LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Брусиловский обрыв

vikond65



100 лет назад, 1 июля 1917 года, началось последнее наступление российской армии в Первой мировой войне. За ним закрепилось прозвище "наступление Керенского" по имени тогдашнего государственного лидера и идейного вдохновителя этого мероприятия, однако, с не меньшим основанием его можно назвать "наступлением Брусилова", так как именно генерал Брусилов с 22 мая 1917 года занимал пост верховного главнокомандующего. И именно под его руководством был разработан план наступления, которое завершилось полным крахом и развалом фронта.

Как известно, подавляющее большинство воинских частей, сконцентрированных на Юго-Западном фронте для удара на Львов и Дрогобыч попросту отказалось идти в атаку. Активность проявили только сформированные после февральского переворота "батальоны смерти" и прочие "революционные" ударные части, да и то не все. Зачастую их энтузиазм проявлялся лишь в разукрашивании себя эмблемами в виде черепов, пошиве "революционных" черно-красных знамен и зажигательных митингах, а когда дело доходило до боя, патриотический порыв "ударников" быстро улетучивался.

В результате, наступление, начавшееся довольно успешно, уже через несколько дней застопорилось, а вскоре немцы и австрийцы нанесли контрудар, легко отбросив российские войска далеко за исходные позиции (см. карту). За пару недель противник отбил почти всю территорию Австро-Венгрии, занятую русскими в ходе предыдущего Брусиловского прорыва. По завлению немцев, они могли бы наступать и дальше, поскольку сопротивление им уже никто не оказывал, но германское командование пока не ставило перед войсками такую задачу.

Вот, как это выглядело в рапорте политкомиссара XI Армии:

"Начавшееся 6 июля немецкое наступление на фронте XI армии разрастается в неизмеримое бедствие, угрожающее гибелью революционной России. В настроении частей, двинутых недавно вперёд героическими усилиями меньшинства, определился резкий и гибельный перелом. Наступательный прорыв быстро исчерпался.
Большинство частей находится в состоянии всё возрастающего разложения. О власти и повиновении нет уже и речи, уговоры и убеждения потеряли силу — на них отвечают угрозами, а иногда и расстрелами. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника.
На протяжении сотни вёрст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них — здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Положение требует самых серьёзных мер. Сегодня Главнокомандующий
(т.е. генерал Брусилов, прим. авт.) с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим".

Тут примечательны две вещи: Во-первых, что до такого состояния российская армия докатилась за неполных четыре месяца, прошедшх с момента февральской революции. А во-вторых, - то, что военное командование во главе с Брусиловым, имея в своем распоряжении такие войска, все же уступило нажиму политиков-авантюристов и согласилось начать наступление. Просто удивительно, насколько слабо оно разбиралось в психологическом настрое своих подчиненных.

Июльская катастрофа наглядно показала, что в России уже фактически не было боеспособной армии и что продолжать войну она не могла. В данной ситуации единственным выходом из положения было немедленное заключение перемирия на любых условиях с последующим разоружением и демобилизацией солдатской массы, вконец разложившейся и ставшей более опасной для собственного руководства, чем для противника. Только так можно было предотвратить вторую революцию и захват власти левыми радикалами под лозунгом "конец войне!"

Конечно, это вызвало бы резко негативную реакцию союзников и отстранение России от дележа послевоенного "пирога", но в любом случае это было бы меньшим из зол в сравнении с тем, что произошло со страной в реале. Однако на такое решение у временного правительства, к сожалению, не хватило дальновидности и здравого рассудка.



Обложка журнала, в котором сообщалось о назначении Брусилова верховным главнокомандующим, и карта июльского наступления русской армии. После такого провала главкома отстранили от должности и уволили в отставку. На место Брусилова поставили генерала Корнилова, но это лишь приблизило катастрофу.



Обмундирование и эмблемы различных "революционных" частей русской армии, которые после свержение монархии быстро расплодились в огромном количестве, но не оказали никакого влияния на ход войны.



Знамена "батальонов смерти".



Керенский приветствует солдат на построении. Справа - карикатура, на которой он же пытается остановить бегущих с фронта дезертиров. src

Last posts:
Last posts