LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Засекреченный триумф

vikond65



Ровно 85 лет назад, 14 августа 1932 года был установлен один из самых феноменальных советских авиационных рекордов. Летчик Алексей Черёмухин на вертолете ЦАГИ 1-ЭА достиг высоты 605 метров, в 34 раза превысив предыдущий мировой рекорд, принадлежавший итальянскому вертолету "Асканио". Наибольшая высота полета "Асканио" составляла всего лишь 18 метров.

Я не могу вспомнить ни одного другого советского или российского авиарекорда, который бы превосходил зарубежный уровень в столь фантастической пропорции. Да и вообще, в мировой практике подобные достижения - уникальны. И вдвойне удивительно, что величайший успех советских авиаконструкторов остался незамеченным. Он не стал предметом пропагандистской "раскрутки", его не прославляли в советских газетах, более того, кроме узкого круга лиц, никто о нем даже не узнал.

А.Н. Туполев значительно позже писал в своих воспоминаниях: "Нам не удалось опубликовать рекорд А.М. Черемухина, что бесспорно принесло бы отечественному вертолету мировую известность". Возникает вопрос - почему не удалось? По-моему, единственный лргичный ответ: потому что работы по созданию вертолета шедшие в ЦАГИ под руководством Алексея Черемухина и Александра Изаксона, были засекречены.

В результате нарисовалась парадоксальная картина: в сентябре 1936 года, через четыре года после полета Черёмухина, мировая авиационная общественность с бурным восторгом отреагировала на сообщение о "рекорде" вертолета "Жироплан" французских конструкторов Луи Бреге и Рене Дорана, который поднялся аж на 158 метров, то есть - в четыре раза ниже, чем ЦАГИ 1-ЭА. И этот "рекорд" до сих пор значится в анналах Международной Авиационной Федерации.

Реально превзошел достижение советской машины немецкий вертолет "Фокке-Вульф" FW-61, который 25 июня 1937 года поднялся на 2439 м. Таким образом, секретный советский приоритет в области вертолетостроения продержался почти пять лет.

История ЦАГИ 1-ЭА содержит еще одну загадку. По непонятной причине работы по созданию и совершенствованию этого вертолета, сулившие большие перспективы, имели совершенно убогое снабжение и нищенское финансирование. Доходило до того, что испытатель ни разу не совершал длительных полетов, хотя, машина была на них способна, чтобы не расходовать моторесурс.

На вертолете стояли два старых ротативных мотора М-2 (они же - французские движки "Гном-Рон" времен Первой мировой войны) мощностью по 120 лошадиных сил. Ничего лучшего и более современного получить не удалось. Да и эти движки приходилось беречь как зеницу ока, постоянно ограничивая время их работы. Когда в 1934 году построили второй опытный экземпляр машины, получивший обоначение ЦАГИ 5-ЭА, изношенные моторы с первого прототипа переставили на него.

А в 1936 году вертолетная программа и вовсе была закрыта, несмотря на достигнутые успехи. Дальнейшую судьбу ЦАГИ 1-ЭА и его дублера выяснить не удалось, скорее всего, их отправили на слом. Зато известно, что в начале 1938 года Черёмухин и Изаксон были арестованы за "вредительство" и провели четыре года в тюремной "шарашке", где им пришлось заниматься не вертолетами, а совсем другой тематикой - пикирующим бомбардировщиком Петлякова, в дальнейшем получившим название Пе-2. А первые упоминания в открытой печати о ЦАГИ 1-ЭА появились лишь после войны.

На заставке - дореволюционный фотопортрет Алексея Черёмухина и фотоколлаж с изображением ЦАГИ 1-ЭА в полете.



Черемухин в кабине ЦАГИ 1-ЭА и барограмма его рекордного полета, заверенная подписью Изаксона.



Черёмухин возле ЦАГИ 5-ЭА. Обратите внимание, что снимке нет лица. Во времена "большого террора" в СССР появилось очень много фотографий с затертыми, замазанными или вырезанными лицами.



Музейная модель вертолета-рекордсмена. src

Last posts:
Last posts