянмы передала полномочия гражданскому правительству, оно попыталось вернуть рохинджа избирательные права, однако было вынуждено отказаться от этой идеи из-за массовых протестов буддистских радикалов. В результате в выборах 2015 года, первых в стране за многие десятилетия, рохинджа не участвовали.
«С точки зрения соблюдения прав человека показатели Мьянмы ужасны, — заявил RT политолог из Бангладеш Ахмед Раджив. — Армия Мьянмы совершала международные преступления против рохинджа десятилетиями, убив в общей сложности 10 тыс. рохинджа и сделав 1 млн беженцами».

Однако у буддистского населения Мьянмы есть своя точка зрения на этот этноконфессиональный конфликт. Рохинджа ставят в вину то, что хотя мусульмане живут в Мьянме давно, в массовом порядке они стали заселять Ракхайн только в XIX веке, когда миграцию из Бенгалии начали поощрять англичане, управлявшие как Бирмой, так и Бенгалией. Фактически это была политика английской колониальной администрации, которая использовала рохинджа в качестве дешёвой рабочей силы.
По словам бирманских историков, название народности «рохинджа», образованное от названия штата Ракхайн, появилось только в 1950-х годах. Так выходцы из Бенгалии стали называть себя, претендуя на то, что они являются коренным населением штата. Конфликты между местным населением и вновь прибывшими мигрантами начались ещё в XIX веке и продолжаются до сих пор.

«Это конфликт, который, к сожалению, очень сложно, практически невозможно решить», — отметил в интервью RT руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института Востоковедения РАН Дмитрий Мосяков.
По его словам, с одной стороны в этом столкновении — естественная миграция бенгальцев, которые уходят из перенаселённого Бангладеш в поисках свободных земель, а с другой — восприятие бирманцами Ракхайна как своей исторической территории, ни пяди земли которой они не намерены отдавать чужакам-мусульманам.

«Как всё происходит: приплывают бенгальцы на лодках, основывают поселение, их находят местные бирманцы и убивают. Всё происходит на уровне почвы, вне любого международного права, на что повлиять очень сложно. Речь идёт о каких-то средневековых процессах движения народов, — утверждает эксперт. — Государство бирманское, которое так обвиняют, не может к каждому араканцу приставить по полицейскому, который учил бы его толерантности».
В 1940-х годах возникло сепаратистское движение рохинджа, стремившихся присоединиться к государству Пакистан, которое британцы собирались сформировать на территориях колониальной Индии, населённых мусульманами. В состав Пакистана должна была войти и часть Бенгалии, откуда и были родом сами рохинджа. Позже, в 1971 году, эта территория Восточного Пакистана отделилась от Исламабада и превратилась в самостоятельное государство — Народную Республику Бангладеш.

Территории, населённые мусульманами в северной части штата Ракхайн, стали оплотом религиозных экстремистов, выступавших за отделение от Бирмы и присоединение к Восточному Пакистану с 1947 года. В 1948-м, после объявления независимости Бирмы, в регионе было введено военное положение. К 1961 году бирманская армия подавила большую часть моджахедов в Ракхайне, однако в 1970-х, после создания экстремисткой Партии освобождения рохинджа и Патриотического фронта рохинджа партизанская война вспыхнула с новой силой.

Моджахеды получали поддержку из Бангладеш и в случае необходимости уходили на территорию соседнего государства, скрываясь от рейдов бирманских военных. В 1978 году армия Бирмы провела операцию «Король Дракон», направленную против исламских экстремистов. Под раздачу попали и условно мирные рохинджа. Примерно 200—250 тыс. человек бежали из Ракхайна в Бангладеш.
В 1990-х и 2000-х годах экстремисты рохинджа продолжили начавшийся ещё в 1970-е процесс сближения с мировым исламистским интернационалом, в том числе с «Аль-Каидой»*, на афганских базах которой моджахеды из Мьянмы проводили тренировки. В начале 2010-х годов заявила о себе новая сепаратистская структура «Армия спасения рохинджа», представители которой в нескольких интервью сообщили, что группу поддерживают некие частные лица из Саудовской Аравии и Пакистана. Как заявила в 2016 году международная НПО International Crisis Group, моджахедов рохинджа готовили афганские и пакистанские боевики.

