LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Как я уехала из Беларуси работать в НАСА

pora-valit

Здравствуйте, дорогие читатели сообщества!
Думаю, некоторым из вас будет интересно и, может быть, даже полезно почитать про мой опыт подачи на NASA Postdoctoral Program, стипендиатом которой я сейчас являюсь. Публикую здесь два своих прошлогодних поста с некоторыми купюрами. С радостью отвечу на любые связанные с этой темой вопросы.

В конце февраля я поняла, что пора валить из этой страны, несмотря на относительно неплохое положение, которое я занимала, работая ученым секретарем Института физики НАН Беларуси. У меня есть степень PhD, полученная во Франции, которая признается во всем мире, а я почему-то вернулась в Беларусь. Побыла дома и захотела уехать снова, что неудивительно.

От бывших французских коллег я узнала о существовании NASA Postdoctoral Program, связалась с NASA Ames Research Center, который находится в Калифорнии, и стала готовить документы для подачи на конкурс. Зачем размениваться на мелочи? Если уж и валить, то в самое лучшее место.

Я написала длинный proposal (типа проект-заявка) на 15 страниц, где описала весь свой опыт и знания и рассказала, что я могу сделать в контексте их исследований. Дедлайн был 1 июля. Потом 3 месяца выбирают кандидата. Заявки рассматривает сначала руководитель группы, где открыта вакансия, а потом еще три независимых эксперта. Я не знала, какой конкурс, но была в принципе почти уверена в победе, ведь я реально очень хорошо им подхожу начиная от тематики диссертации, заканчивая управленческим опытом.

Смешно было услышать вопрос от моего будущего руководителя насчет того, зачем мне это надо, ведь у меня такая крутая позиция. Какова вероятность того, что ты согласишься у нас работать, если тебя выберут? Так и спросил. Ну, для них Scientific Secretary - это человек, живущий в вилле на берегу океана, наверное. Я ответила честно, и про деньги, и про то, что соскучилась по науке, и про то, что работа у них даст мне бесценный опыт, который будет полезен в любой стране мира.

А потом я стала ждать. Это было долго и мучительно.

И вот 22 сентября я получила письмо. Проснулась утром и, как обычно, заглянула в почту на телефоне. Вот начало этого письма:


Я не помню, что я делала. Наверное, прыгала и кричала. На потолке следов ног вроде бы нет. Потом позвонила маме. Потом другу. А днем сказала директору.

На скриншоте письма выше я закрасила суммы (разглашать же нельзя), но оставила незакрашенными 8 тыс. на научные поездки - это открытая информация, которую можно найти на сайте программы. А вот стипендии отличаются в зависимости от штата и вроде бы от уровня кандидата. У меня, кажется, максимум (Калифорния же).

Сразу же утром за завтраком я договорилась о дате начала работы. Мне предложили на выбор 25 октября или 29 ноября, я выбрала второе. Чуть позже дату перенесли на 6 декабря.

Так вот, сначала я сказала директору. Он как будто уже догадывался о моих намерениях валить и принял новость неожиданно спокойно. А на следующий день, т.е. 23 сентября, я написала заявление на увольнение. И стала работать дальше.

Мне пришло еще несколько писем с просьбами заполнить какое-то несметное количество форм. И на визу, и на страховку, и на черт-те знает что.

13 октября я подалась на визу в посольство США. На следующий день забрала паспорт с визой J-1. Об этом ниже.

19 октября мне купили билеты на 26 ноября. Полечу самым быстрым маршрутом через Вену и Франкфурт. Офигела от цены билета на люфтганзу из Франкфурта в Сан Франциско. Четыре, мать их, тысячи долларов. Эконом класс в одну сторону. Лечу аэробусом А 380, которым никогда раньше не летала.

Мне посчитали бюджет на переезд, который составил пятизначную сумму. Мало того, он больше, чем я зарабатываю в своем институте за год. В бюджет входит авиаперелет, отель на 12 ночей, аренда машины на 14 дней, суточные, перевоз багажа и еще кое-что по мелочи.

Я решила лететь за 10 дней, чтобы отойти от разницы в 10 часов и 20 градусов, успеть найти себе постоянную квартиру (это беда), открыть банковский счет, и так далее, и так далее.

На работе, когда люди узнавали, что я уезжаю, реагировали по-разному. Большинство поздравляли. Некоторые явно завидовали и говорили неприятные вещи, мол, там я буду пахать и жить впроголодь. Одна коллега так красиво мне сказала, я навсегда запомню: "Ты большая молодец, ты умная, интеллигентная девочка, ты красивая, у тебя есть вкус. Тебе здесь не место, тут болото, примитивизм, колхоз "Победа". Я тебе скажу, не смей возвращаться! И роди дочку до сорока лет. Поняла?" Я сказала, что поняла, но насчет дочки не уверена. В стране у нас наверное и есть болото, и хотя я люблю институт и свою работу, но все-таки мне пора двигаться дальше.



