LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

«Люди Маргелова» на маневрах «Днепр-67»

foto-history


1967-й год являлся знаковым в послевоенной истории Советской Армии и ее элиты – ВДВ. В Советской стране тогда широко и торжественно отмечали 50-летний юбилей Октябрьской революции 1917 г. В канун этого важнейшего политического события в СССР советским руководством было решено провести крупнейшие общевойсковые учения с участием почти что всех родов войск, включая воздушный десант. Таким образом, восстанавливалась практика крупномасштабных (общевойсковых) маневров, которые существовали в СССР до начала Великой Отечественной войны.

К учениям, получившим кодовое название «Днепр-67», было привлечено огромное число военнослужащих Белорусского и Прикарпатского военных округов. Военная игра походила на Украине и Белоруссии, на просторах между Днепром и Припятью, правым притоком великой реки. Руководил этими беспримерными маневрами сам министр обороны СССР, маршал Андрей Антонович Гречко.

(командование учений: Маршалы Советского Союза А.А. Гречко, К.С. Москаленко и Ф.И. Голиков)
Согласно условиям учений, войска «Западных», оборонявшейся стороны, заняли позиции на правом берегу Днепра. Войска «Восточных», нападающая сторона, должны были форсировать Днепр и атаковать условного противника на его территории – на огромном ареале правобережья Днепра. Начало учений «Днепр-67» характеризовалось крупномасштабным выдвижением основных сил «Восточных» на бронетехнике. Войска совершили весьма продолжительный марш, покрыв расстояние почти в 1000 км. Марш совершался в ночное время.
Понятно, что наибольшую физическую и психологическую нагрузку испытывали механики-водители боевых машин, сидевшие за рычагами по многу часов. Известны были случаи, когда командиры подсаживали к механикам-водителям толковых рассказчиков, чтобы механики-водители не заснули. Итак, военная игра началась…

Достойное участие в учениях «Днепр-67» приняли воины крылатой гвардии – советские десантники. К этому моменту советские ВДВ находились в активной стадии многопланового реформирования, которое инициировал легендарный командующий этим родом войск генерал-полковник Василий Филиппович Маргелов.

Одной из основных задач реформ было перевооружение и новое техническое оснащение ВДВ, что давало возможность десантникам действовать в тылу противника наступательно, отражая нападение крупных сил неприятеля и его бронетанкового потенциала. Идея стратегического десанта впоследствии получила развернутое обоснование в кандидатской диссертации, защищенной В.Ф. Маргеловым 4 декабря 1968 г.

На общевойсковых учениях «Днепр» крылатую гвардию представляли два соединения – 103-я (Витебская) гвардейская воздушно-десантная дивизия (полки 317-й, 350-й, 357-й, комдив Н. Кошников) и 76-я (Псковская) гвардейская воздушно-десантная дивизия (полки 104-й, 234-й, 237-й, комдив В. Онетов). Десантникам, участвовавшим на стороне «Восточных» сил, было приказано десантироваться в нескольких районах в тылу условного противника.

В тыл к «Западным» по воздуху двинулась армада военно-транспортных самолетов с многотысячным десантом и штатной боевой техникой и вооружением. Это были гвардейцы 103-й Витебской дивизии. На следующий день в тыл к «Западным» приземлились псковские десантники. Согласно тактике, полет десантных лайнеров прикрывался истребительной авиацией «Восточных», а перед массовым десантированием место высадки обрабатывалось бомбардировщиками.

(Воздушный десант)
Последовательность десантирования было следующей. Сначала на парашютах была выброшена дивизионная разведка, а также комендатура десантного обеспечения военно-транспортной авиации. Затем из чрева самолетов в небо посыпалась боевая техника на парашютных системах. И, наконец, вслед за машинами с самолетов был выброшен десант, огромное число крылатых гвардейцев, которые уже через несколько минут, приземлившись, в организованном порядке начали дерзко двигаться на установленные объекты «Западных».


(Работа одного из штабов)
Это было доселе невиданное зрелище. За чуть более 20 минут вся воздушно-десантная дивизия со штатной техникой успешно десантировалась и оперативно приступила к выполнению поставленной задачи. На следующий день в полном составе десантировалась и 76-я дивизия ВДВ. Следует заметить, что, несмотря на огромное число воинов, десантировавшихся в тыл «Западным», не произошло ни одного случая нераскрытия основного парашюта и использования «запаски».

