LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Путин, Ганди и коза: диалог продолжается

dolboeb

Недавно в ходе прямой линии Путину задали вопрос: «Знаете ли Вы, как живут простые люди в России сегодня?»

Нацлидер ответил утвердительно:

У меня до сих пор есть привычка: я не могу оставить включённым свет. Когда я выхожу из помещения, я всегда выключаю свет. Поэтому я это очень хорошо знаю.

Очень живо представилась эта картинка: Путин, ходящий по анфиладам комнат в разных своих дворцах, и всюду выключающий свет из экономии электричества. Даже если не читать никаких докладов Немцова о 26 дворцах и пяти яхтах, где ему приходится это делать, всё равно экономия выглядит впечатляющей.

Сразу же вспомнился Махатма Ганди — тоже большой любитель такой эксцентрики.
На раннем этапе своей политической карьеры лидер индийского народа поклялся не пить коровьего молока — в знак протеста против жестокого, эксплуататорского обращения фермеров с бедными животными.
Он оставался верен этой клятве до самой гибели в 1948 году.
Страшно подумать, скольких коров удалось ему таким способом спасти от жестокого обращения за три десятилетия.
Наверное, не меньше, чем Путин электричества наэкономил за 17 лет президентства.

Проблема Ганди состояла в том, что мяса и яиц он тоже не ел, и врачи Британской Империи серьёзно тревожились за его здоровье.
Их тревога передалась жене лидера, Кастурбе, и она, вместе с соратниками, долго искала альтернативный источник животного белка, который позволил бы мужу дожить до роковых выстрелов на лужайке позади Бирла Хауса (см. фото). Таким источником, в итоге долгих поисков и сложного внутреннего компромисса, стало козье молоко. Под давлением Кастурбы и соратников Ганди вынужден был согласиться, что о страданиях козы в его клятве ничего не говорилось. С этого момента началась многолетняя эпопея «коза для Ганди», описанная в бесчисленном множестве мемуаров, исторических трудов и новостных заметок эпохи. Думаю, по сюжету о том, как местные индийские общины и государственные власти в разных частях света заморачивались поиском козы к предстоящему приезду Ганди, можно было бы снять совершенно роскошный сериал — там по ходу настоящие драмы разыгрывались. Например, когда Ганди, на пути из Бомбея в Лондон, пересаживался на парижском вокзале, бесчувственные жандармы не пустили козу на перрон... Только не спрашивайте, на фига козе перрон, и почему нельзя было подоить её загодя, как делалось в Вестминстерском дворце. Парижские соратники почему-то уверены были, что козу нужно доить в присутствии Махатмы.

Мой любимый эпизод из этой саги про козу относится к 1942 году. Индийский национальный конгресс был возмущён тем, что англичане, не спрашивая, втянули Индию в ненужный ей конфликт с Германией и Японией. Ганди, будучи пацифистом, отдельно возражал против войны как таковой. Поэтому в августе 1942 года началась массовая кампания протестов «Вон из Индии», направленная против британских захватчиков. Лондонские консерваторы поначалу пытались вести какие-то переговоры, пытаясь отсрочить переговоры о статусе Индии на время после окончания войны, но Индийский национальный конгресс отверг все эти гнилые отмазы, вместе с предложениями о сиюминутных уступках в деле местного самоуправления. С точки зрения Конгресса, Британия к тому моменту вполне победила Гитлера, причём уже целых два раза: сперва дома, а затем и в танковой битве под Эль-Аламейном. Последующая война на европейском континенте не казалась соратникам Ганди серьёзной причиной, чтобы из-за неё морозить процесс передачи власти в Индии до полной победы над немцами: ведь где Берлин, а где, извиняюсь, Тируванандапурам.

Движение «Вон из Индии» англичане жестоко и безжалостно подавили. Больше 100.000 человек было арестовано, многих оштрафовали. Индийский национальный конгресс запретили, а его руководство взяли под стражу. В частности, Махатму Ганди отправили в тюрьму Еравада в городе Пуне, ныне — столица штата Махараштра. И его верная помощница Мирабен (урождённая Мэдлин Слейд, британская аристократка и дочь контр-адмирала) немедленно направилась к директору тюремного комплекса, чтобы предупредить его о необходимости обеспечивать знаменитого узника козьим молоком, потому что он другое пить отказывается. В ответ суперинтендант Еравады с гордостью продемонстрировал своей посетительнице трёх козочек, привязанных во дворе тюрьмы. О диетических предпочтениях Махатмы британские угнетатели были к тому времени уже хорошо осведомлены.
src

Last posts:
Last posts