LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Разногласия с Навальным. Яркие примеры: Яндекс и Капков

dolboeb

Я уже неоднократно тут писал, что человеку, поддерживающему Алексея Навального, можно и нужно с ним спорить — в любом из случаев несогласия. Никакой тотальной солидарности по всем вопросам бытия и мироздания между политиком и электоратом не бывает, и не нужно её низачем. Если политик — живой и смертный человек, то он вправе ошибаться. И задача электората — в том, чтобы ему на эти ошибки указывать. В истории любой нормально функционирующей демократии самому популярному, харизматичному, рейтинговому политику доводилось сталкиваться с ситуацией, когда сам он стоит на одной точке зрения, а его советники, соратники или электорат — на другой. Бывало такое и с Черчиллем, и с Махатмой Ганди, и с Рональдом Рейганом, и с Лехом Валенсой, и с Вацлавом Гавлом, и с Нельсоном Манделой, и с Шарлем де Голлем, и с Менахемом Бегиным. Автократ в таких случаях поступит всегда по-своему, а демократ — прислушается, попробует убедить, по ходу что-то скорректирует в собственных предложениях, и этот процесс оглядки на соратников ему полезен.

Такие споры ничего общего не имеют с шельмованием, оскорблениями, клеветой и набросами, с недавними заявлениями Шлосберга, Пионтковского, Илларионова, с роликами Усманова или с ночными наездами на До///де. Это корректный и цивилизованный спор по вопросам, вызывающим легитимные разногласия.

Один такой вопрос — поведение компании Яндекс, в новостях которой упорно загоняются под сукно заголовки, имеющие отношение к разоблачениям ФБК по Медведеву. То есть буквально три раза за три месяца — одна и та же история, сначала с самим роликом «Он вам не Димон», потом с 26 марта, потом с недавним винтажом на Тверской. В Яндексе все три этих истории вылезли уже после того, как их успел прокомментировать пресс-секретарь Владимира Путина. А он не то чтобы, сломя голову, спешит комментировать каждый шаг Навального, скорее наоборот — делает это лишь после того, как молчать стало совсем уже невмоготу, потому что сюжет обсуждается вообще во всех СМИ, российских и зарубежных, кроме федеральных телеканалов и Лайфньюз. Тут Песков уже не выдерживает — а у Яндекс.Новостей терпения стабильно больше. Хотя, по идее, все его технологии мониторинга информационных потоков за последние 17 лет специально затачивались под то, чтобы оперативно вылавливать центральные сюжеты из новостной картины дня.

Навальный, естественно, видит тут политическую цензуру, и каждый очень жёстко Яндекс за это критикует.
Если бы дело касалось одного только Яндекса и его репутации, то, может быть, вопрос не стоило б и вовсе обсуждать. Вот ведь, скажем, позицией Навального по поводу политики ВКонтакте, Apple, Microsoft, Yahoo! или Google нам в последние лет пять вовсе не доводилось интересоваться, были проблемы поважней.
Но проблема несколько шире. Потому что это вообще вопрос о рамках допустимого компромисса. И о том, каким судом судить человека, вышедшего, с твоей точки зрения, за эти самые рамки.
Грубо говоря, это вопрос о «люстрации Капкова».
В частности, совершенно блестящий ответ на этот вопрос предложен создателями немецкой кинодрамы «Жизнь других».

Нравственная позиция Навального в этом вопросе бесспорна. В координатах чистой морали спорить с ним не получится, никак. Но стоит помнить, что он — кандидат на пост президента РФ, а не президента Чехии (должность декоративная, как у Её Величества), и не духовного лидера нации, который может возвещать высокие нравственные принципы, вообще не оглядываясь на правду жизни, и на тот факт, что у Галилея была семья.

Таким — высшим — нравственным судом Навальный имеет полнейшее моральное право судить только самого себя. Про себя он может сказать «У меня посадили брата, но борьба будет продолжена». А вот требовать таких же жертв от каждого жителя РФ может только собственная совесть этого самого жителя. На пост которой Навальный не баллотируется.

По поводу компании Яндекс скажу совершенно конкретно, что есть такой строй, который называется «капитализм», и он страшно циничный. В координатах этого строя совершенно невозможно рассматривать Яндекс как бастион демократии и оплот свободы слова в России. Потому что в 2011 году Яндекс, зарегистрированный как голландское юрлицо, совершил IPO на нью-йоркской бирже NASDAQ. Совершенно незнакомые люди во всём мире вложили деньги в бумаги с кодом YNDX на основании некоего документа, именуемого «проспект эмиссии». И это много к чему обязывает его менеджмент.

