LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Санкции ЕС vs санкции США

ibigdan



Подходы США и ЕС к санкциям в отношении РФ сильно отличаются. И если позиция США более-менее понятна, то позиция ЕС, на первый взгляд, выглядит крайне непоследовательной. С одной стороны, в ЕС говорят об ужесточении санкций в отношении РФ. С другой — возмущаются санкциями Конгресса США и грозят «ответными мерами». На первый взгляд (а у многих он же последний), здесь прямое противоречие или в лучшем случае торг. Я же никакого особого противоречия не вижу. Есть две причины, в сумме прекрасно объясняющие, на мой взгляд, происходящее.

1) Европа терпеть не может США. Можно долго объяснять и разбираться в причинах антиамериканизма, но он является одной из базовых составляющих общественного настроения и фоном для любых решений. В данном же случае получается, что это там, за океаном, приняли, не посоветовавшись с Европой, санкции, а Европа теперь обязана будет их выполнять. Особенно перед выборами Меркель просто-таки обязана дать отпор зарвавшимся заокеанским империалистам.

2) Вторая причина, на мой взгляд, глубже и серьёзнее. Для начала, а что вообще такое санкции в отношении РФ? Сами же государства не торгуют с РФ, государственное непосредственное участие в экономике не слишком высоко. Санкции — это набор запретов для компаний ЕС и имеющих в ЕС бизнес совершать те или иные действия.

ЕС (и Германия в первую очередь) совершенно не против запретов/ограничений на торговлю с РФ. Более того, такие запреты показывают решительность и ответственность политиков и вполне могут понравиться электорату. Кроме того, они дают возможность требовать от других (от тех же США, например) каких-то других действий.

Но любой бизнес, особенно крупный, всегда в первую очередь считает деньги. И соответственно важен не сам запрет, а последствия нарушения компанией запрета. Например, наложенный на «Сименс» штраф в два миллиона евро займёт в бюджете «Сименса» почетное место где-то между закупкой скрепок и проведением аудита представительства в одной из центральноафриканских стран. И, естественно, штрафы такого масштаба не могут помешать «Сименсу» или любой другой крупной корпорации и далее вести бизнес с РФ.

И это именно те санкции, которые желает видеть Германия, да и весь ЕС. С одной стороны, очень значимые и эффектные политически, с другой стороны абсолютно не мешающие привычному ведению бизнеса. Более того, это прекрасно ложится, на мой взгляд, в идеологию всей внешней политики ЕС — очень эффектно, но чтобы не дай Бог ничьи интересы не задеть.

США же привыкли рассматривать санкции как действенный инструмент внешней политики. То есть, как и всякий инструмент, оценивать в первую очередь по критерию действенности. И санкции Конгресса здесь играют особую роль. Об экстерриториальности в сто двадцатый раз не буду. Главное, что контроль за соблюдением введённых Конгрессом санкций осуществляет добрая структура с довольно говорящей аббревиатурой ОФАК. А у этой конторы есть две милых особенности. Во-первых, она имеет технические возможности получать доступ чуть ли не к любым проводкам и банковским документам в мире. А во-вторых, и это ещё интереснее, для неё весьма интересно законодательно определены санкции, которые она вправе применять к нарушителям. Прописаны они именно для достижения эффективности запретов. То есть так, чтобы никакой размер прибыли не мог компенсировать потери от наложенных штрафов. Поэтому размер штрафов НАЧИНАЕТСЯ от суммы сделки, может быть кратным сумме сделки. А в особо запущенных случаях составляет некоторый процент от СУММАРНОГО ОБОРОТА компании. Это в тех случаях, если у ОФАК возникли обоснованные предположения, что нарушающие санкции сделки оказали существенное влияние на коммерческую деятельность компании в целом.

И причина начинающегося конфликта совершенно проста. Это различие в подходах между «чтобы шашечки» и «чтобы ехать». Европа видит введение санкций как самоцель, как демонстрацию позиции. И при этом всячески стремится к тому, чтобы они не ударили даже минимально по своим производителям. А США санкции нужны как инструмент. Если закрываем сделки с энергосектором РФ, то чтобы таких сделок не было. И при первом же нарушителе санкционного режима из ЕС эти два подхода ожидаемо входят в крайнее противоречие.