Мне полагается виза J-1. Не рабочая Н-1, а виза типа "Exchange visitor". Такого типа визу получают многие категории людей, въезжающих в Америку, от студентов, работающих летом на плантациях, до профессоров и стипендиатов-исследователей вроде меня.

На самом деле это оказалось довольно просто.

Документы мне помогала собрать специально обученная женщина, заседающая в Хьюстоне (Хьюстон, у нас проблемы!) Она сделала для меня форму DS-2019, которая является подтверждением моего статуса стипендиата постдок программы НАСА. Чтобы сделать эту форму я ей дала свои паспортные данные, даты своей программы, переслала письмо-приглашение, скрин которого выше, и, собственно, все. Через три дня мне почтой FedEx пришла эта самая форма на одном листе.

Всем, кто подается на визу, нужно заполнить онлайн форму DS-160 (здесь), в которой помимо вопросов о дате рождения, дате рождения родителей, бывшего супруга, образовании и многих других, еще спрашивали буквально следующее: "являетесь ли вы членом террористической организации?", "поддерживали ли вы когда-либо террористические организации?", "занимались ли вы торговлей людьми?" и все в таком духе вопросов 50. Интересно, если террорист будет подаваться на визу в США и заполнять эту форму, он ответит "да"? При заполнении формы нужно было загрузить фотографию размером 2х2 дюйма. Такие фотографии делают в любом салоне, а умельцы даже фоткаются сами. После заполнения формы нужно распечатать подтверждение, на котором есть фотография, имя и штрих-код.

Еще нужно было заплатить сбор SEVIS I-901 в размере 180$. Я так и не поняла, что к чему. Но надо было. Мне дали ссылку, я заполнила несложную форму и заплатила карточкой. Распечатала подтверждение оплаты.

В посольстве США в Беларуси делают все типы виз, кроме туристических, если человек едет впервые. Если у него уже была туристическая виза (которую он делал, например, в Вильнюсе или Москве), то ее можно продлить у нас. В посольство можно записаться буквально на следующий день (тут), места есть всегда. Записалась, распечатала подтверждение.

И вот в назначенное время я пришла к посольству. У меня были следующие документы: паспорт, подтверждение регистрации на собеседование, подтверждение заполнения формы DS-160, подтверждение оплаты SEVIS, форма DS-2019, присланная из Америки, письмо-приглашение и 160$ наличными. Все.

Сначала пришлось ждать на улице минут 40 и мерзнуть. Потом пришлось сдать телефон, предварительно его выключив (не самолетный режим, а вообще), сдать косметичку, в которой была пилочка для ногтей, и даже капли в нос забрали. Разозлилась. Потом пришлось ждать внутри.

Меня вызвали подать документы в одно окошко, я отдала все, что принесла и заплатила. Села ждать дальше.

Пока ждала, слушала, как сотрудник посольства (американец) интервьюирует остальных. Было очень неприятно слушать. Были, например, такие диалоги:
(женщина едет нянчить внуков)
- Кто платит за билет?
- Я сама.
- Какая у вас зарплата?
- 300 рублей пенсия и 300 зарплата (300 рублей = 150$).
- Сколько стоит билет?
- 900 долларов.
- А как с таким доходом вы можете купить билет??
- Я копила.

Каждого спрашивали, что он будет делать потом. Все отвечали одинаково, мол, вернусь домой, у меня же здесь квартира, машина, бизнес, дети. И так я послушала штук 15 собеседований. Очень неприятно все это было. Сидела и накручивала себя.

Со мной разговаривали иначе. Во-первых, я была единственной, с кем говорили по-английски, хотя была там и молодежь-туристы, и юный еврей в ермолке, который ехал учиться на раввина. Во-вторых, я была единственной, у кого не спросили, что я буду делать потом. В-третьих, меня поздравили со стипендией, спросили, рада ли я, чем я буду заниматься и все. Совсем другое отношение. Ну, это и неудивительно.

Один важный момент: некоторые категории граждан, получающих визы J-1, попадают под правило возвращения домой на 2 года после окончания программы. К стипендиатам NASA Postdoctoral Program это правило не применяется, что четко прописано в самой визе.

Паспорт с визой я забрала на следующий день.

Сообщила в Хьюстон, мне моя помощница ответила, что я, наверное, самый скоростной получатель визы за все время ее работы.
src

Last posts:
Last posts