Как отмечает турецкое издание Sabah, обострение конфликта в Ракхайне в начале 2000-х годов подозрительным образом совпало с обнаружением в этой области запасов нефти и газа. В 2013 году завершилось строительство нефтепровода и газопровода из Ракхайна в Китай. «Там огромное газовое месторождение «Тан Шве», названное так в честь генерала, который долгое время правил Бирмой. И конечно, почти наверняка прибрежная зона Аракана содержит нефтеводороды», — считает Дмитрий Мосяков.

Около 800 тыс. этнических мусульман-рохинджа, проживающих в мьянманском штате Ракхайн, подвергаются насилию со стороны правительства...
«США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая», — отмечает Sabah. Активную поддержку угнетённым рохинджа оказывает Целевая группа по Бирме (Burma Task Force), в которую входят организации, финансируемые в основном из фондов Джорджа Сороса. Деятельность этих НПО вызывает недоверие коренных бирманцев.

В середине августа 2017 года в столице штата Ракхайн прошли массовые демонстрации местных буддистов, которые обвинили ООН и действующие в стране неправительственные организации в поддержке террористов рохинджа. «Нам не нужны организации, поддерживающие террористов», — заявили протестующие. Поводом к манифестациям стало обнаружение властями страны нескольких тайных баз экстремистов, где были найдены остатки печенья, поставляемого ООН в рамках Всемирной продовольственной программы.

«Есть и внутренние факторы у конфликта в Мьянме, но мировая практика показывает, что именно подобные внутренние настроения всегда используются, как только появляются внешние игроки», — отметил Дмитрий Егорченков.
«Тот же Сорос всегда, приходя в ту или иную страну, в то или иное проблемное поле, ищет религиозные, этнические, социальные противоречия, выбирает модель действия по какому-то одному из этих вариантов и их сочетанию и старается разогреть, — утверждает эксперт. — Совершенно нельзя исключать, что подобные действия подталкиваются не изнутри бирманского общества, а какими-то внешними силами».

«Поскольку британцы уже сделали в Мьянме базу для буддистского терроризма, сейчас глобалисты создают плодородную почву для терроризма исламского, провоцируя и подпитывая ненависть среди этнорелигиозных групп в Южной Азии», — объясняет происходящее в Аракане Ахмед Раджив. По словам Дмитрия Мосякова, предпринимается очень серьёзная попытка раскола Юго-Восточной Азии и АСЕАН. В мире, где политика глобального управления подразумевает умение управлять через конфликты, конфликты становятся чем-то обыденным. Их привносят в более-менее стабильные региональные образования, и эти конфликты расширяются, развиваются, открывая возможности для давления и контроля.

«Речь идёт о трёх направлениях. Во-первых, это игра против Китая, поскольку у Китая в Аракане очень большие вложения. Во-вторых — нагнетание мусульманского экстремизма в Юго-Восточной Азии и противопоставление мусульман и буддистов, чего там никогда не было. В-третьих — движение в направлении создания раскола в АСЕАН (между Мьянмой и мусульманскими Индонезией и Малайзией. — RT), поскольку АСЕАН показывает пример того, как очень бедные страны могут отставить противоречия и обеспечить вполне достойную жизнь. Это очень опасная и эффективная мера, направленная на то, чтобы разрушить стабильность в Юго-Восточной Азии», — резюмировал политолог.


https://russian.rt.com/nopolitics/news/426202-facebook-trebovanie-domen - цинк

Не слишком большой специалист в делах происходящих в Мьянме, но кое-что показалось интересным.