Справедливости ради нужно отметить, что сами США в данном случае не страдают от санкций. Их обороты с РФ мизерные по сравнению с ЕС. Хотя вот «Эксону» они не дали провести сделку, несмотря на весьма горячее желание и активнейшее лоббирование.

Причём не стоит думать, что это некоторое исключение, и именно по вопросу санкций в отношении РФ вот именно сейчас звезды так встали, что позиции США и ЕС сильно разошлись. Те же самые качели многие годы были в отношении санкций против Ирана. Правда, тогда политики общались на своей полуптичьем-полуэзоповом языке, и внешне всё выглядело заметно приличнее. В уже полузабытые времена Рейгана вопрос санкций в отношении СССР привел к резкому обострению отношений между США и Европой, тогда еще не объединённой. И тогда всю тяжесть санкций в результате несли США. Европа продолжала сотрудничать с СССР. Причем мантры были примерно те же: необходимость искать компромисс, недопустимость урона собственной экономике, односторонние действия США без консультаций с европейцами.

А есть ещё два уже действительно сиюминутных фактора — один в отношении США, а второй ЕС.

В США в кои-то веки вопрос санкций и политики в отношении РФ стал фактором внутренней политики. Это довольно редкое событие, американцы настолько привыкли жить на глобусе Америки, что внешняя политика крайне редко заботит американского избирателя. Но сейчас «рашагейт» стал одним из основных формальных поводов претензий к Трампу на фоне жесточайшего недовольства им всего истеблишмента. И в результате сложилась довольно уникальная и очень выгодная для нас ситуация. Фактически среди политиков США сейчас идёт чемпионат по русофобии. Конгресс и в первую очередь демократы требуют и предлагают максимально жёсткие санкции в отношении РФ. Не столько ради самой РФ или тем более Украины, сколько чтобы поймать Трампа на отказе их подписать и усилить крики о слишком тесных связях Трампа с РФ. А Трамп, в свою очередь, вынужден, чтобы отвести эти подозрения, демонстрировать максимально жёсткую позицию в отношении РФ. Причём, что довольно смешно, на мой взгляд, желания по поводу РФ здесь уже не играют никакой роли. Как раз демократы всегда занимали значительно более мягкую позицию и не готовы были лишний раз идти на обострение. А сейчас именно они выступают самыми лютыми ястребами. Желания же самого Трампа вообще в данной ситуации глубоко вторичны. Во-первых, они от завтрака до ланча успевают измениться не один десяток раз. Во-вторых, внешняя политика для него никогда не входила в перечень приоритетов. А в-третьих, ему значительно важнее сейчас показать беспочвенность обвинений, чем выстраивать какую-то определенную линию в отношении РФ.

В Европе же ситуация довольно стандартная, но с временной спецификой. Во-первых, в ЕС сейчас всем не до РФ. То есть им по большому счёту всегда не до РФ, но сейчас количество и острота проблем внутриевропейской политики наверное наибольшие с момента создания ЕС. Это и Брекзит, это и вопрос лидерства в ЕС, и отношения условных севера и юга, и старых и молодых членов. С учётом, мягко говоря, не самых эффективных формальных механизмов принятия решений, вообще удивительно, что им удаётся формировать хоть какую-то внешнюю политику. Кроме того, предстоящие выборы в Германии вынуждают Меркель демонстрировать свою независимость от США, потому что это является одним из самых распространенных упрёков её оппонентов по поводу внешней политики.

Сразу скажу. Я не гадалка и у меня нет хрустального шара. Я не знаю, на каком формате санкционной политики в итоге сойдутся ЕС и США. И уж тем более не готов оценивать, в какой степени подобный формат окажется действенным в отношении экономики РФ. Я просто пытаюсь объяснить, в чём, на мой взгляд, заключаются подходы США и ЕС и в чём их фундаментальные различия.

Никита Соловьёв

src

Last posts:
Last posts