LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Вывести Цукерберга из-под юрисдикции ФСБ

dolboeb

Фейсбук в очередной раз предупредил меня о предстоящей блокировке аккаунта.

Заблокировать русскоязычный аккаунт на ФБ очень просто, достаточно просто слова «жиды» или «хохлы».

Мой самый популярный пост в ФБ был уничтожен в 2015 году за слово «жидосоциализм», описывающее политическую структуру Израиля.

Этот пост собрал 6000 лайков за один час, а на второй час он был выпилен бесследно и как бы навсегда.

Там рассказывалось, что я сижу в иерусалимской больнице «Шаарей цедек», пью по часам контрастное вещество перед томографией. А часы у меня над головой не пашут, потому что в них села батарейка. И все те онкобольные, которые со мной вместе пьют контраст, не могут свериться по тем часам (вещество пьётся раз в 20 минут).

Я иду в больничный магаз, покупаю там батарейку АА за 7 шекелей, встаю на стул, вставляю её в часы. Теперь можно всем пациентам считать часы и пить контраст по времени. Меня хором и очень эмоционально благословляют онкобольные и сотрудники клиники, я аж краснею от их похвал. Я пишу пост в ФБ про «жидосоциализм», где рассказываю эту историю, и недоумеваю, что мешало клинике самой вставить батарейку в часы, если они являются частью медицинского процесса. Компания «Ашманов и Партнёры», специализирующаяся на доносах администрации Фейсбука для выпила оппозиционеров по заказу Кремля, пишет донос на этот мой пост. За слово «жидосоциализм» пост с 6000 лайками удаляется, а меня в Фейсбуке банят НА НЕДЕЛЮ (это происходит ровно в тот момент, когда я лежу под томографом). Дальше целых 7 дней я не могу переписываться в Мессенджере с мамой, друзьями, бизнес-партнёрами.

К Игорю Станиславовичу Ашманову, который сегодня зарабатывает себе на жизнь доносами на оппозиционеров в Фейсбуке, у меня по этому поводу вопросов нет. И претензий нет тоже. У Игоря есть законные причины меня ненавидеть, они все изложены в его мемуарах «Жизнь внутри пузыря», где он рассказывает, как хотел стать гендиректором этого пузыря, но вместо него назначили почему-то меня. Причина понятна: я не крал денег у акционеров пузыря, моя Лента.Ру была самоокупаема, а Рамблер с Ашмановым в должности исполнительного директора приносил тем же акционерам миллион долларов убытков в месяц, из которых половину составляла зарплата будущих сотрудников фирмы «Ашманов и партнёры», работавших налево по заказу тогдашней жены Касперского над проектом Spamtest. Игорь с тех пор мне мстит, всеми доступными способами, и флаг ему в руки. К нему вопросов нет. Но вот к Фейсбуку у меня вопросы есть. Точно надо было меня банить в 2015 году за антисемитизм? А за стихотворение Пушкина «Моя родословная» надо было меня банить на неделю? А за трансляцию перформанса «Теллурия» Владимира Сорокина с венецианского Биеннале надо было меня банить на трое суток?

Мои источники внутри Фейсбука подсказывают, что все стёртые посты там где-то живут незримо. Их не удалили в ноль. И я совершенно уверен, что однажды, когда в ФБ сменится либо российское, либо американское руководство, все эти посты, удалённые по ложным доносам, будут восстановлены по прежним адресам. Я с удовольствием тогда тут сошлюсь на пост «о проблемах жидосоциализма», потому что он стоил всех 6000 лайков за час, очень трогательная история, в самом деле.

Но вот сегодня я получил от Фейсбука угрозу полной блокировки аккаунта.
И мне реально нужна помощь всех, кто может устроить Цукербергу головную боль за его принципиальное решение удовлетворять в кириллическом секторе все доносы, не разбираясь.
Если этот вопрос не решится прямо сейчас, то потом я буду Цукерберга в Америке судить как иностранного агента, работающего в интересах чужих спецслужб. И материала мне хватит, по всем моим банам, не говоря уже о Шендеровиче с Пархоменко.
Но лучше б мы сегодня закрыли вопрос миром.
Помогите мне, дорогие читатели.
Давайте сделаем так, чтобы Фейсбук в кириллической сфере впредь рулился не доносами Ашманова и партнёров, а его собственными Terms of Service.
src

Last posts:
Last posts