1. Конфликт в Мьянме несколько разрушает образ буддизма как "религии мира", так как упырей на практике среди буддистов тоже немало, как впрочем и среди местных исламских фанатиков, представляющих радикальный политический ислам. Ну а такого рода конфликты никогда не имели быстрого и взаимовыгодного разрешения. В итоге, с обеих сторон в силу входят религиозные и националистические радикалы, не слишком разборчивые в методах.
2. Сам конфликт судя по всему является еще одной бомбой замедленного действия, которую англичане оставили в регионе, когда распускали свою империю. Уж очень происходящее напоминает борьбу Индии и Пакистана за Кашмир, когда корни вражды тянутся еще с 40-50х годов XX века, когда англичане произвольно нарезали границы региона без особого учета этнорелигиозных последствий.
3. В том виде, в котором конфликт существует, он врядли имеет какое-то внятное разрешение, особенно когда конфликт густо намазан этнической и религиозной ненавистью, которые и порождают взаимные зверства и последующие обвинения, как это например происходит в Палестине вокруг арабо-израильского конфликта, где многочисленные войны, резня, теракты, военные преступления и много чего еще, не привели стороны к желаемому, а основные игроки уже давно потеряли надежду хоть что-то поменять дипломатическим путем, занимаясь процессом урегулирования скорее по инерции в ожидании очередной войны или интифады. Мьянмой врядли будут заниматься столь же пристально. Страна откровенно бедная (хотя найденная нефть многое меняет, но не для местного пролетариата) и ее главное достоинство до недавнего времени - большое кол-во дешевой рабочей силы.
4. Для РФ с одной стороны вроде бы выгодно поддерживать "угнетенных мусульман", на чем обычно специализируется США, но в данном случае связи рохинджа с террористами, противоречат политике РФ в Сирии и Ираке и может возникнуть двусмысленная ситуация, когда открыто поддерживая рохинджа в Мьянме, Россия может получить свою порцию обвинений в поддержке исламских фундаменталистов на территории другой страны, в чем Россия обычно и вполне резонно обвиняет США. Так что это с точки зрения политики РФ на Ближнем Востоке достаточно скользкая тема.
5. С другой стороны, стремление Кадырова выступать в роли интернационального медиатора защищающего интересы мусульман по всему миру, вступает в противоречие с осторожной политикой РФ в этом вопросе, так как толкает РФ на одну из сторон конфликта, чего РФ обычно старается в таких случаях избегать (см. конфликт Армении и Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха). Причина банальна - поддержи буддистов, получишь негодование мусульман. Поддержи мусульман, получишь негодование буддистов. Для государства, которое позиционирует себя как светское, религиозные мотивы не должны давлеть над осуществлением внешней политики, тем более, что конфликт практически не затрагивает коренные интересы РФ в регионе.
Стоит также отметить, что в свое время МИД РФ давал жесткий отлуп православным радикалам (вроде Чаплина), которые пытались объявить операцию РФ в Сирии "защитой христианства", чем давали отличный повод пропаганде ИГИЛ, разыгрывавшей карту противостояния "правоверных мусульман" атакам "христианских крестоносцев", когда боевики и российских военных объявили "крестоносцами".
6. Но так как государство заняло достаточно аморфную позицию относительно кризиса в Мьянме, на первый план и вышли заявления с откровенно религиозным подтекстом со стороны Кадырова и его сторонников, что ставит МИД РФ в несколько затруднительное положение, так как ему в любом случае придется формировать некую позицию по Мьянме, которая с одной стороны скорее всего будет не слишком обязывающей в духе "давайте жить дружно и решать конфликт путем переговоров", а с другой стороны, она должна будет учитывать факт недовольства российских мусульман гонениями на единоверцев в Мьянме, что в той или иной степени может отразиться на внутренней политике РФ.

Данная история очень наглядно иллюстрирует проблему, когда люди недоумевают "Зачем интересоваться тем, что происходит за границей России, надо сосредоточится на внутренних проблемах". Кризис в Мьянме и несанкционированные выступления кадыровцев в Москве, очень наглядно показывают, как события в далекой Мьянме, которую далеко не все граждане страны могут вообще найти на карте мира, отражаются на улицах российских городов. Россия не сферический конь в вакууме, а часть современной нам системы мироустройства, которое находится в стадии переформатирования. Многочисленные изменения в различных регионах мира, так или иначе затрагивают РФ и ее интересы, что в свою очередь отражается на самой России.
Мало кому интересная Мьянма еще один характерный пример этой зависимости. Пока там кто-то кого-то резал, это мало кого волновало. А вот когда чеченцы и ко начали митинговать в Москве, "внезапно" Мьянма оказалась в мейнстриме общественного интереса. Хотя казалось бы, митинги в поддержку сражающегося Донбасса, который куда как ближе и роднее, были бы более уместны.

За себя скажу, что на мой субъективный взгляд, РФ от конфликта в Мьянме надо держаться подальше и не влезать в него на стороне будь то буддистов или мусульман. Выиграть там РФ вряд ли что-то сможет, а вот получить те или иные проблемы - запросто.

PS. Плюс интересные статьи от читателей из комментариев:

1. Рохинджья - http://dragon-naga.livejournal.com/56269.html
2. Илья Топчий: Китайские отпускники на гибридной войне - http://nvo.ng.ru/wa/2016-10-28/1_924_china.html
3. Немусульманский терроризм - https://lenta.ru/articles/2016/06/06/nonmuslim_terrorism/

src

Last posts:
Last posts