Однако имела место одна весьма драматическая ситуация, которая, к счастью, не обернулась гибелью людей, двух гвардейцев-десантников. В ходе массового десантирования воздушный поток затащил старшего сержанта Николая Федина на купол младшего сержанта Петра Пинского. В итоге оба купола погасли. Казалось, гибель воинов неминуема.
О том, что произошло затем, рассказано в книге Анатолия Митяева, компетентного современника: «Николай в падении обогнал Петра. Ни секунды не раздумывая, Петр схватил стропы спутанного парашюта товарища. Удержал их крепкими руками, обмотал вокруг пояса – и это все впадении!
Оставались секунды до встречи с землей. Петр сумел высвободить из стропов руку и открыл запасной парашют. Это ли не пример мужества!»


Был и другой случай, когда не сработала парашютная система на одной самоходке 357-го полка 103-й ВДД. «Асушка» (АСУ-57) грохнулась буквально перед основной трибуной, на которой находились высшее руководство учениями во главе с министром обороны А. Гречко. В момент, когда «Голожопый Фердинанд» (так окрестили АСУ-57 в ВДВ) с нераскрывшимся парашютом стремительно падал с небес, казалось бы, на трибуну, возникла паника, и почти все высшие чины покинули свои почетные места. На трибуне оставались три человека…

(Одна из АСУ-57 ВДВ после приземления во время учений)
Вот как этот момент описывает высокопоставленный офицер-десантник Алексей Кукушкин: «Поднялась паника. На трибуне стояли и наблюдали за этим происшествием маршал Гречко, Маргелов Василий Филиппович, маршал Скрипко. Они не тронулись с места. Платформа рухнула буквально в 100 метрах от трибуны, подняв фонтан земли и произведя определенный грохот»

В ответственной фазе этих общевойсковых учений «людям Маргелова» предстояло поучаствовать в одном важном эксперименте, а именно десантироваться посадочным способом с вертолетов в тылу условного врага на правом берегу Днепра, захватить и удержать плацдарм до подхода основных сил «Восточных».

(Мотострелки "Западных" на мотоциклах)
Интересно отметить, что гвардейцам 76-й дивизии предстояло десантироваться почти на то самое место, на которое были выброшены на парашютах воины 3-й и 5-й воздушно-десантных бригад в 1943 г. в ходе крупной операции Советской Армии по форсированию Днепра. Общий смысл предстоящего десанта в конце августа 1967 г. был также почти аналогичный днепровской операции 1943 г.

Таким образом, впервые предстояло осуществить десантно-штурмовую операцию. Необходимость апробации тактического вертолетного десанта была тогда обусловлена новейшим опытом ведения боевых действий в локальных войнах, прежде всего опытом американской армии в захватнической войне во Вьетнаме.


(Паровоз описанный В. Суворовым (Резуном) в книге "Освободитель", Глава "Операция "Мост")
«Железный Человек» и высшее военное руководство правильно считали, что отставание в освоении тактики тактических вертолетных десантов недопустимо. На учениях «Днепр-67» были задействованы военно-транспортные вертолеты двух моделей.

Живую силу десанта доставлял к месту высадки вертолет МИ-4 (первая военно-транспортная винтокрылая машина в Советской Армии, производимая с начала 50-х гг. XX в. В Казани), а бронетехнику и самоходные установки – огромный транспортный вертолет МИ-6 (в серийном производстве с начала 60-х гг. XX в., на борт вертолета-монстра помещалось до 70 десантников или одна единица десантной бронетехники, САУ, БМД и проч.).

(Мотострелки в наступлении)
Вертолетный десант производили в неблагоприятных метеоусловиях.В тот день (29 сентября) была низкая облачность. Тем не менее вертолетная армада с крылатой гвардией, возглавляемая самим генералом-полковником В.Ф. Маргеловым, дерзко направлялась к месту десантирования, на правый берег Днепра. Высадка десанта и боевой техники менее, чем через час, была произведена четко и оперативно, что было результатом должной подготовки.

Согласно маргеловскому девизу «С неба на землю, и сразу в бой», псковские десантники открыли прицельный огонь по мишеням, которые в большом числе были сооружены в пределах огромного стрельбища. Характерно, что 98% всех мишеней были поражены десантниками из стрелкового орудия и бронетехники. А это ведь очень высокий показатель!

