LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

«Предприятия должны работать в условиях снижения гособоронзаказа»

bmpd




Газета «Коммерсантъ» под заголовком «Предприятия должны работать в условиях снижения гособоронзаказа» опубликовала небезынтересное интервью министра промышленности и торговли Российской Федерации Дениса Мантурова о переменах в работе оборонно-промышленного комплекса и разработке Государственной программы вооружений на 2018-2025 годы.




Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров (с) Анатолий Жданов / Коммерсантъ



В конце этого года президент Владимир Путин должен утвердить новую государственную программу вооружений на 2018–2025 годы. О том, какие задачи ставятся перед оборонной промышленностью, как будет выглядеть госпрограмма поддержки ОПК, а также что даст конверсия, “Ъ” рассказал министр промышленности и торговли Денис Мантуров.



— На какой стадии работа над новой госпрограммой вооружений (ГПВ)?

— Программа прошла уже несколько редакций, работа над ней входит в финальную стадию. Сейчас Минпромторг совместно с Минобороны завершает оценку ее реализуемости.

— Насколько промышленность готова к выполнению ГПВ на 2018–2025 годы?

— За последние годы наши предприятия ОПК были существенно модернизированы, за счет этого сейчас своевременно реализуется гособоронзаказ. Показатели поставок военной техники и вооружений в войска на сегодняшний день приближаются к 100%. Теперь мы меньше зависим от зарубежных поставок: свои плоды дала работа по программам импортозамещения техники и комплектующих с Украины и из стран НАТО. Так, например, Объединенной двигателестроительной корпорацией поставлен на производство двигатель ВК-2500, который используется в большинстве вертолетов «Ми» и «Ка», а раньше эти комплектующие закупались у украинской компании «Мотор Сич». Теперь же отечественные военные вертолеты будут оснащены двигателями российского производства. Все факторы, которые я обозначил, дают основание говорить, что мы готовы к выполнению заданий новой госпрограммы вооружений.

— Какие особенности будут у новой программы?

— С точки зрения промышленности есть две основные особенности: это изменение политики ценообразования и применение долгосрочных контрактов жизненного цикла. Мы хотим уйти от распространенного сейчас режима «натурального хозяйства», предоставив предприятиям возможность более широко использовать рыночные механизмы. Правило формирования цены на изделие, существующее сейчас, не позволяет получать более 6% прибыли. В себестоимость, таким образом, невозможно заложить инвестиции на развитие. Снижение цены на изделие при увеличении его серийности — основной принцип новой госпрограммы. Для решения этой задачи надо активнее использовать долгосрочные контракты жизненного цикла. Это действительно помогает промышленности планировать свои издержки, привлекать инвестиции. В пилотном режиме такие контракты сейчас заключаются Минобороны с Объединенной авиастроительной корпорацией, КамАЗом и другими. С учетом предложений промышленности вносятся изменения в приказ, регулирующий порядок определения состава затрат.

Вместе с тем ФАС ведет работу по изменению ценообразования в этой сфере, предусматривающему применение индексного подхода. На данный момент все предложения ФАС уже находятся на согласовании в правительстве. Искренне рассчитываю, что с принятием всех мер у предприятий появится мотивация снижать издержки.

— Будет ли принята новая программа по поддержке ОПК? Есть ли понимание по срокам?

— Это программа-спутник, и работа над ней завершится после того, как будет принята госпрограмма вооружений. Параметры прорабатываются сейчас с финансовым блоком правительства и Минобороны.

— Ее направления уже определены?

— В предыдущие годы основной объем средств направлялся предприятиями на расширение мощностей, что было необходимо для выполнения гособоронзаказа. Сейчас ситуация меняется, формируется новый технологический уклад. Мы исходим из того, что предприятия должны работать и в условиях снижения гособоронзаказа, производить уникальную продукцию и быть прибыльными. Поэтому следующий шаг включает в себя распространение цифровых технологий, внедрение передовых управленческих систем. В приоритетах — создание новых материалов, развитие аддитивных технологий, освоение новых стандартов, программного обеспечения и принципов ценообразования. Будет также активно использоваться ресурс российского станкостроения, поскольку за последние годы эта отрасль шагнула далеко вперед. При этом основной акцент мы делаем на развитие критических технологий: нужно идти с опережением по их внедрению, по материалам и средствам производства. Это касается и отечественной микроэлектроники — здесь нам тоже есть над чем поработать. И конечно же, серьезное внимание мы уделим диверсификации военных предприятий.