В проспекте эмиссии про Яндекс рассказывалось несколько вещей. Например, что этот бизнес расположен в России. Что её рынок является основным источником его выручки. Альтернатив как не было 6 лет назад, так и сегодня не возникло. В разделе «риски» говорилось о том, что власти в России будут закручивать гайки в Интернете, что они могут принимать любое количество цензурных законов, которые существенно повлияют на функционирование сервиса. Когда ты пишешь такое про риски своего бизнеса, то ты тем самым перед иностранными инвесторами обязываешься, что ты их сознавал, а деньги у них привлекал. То есть обязывался приложить свои силы и умения не к тому, чтобы «Россия была свободной», а к тому, чтобы инвестор не потерял деньги в тех непростых условиях, о которых ты ему сам же честно и рассказал.

То есть менеджмент Яндекса ещё тогда обязался ставить интересы инвесторов выше идеалов свободы слова в России. С тех пор, в точном соответствии с прогнозом, в России был принят целый ворох законов, в частности, прямо относящихся к деятельности Яндекса. Например, «О забвении» или «О новостных агрегаторах». При этом менеджмент Яндекса как-то ухитрился дотащить курс акций с $10,63 (в сентябре 2015) до $27,26 (1 апреля с.г., после замалчивания ролика «Он вам не Димон» и первого митинга на Тверской). С точки зрения логики капитализма, это выдающаяся победа, круче успехов Илона Маска — особенно, если вспомнить, что зарабатывает Яндекс в деревянных, а цена акций выросла на 156% в долларовом выражении, при том, что вся остальная экономика РФ — в глубочайшей рецессии. Так что у тех, кому Яндекс присягал на верность, выходя на IPO в Штатах, его топ-менеджеры — рыцари в белых одеждах. Кому было бы лучше, если б Яндекс выбрал свободу и инвесторов разорил, подставясь под наезды ФСБ, СКР, Генпрокуратуры? Его сотрудникам? Его пользователям? Навальному? Мне?

Тут можно спросить: а как же Гугл, ушедший в похожей ситуации с китайского рынка? А просто следите за руками. Гугл своим инвесторам отродясь не обещал, что между законами штата Калифорния и компартии Китая он когда-нибудь выберет последние. Наоборот, он обещал, что не зависит ни от китайских коммунистов, ни от юаня. Уйдёт из Китая — а его инвесторы не обеднеют. Точней сказать, мы, его инвесторы, не обеднеем. Так и вышло. Так же выйдет и с уходом Яндекса с украинского рынка. На его финансовых показателях порошенкины показательные наезды не отразятся. Яндекс имеет право продемонстрировать инвесторам свою устойчивость к опереточной украинской вендетте, как Гугл может макнуть в дерьмо цензоров из КНР. Но Яндекс не может уйти с российского рынка, как Гугл не может уйти с рынка США.

Соответственно, и про менеджеров Яндекса Навальный должен понимать: от цензуры в России они страдают не меньше никого, и истратили кучу времени, чтобы средствами GR скорректировать гопнические цензурные запреты. Но требовать от них «полной гибели всерьёз» — несерьёзно. В новой России, когда и если она возникнет на обломках нынешнего позорища, у менеджеров Яндекса не будет причины идти на подобные компромиссы. А сегодня они просто пытаются выполнить свои обязательства перед инвесторами.

Теперь про Капкова и других «соглашателей».
Конечно, с моральной точки зрения, когда министр культуры и вице-мэр Москвы использует свою власть и материальную зависимость театра от муниципалов для запрета запланированной премьеры фильма или спектакля, в нарушение сразу нескольких статей Конституции РФ, то это позорище.
Но захотим ли мы ему за это мстить, когда ситуация с цензурой в России переменится?
Или нам всё же предпочтительней, чтобы люди, подобные Сергею Капкову — здравомыслящие, деятельные, хорошие менеджеры, в принципе разделяющие наши ценности — помогли новой России?
Что нам ценней в будущем — призвать Капкова к ответу за компромиссы, или быть уверенными, что он будет на нашей стороне, когда его таланты окажутся востребованы?