(Десантник ведет огонь по войскам "Западных")
В это время В.Ф. Маргелов взирал на захват плацдарма своими гвардейцами с наблюдательного пункта. Его переполняла заслуженная гордость: он воочию видел итоги своих трудов. Задача по захвату плацдарма была успешно выполнена.
Ход учений показал эффективность и мобильность десантно-штурмового десанта. Поэтому неслучайно, что уже в следующем году в Советской Армии начинают создавать новую разновидность воздушного десанта – десантно-штурмовые бригады.
В июле 1968 г. на территории Читинской области в г. Могоче будет сформирована 11-я ОДШБр численностью более 2 тыс. бойцов .Позже появятся 13 и 21-я ОДШБр. С середины 1978 г. по инициативе нового начальника Генштаба ВС СССР маршала Н.В. Огаркова пойдет вторая волна создания ДШБр.

Завершение грандиозных армейских учений сопровождалось небывалым военным парадом под Киевом. Вернее, это был, как справедливо замечает один из биографов В.Ф. Маргелова Борис Костин, не парад, а грандиозный военный смотр, проведенный на тверди испытательного аэродрома К.Б. Антонова, находящегося вблизи Киева.
В этом потрясающем воображение действии приняли участие представители всех родов войск, задействованные в учении «Днепр-67». Были на параде, разумеется, и фавориты учений – «войска дяди Васи» во главе с самим «Железным Человеком».
Перед началом проведения смотра он, довольный, командовал ВДВ, обходя своих гвардейцев, остановился у строя 357-го полка 103-й ВДД. Василий Филиппович потребовал к себе взводного офицера, чья самоходка разбилась вблизи трибуны.

Вот как этот эпизод описан в книге сыновей Маргелова «Василий Маргелов. Десантник №1»:
" – Колесов, – обратился Василий Филиппович к стоящему рядом командиру соседнего полка, – где тот аспид, который самоходку в Политбюро швырнул? Командир полка крикнул: – Красницкого ко мне! Нетвердым шагом подошел взводный и с явной дрожью отрапортовал.
– Тысячи платформ, ну, словно пушинки, приземлились. А твоя возьми да чуть не угоди в меня. Да ладно бы в меня. Со мной рядышком сам Генсек и Министр обороны стояли.
Командующий говорил с присущим ему артистизмом, и рядом стоящие офицеры наблюдали, как лицо бедного Красницкого покрывалось испариной – учения для него были реальным шансом покинуть следующую должность. И тут, как на грех, такая оплошность.
И вдруг Василий Филиппович перешел с разгромного тона на отеческий: – Да не дрожи ты, как листок осиновый. Вины за тобой нет! Разобрались. Двигатель тормозной подкачал.
Тут генерал Маргелов заметил измятую и прожженную парадную форму взводного. Ему уже доложили, что форма «прыгала» как раз в той злополучной самоходке.
– Форму жаль? Примак, – приказал он командиру полка, где служил Красницкий, – старшему лейтенанту потерю формы компенсируй. Не в трусах же ему, сверкая яйцами, к девкам ходить».
Шуточная реплика В.Ф. Маргелова тут же вызвала взрыв смеха у гвардейцев 357-го полка. Воины других родов войск, стоящие в строю рядом с десантниками, с веселым любопытством обратили свои взоры к месту событий. Не посрамленный Красницкий воодушевленно вернулся в строй."


Очевидец парадных торжеств пишет: «На аэродроме возле Киева от горизонта до горизонта стояли танки. Это было самое большое скопление танков в истории человечества. Тут стояли танки четырех фронтов. По всей видимости, их было более 20 тысяч. Армия НАТО, если бы и рискнула собрать столько танков на одном поле, не сумела бы это сделать, ибо у всех западных наций нет столько. Жуткая фотография бескрайнего танкового океана обошла все газеты мира».

Перед самым началом военного парада произошла курьезная ситуация, которую, по понятным причинам, в советской литературе не освещают. Предоставим слово вышеупомянутому очевидцу, Владимиру Резуну, бывшему советскому офицеру, а ныне скандально известному публицисту, клеветнику-перебежнику под псевдонимом Виктор Суворов.

Этот борзописец не без ехидства отмечает: «Выстроенные для парада войска ждали прибытия высоких гостей. Ждали и на трибуне. Парад по традиции начинается в 10:00. В отличие от стандартных московских парадов был запланирован пролет неимоверной массы боевых самолетов. Все было рассчитано по секундам.
Но Брежнев, Подгорный, Косыгин и Шелест задержались. Все самолеты находились довольно далеко от Киева – в Борисполе. Взлет, полет и прохождение над народными колонами должно было быть четко согласовано и соблюдено. Но руководство задерживалось. Маршал Гречко, стоя на трибуне, тихим шепотом крыл родную партию, совестное правительство и всех членов Политбюро персонально таким отборным матом, какого не услышишь даже от знатоков, почитателей и собирателей этого самого популярного из видов устного народного творчества. Гречко крыл Брежнего шепотом, но микрофоны, установленные на трибуне, были включены ровно в 10:00, и оттого маршальский шепот разносился на добрый десяток километров над всем скопищем нашей несокрушимой мощи.
Оттого-то этот киевский парад был проведен особенно молодцевато, и я бы сказал – весело. Через полчаса, когда войска торжественным маршем проходили мимо трибун руководителей, на лицах солдат и офицеров не было обычного выражения суровой решимости. Все лица цвели улыбками. Улыбались и руководители в ответ, помахивая пухлыми ладошками».