— Как оборонная промышленность готовится к конверсии?

— В послании президента Федеральному собранию были установлены ориентиры по объемам производства гражданской продукции компаниями ОПК. К 2020 году — не менее чем до 17% в общем объеме продукции, к 2025 году — до 30%, а к 2030 году — до 50%. В 2016 году доля гражданской продукции в общем объеме ОПК составила 16,8%, в этом году мы ожидаем рост до 17%, в 2020 году прогнозируем около 18,2%.

Очевидно, что цель достижима. Задача решается нами комплексно: во всех отраслевых программах сейчас закладываются принципы использования продукции ОПК, меняется нормативная база по госзакупкам, планируется использовать потенциал военных предприятий для топливно-энергетического комплекса, в интересах медицины.

Хочу отметить, что важную роль будет играть Фонд развития промышленности. В июне запущена новая программа «Конверсия», которая предусматривает финансирование инвестпроектов, направленных на производство продукции гражданского и двойного назначения организациями ОПК. Процентная ставка по предоставляемым целевым займам составит всего лишь 1% годовых в первые три года пользования займом, а далее — традиционные для фонда 5% годовых в оставшийся срок пользования займом. Кроме того, Российский экспортный центр (РЭЦ) субсидирует расходы предприятий ОПК на участие в международных выставках, что способствует узнаваемости наших товаров за рубежом. В ближайших планах РЭЦ — финансирование части затрат, связанных с продвижением высокотехнологичной, инновационной и иной продукции и услуг на внешние рынки. Сейчас утверждены правила предоставления таких субсидий.

— Примеры взаимодействия ОПК с компаниями ТЭКа уже есть?

— Военные предприятия привлекаются к разработке комплектующих для нефтегазового оборудования, в частности для таких уникальных установок, как подводно-добыточные комплексы. Такое соглашение уже подписано с «Газпромом». Также предприятия ОПК будут участвовать в создании оборудования для проведения геолого-разведывательных исследований на Арктическом шельфе и техники высокой проходимости. Кроме того, в апреле 2018 года в Ивановской области закончатся испытания газотурбинной установки большой мощности, серийное производство которой планируется наладить на базе НПО «Сатурн».

— А в сфере медицины?

— Перспективы есть в производстве оборудования для клинико-диагностических исследований, технических средств реабилитации, расходных материалов. По прогнозам, рост доли продукции ОПК к 2020 году в этой сфере может составить около 15% — а это, кстати, 6% всего рынка госзакупок. Примеры есть уже сейчас: компания ПОЗиС является лидером в России по производству высокотехнологичного медицинского оборудования: медицинские холодильники и морозильники для хранения вакцин, термолабильных лекарственных препаратов крови и ее ферментов. Холдинг «Швабе» совместно с Институтом прикладной физики РАН успешно испытал макет оптического когерентного томографа, с помощью которого становится возможным получить 3D-изображение сетчатки глаза. Впечатляющие результаты у Уральского оптико-механического завода. При поддержке госкорпорации «Ростех» предприятие увеличило объем поставок медицинской техники для перинатальных центров с 113 млн руб. в 2015 году до 1,13 млрд руб.— в 2016-м.

— Ждать какой-то глобальной реструктуризации оборонной промышленности?

— На сегодняшний день структурная реформа предприятий находится в стадии завершения. Созданы крупные холдинги, часть из которых вошла в «Ростех». Это полноценная структура для промышленного развития. Когда мы всех собирали, нас спрашивали: а зачем? Ответ прост — для того, чтобы консолидировать предприятия и привлекать частные инвестиции. И вот появилась первая ласточка — концерн «Калашников». После вхождения стратегического инвестора в уставный капитал и совместной работы с «Ростехом» выручка в 2016 году по сравнению с 2014 годом выросла в 5,4 раза. По итогам 2015 и 2016 годов отмечается положительная рентабельность по прибыли от продаж — 25,7% и 24,1% соответственно. Как мы видим, концерн был убыточный, а стал прибыльный. Видна позитивная динамика? Видна. Есть разница? Есть. При этом мы наблюдаем, как оптимизируются бизнес-процессы внутри структуры концерна.

— Куда еще хотите привлечь инвесторов?

— Обсуждается вопрос с холдингом «Технодинамика», концерном «Созвездие»… Я думаю, в следующие пять—десять лет у нас появятся инвесторы, заинтересованные в развитии ОПК.


Интервью взял Иван Сафронов



src

Last posts:
Last posts