Если ставить этот вопрос в прагматической плоскости, то тут нужно напомнить, что конкурентом условной новой России за менеджерские мозги будет Нью-Йорк, Калифорния или Тель-Авив. Условный Капков / яндексоид будет выбирать между тем, чтобы остаться в спокойном правовом поле дальнего зарубежья, или возвращаться туда, где ему грозили люстрацией.

А если говорить о моральном аспекте, то тут стоит припомнить и слова самого Алексея Навального, что мы приветствуем переход любого человека на сторону добра, и притчу Иисуса Иосифовича Христа о Блудном сыне. Который тем более ценен, что он раскаялся. Для меня совершенно очевидно, что какой-нибудь омоновец, который вдруг завтра в суде по эпизодам Болотной, 26 марта или 12 июня, возьмёт назад свой лжесвидетельский рапорт о «причинённой боли в руке» — он скорее герой и молодец, чем объект справедливого возмездия будущей власти.

Поэтому ни козлить Яндекс за трусость, ни рассуждать сегодня о будущей люстрации «пособников режима» я не считаю целесообразным, с точки зрения споров о будущем устройстве России без Путина.
Более того, я уверен, что когда Алексей Навальный этот мой пост прочитает, то эта моя позиция, расходящаяся с несколькими его прежними заявлениями, побудит его к тому, чтобы сформулировать свою позицию по теме люстрации и Яндекса более внятно и гуманно.

И эта коррекция ему же самому будет более полезна, чем отвечать на клеветническую бредятину Шлосберга, Пионтковского, Илларионова. Про эту бредятину уже всё написал 150 лет назад великий писатель Николай Семёнович Лесков. Он был вроде как сам и фундаменталист, и охранитель, но он очень подробно описал ситуацию, когда жандармы втёмную используют Шлосберга, Пионтковского и Илларионова, чтобы дискредитировать оппозицию, натравив одну её часть на другую через вбросы о «сотрудничестве». Про Пионтковского и Илларионова мне брезгливость мешает давать оценки, потому что это просто ссыкливая мразь, которая сама трусливо съеблась из России, а теперь требует крови от тех, кто остался. А вот Льву Шлосбергу, который никуда не сбежал, полезно сознавать, какой смешной мурзилкой он выглядит сегодня в моих глазах, когда клевещет на Навального. Мне реально интересно знать, Лев Маркович, Вы когда документальные доказательства представите, о сотрудничестве Навального с АП? Вы озвучили обвинения в СМИ, столько времени прошло, пора и доказательства представить, если вдруг они есть. Или сказать, что изначально их не было. А просто позвали Вас в эфир, и Вы это сочли правом озвучить любой бред, который не надо потом доказывать. Потому что приглашение поклеветать на Навального при такой цензуре в стране — само по себе доказательство, что Навальный плох.

Я думаю иначе, сорян. Если я с Навальным не согласен, то я ему публично возражу. И про Яндекс, и про Капкова, и про визы с Арменией. И буду спорить с ним про это годами. И сорву ему голосование на РОИ за те самые визы. А вот публичной клеветой я уст своих не оскверню. Потому что великая русская литература в лице Николая Семёновича Лескова нас учила на такие жандармские провокации не вестись. И я этот урок усвоил за много лет до того, как познакомился с Навальным. Почему Вы, Лев Маркович, его не усвоили, для меня загадка. Ровно тот же самый Максим Кац, который наш с Вами взаимный гарант добропорядчности, не осквернит своих уст подобной клеветой. Как Вы смеете произносить ложное свидетельство на ближнего своего, я не понимаю. Про Десять заповедей никогда не слышали?! Даже памятуя, что вы — за 282ю статью, по которой меня осудили, я Вас поддерживал. Даже 282-ю статью я был Вам готов простить, потому что это просто глупость, слабоумие, непонимание юридических аспектов цензуры. Но вот клевету на Навального я Вам не прощу, потому что это просто подлость. Вы же знаете, что врали в прямом эфире, и что доказательств у Вас нет, то есть единственное подтверждение Ваших слов — это персональное бесстыдство их произнести от своего имени в эфире.

Возразите мне, пожалуйста, Лев Маркович.
Ваш публичный позор меня очень печалит.
Допускаю, что Вы по нынешним деньгам уже вот прямо православный, но где там и когда отменилась заповедь «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего»?!

Вроде как даже апостол Павел её не отменял.
src

Last posts:
Last posts