Особенно впечатляюще выглядели «люди Маргелова», которые, чеканя шаг, одетые в форменные «комбезы», конечно, выгодно отличались по выправке и строевой обученности от прочих родов войск. Лица десантников также отражали радостное настроение, охватившее тогда всех участников знаменитого парада.

Масштабные учения «Днепр-67», естественно, вызвали немедленный резонанс среди руководства НАТО и западной общественности вообще. Никогда в послевоенный период Советская Армия не выглядела в глазах Запада такой впечатляющей и грозной. Понятно, что эти учения стали почти сразу объектом глубокого военно-стратегического анализа со стороны натовских специалистов.

Было написано немало специальных статей и даже книжных публикаций, в которых авторы стремились фактически оценить потенциал советских войск, в частности ВДВ. В 1973 г. английский историк-специалист Джон Эриксон издал в США (Вашингтоне) отдельную аналитическую работу, которая имела характерное название – «Советская военная мощь».
В этом монографическом отчете, заказанном Американским институтом стратегических исследований, автор утверждал, что учения «Днепр» показали то, насколько быстро СССР способен перебросить огромное количество десанта и техники воздушным путем. Д. Эриксон приводит соответствующий показатель: за 22 минуты десантировалось 8 тыс. человек и 160 единиц десантной техники .

Итак, участие двух соединений ВДВ в учениях «Днепр-67» окончательно укрепили за советским десантом заслуженную репутацию элиты Советской Армии, способной выполнить любой приказ командования.
Конечно, это была прежде всего заслуга командующего ВДВ – генерала-полковника В.Ф. Маргелова, который долгие годы пестовал и создавал реальный образ современного десантника. Успех ВДВ, достигнутый на этих учениях, был закономерным следствием долговременных и конкретных реформ, которые еще только входили в стадию своего апогея. Характерно, что маршал А.А. Гречко, производя анализ учений с руководителями родов войск, участвовавших на украинских маневрах, отметил изменения в лучшую сторону десантников и их командующего.
Неслучайно строгий министр обороны объявил благодарность лишь одному Василию Филипповичу Маргелову. Маршал Гречко, докладывая высшему советскому руководству страны, также дал высокую оценку действиям десантников и командующего ВДВ на прошедших учениях. Приняв во внимание высокое мнение министра обороны о командующем ВДВ, верховная власть Советской державы приняла справедливое решение о присвоении В.Ф. Маргелову очередного (и очень высокого для статуса командующего ВДВ) воинского звания генерала армии. Через несколько недель после окончания учений сам Л.И. Брежнев по правительственной связи официально сообщил Василию Филипповичу Маргелову о новом назначении.

Вот как об этом знаковом событии вспоминает фаворит «Железного Человека», начальник разведки ВДВ Алексей Кукушкин: «Василий Филиппович вытянулся в струнку и буквально гаркнул в трубку телефона: «Служу Советскому Союзу, товарищ Генеральный Секретарь!». Василий Филиппович через мгновенье сказал: «Звонил Генеральный секретарь, поздравил меня со званием генерала армии».

Учения «Днепр-67» завершились в первых числах октября и стали историей. На «зимние квартиры» вернулись и десантники Витебской и Псковской дивизий ВДВ. В свой рабочий кабинет вернулся и Десантник №1, новоиспеченный генерал армии В.Ф. Маргелов. В частях и соединениях Крылатой Гвардии возобновилась активная боевая жизнь.
Продолжились и масштабные реформы, инициированные Василием Филипповичем. На повестке дня стал вопрос о создании новой совершенной бронедесантной техники, усовершенствованных моделей десантных парашютов, нового стрелкового и прочего вооружения для «войск дяди Васи». Необходимость этих и других неотложных преобразований элитных советских войск во многом стала очевидной после участия десантников в знаменитых общевойсковых маневрах, вошедших в историю, как «Днепр-67!
src

Last posts:
Last posts