LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Как мы отпраздновали День России: фото, видео, размышления

dolboeb

Митинг вчера на Тверской прошёл для меня на удивление спокойно.
Причину читатель может узнать из моей трансляции.
Просто случилось так, что в ранней фазе прогулки, на Садовом кольце, в районе Дома Булгакова, мне повстречались две прекраснейших гостьи столицы — юная венецианка Саша и её подруга, римлянка Лавиния Лючия. Девочки учатся вместе в Англии, а в Москву приехали на каникулы.

Поэтому из режима «поиск приключений на свою жопу» (когда зло и весело помогаешь ОМОНу с немецкими овчарками правильно позировать для репортажной съёмки) я оперативно переключился в режим «разумная аккуратность», в который вхожу каждый раз, оказавшись в стрёмном месте с детьми, своими и чужими. Дальше в этой восхитительной компании двух итальянских барышень мы допоздна гуляли по Тверской и её окрестностям. Я рассказывал им про свой родной любимый город, мы любовались реконструкторами на Твербуле и противотанковыми ежами у Манежной, по пути нам встречались мои прекрасные друзья детства, и просто симпатичные, весёлые, незнакомые москвичи. В том числе и из числа тех, кто туда пришёл вовсе не на наш митинг.

Конечно, видели мы и черепашек-ниндзя, и задержания, и нескончаемые автозаки. Но сами под раздачу не попали, ухитряясь уходить из мест, где назревало винтилово, перцовый газ или мордобой, минут за 15 до начала движухи. Может быть, нам просто повезло в очередной раз, хотя у меня есть сильное чувство, что я уже как-то научился за эти годы митингов, пикетов, маршей и шествий спинным мозгом чувствовать, где назревают обострения.

Могу даже рационально объяснить это чувство. Эксцессы на уличных мероприятиях, по моему опыту, всегда провоцируются у нас действиями силовиков, а те не склонны лишний раз инициативничать и импровизировать. Чисто по статистике задержаний можно догадаться, что плотный винтаж происходит в ограниченный срок и на очень конкретных пятачках, где в данный момент поступила на него прямая команда. Не там, где народ что-то такое учудил, а там где начальство велело окружать, хватать и тащить. И группу ОМОНа, которой эта команда отдана, довольно легко отличить от той, которая просто топчется на месте без дела, в ожидании приказов начальства. Вот буквально взгляните на первое фото в этом посте. О том, что этим ребятам приказано винтить, я услышал из их разговоров, но на фото, где разговоров не слышно, об их намерениях можно, мне кажется, догадаться по позам, походке, выражениям лиц. Вот если б мой наркомфиновский сосед Александр Дейнека захотел бы написать полотно «Отряд полицаев выдвигается на избиение школьников», он примерно такими бы своих натурщиков и изобразил бы. К счастью, Дейнека увлекался героикой, а не уличным насилием. Просто у его героев body language очень выразительный.

Отдельно посмеялись мы вчера тому, как с 14:00 главный мент на Пушкинской площади начал в мегафон призывать граждан отправляться на Академика Сахарова, где в тот момент должен был проходить согласованный митинг Навального. Он оглашал этими призывами ровно тот самый Новопушкинский сквер, где мэрия накануне заботливо установила трибуну с гирляндами красных, синих и белых шаров, в ожидании концерта фолк-группы «Новые Кельцы». Не думал, что до такого доживу.

Ещё довольно непросто было на Манежной, где всё окончательно смешалось, отличать реконструкторов в исторических военных формах от реальных силовиков. Скажем, отряд ВВ в полевой форме от такой же численности отряда московских ополченцев осени 1941 года. Мы долго этому учились на разных примерах. Отдельно доставил мужчина в чёрном мундире и фуражке НКВД, потому что когда он поравнялся с двумя милиционерами в новенькой парадной форме, то различить их оказалось ужасно непросто… А самое крутое выступление имитаторов было то, что есть в моей трансляции с Тверского бульвара: французские солдаты времён то ли франко-прусской, то ли Первой мировой. В пыльных синих шинелях, и с такими выражениями лиц, как будто все они уже убиты. Начал что-то понимать про этот жанр: они ж не ряженые, а реально перевоплощаются в тех вояк. И некоторые — довольно убедительно.

Во всём опять виноват Навальный

Очень много написано в разных Фейсбуках негодующих текстов про Навального, который кого-то обманул, ввёл в заблуждение, или подставил под полицейские дубинки. Где-то там в голове у ораторов всё это склеивается с тем фактом, что в очередной раз вышло огромное количество молодёжи. Как мы помним, в методичках Администрации рассказываются страшилки о том, что каким-то хитроумным способом Навальный спецом втирается в доверие именно к школьникам и несмышлёным первокурсникам, обещает им всем по 10.000 евро и гарантирует им полную безопасность, уверяя, что митинг санкционирован, когда на самом деле это не так.

Разумеется, Навальный никакие 10.000 евро никому и никогда не обещал. И безопасность тоже ничью он не может гарантировать — достаточно вспомнить, что самого его винтят на каждой акции, а теперь, кажется, надумали пугать его ещё и статьёй Ильдара Дадина, дав только что 30 суток на основании рапорта, который сама судья помогала написать… И никакого возрастного таргетинга на школьников и их кумиров в Интернете нет ни у кампании Навального, ни у его штаба. 43 минуты ролика «Он вам не Димон», со скриншотами, кадастрами, выписками из ЕГРЮЛ — это не Саша Спилберг, не рэпер Птаха и не Алиса Вокс в клипе «Малыш». Таргетингом на условных «детей и юношество» у нас в Интернете совершенно другие люди занимаются, сорян.

А единственный разумный совет от организаторов по поводу винтилова на любой предстоящей акции — к нему всегда лучше быть готовым, сколько б раз она ни была санкционирована и согласована с властями. Самая урожайная на политзеков акция на Болотной была как раз согласована. Просто поступил приказ «размазать печень по асфальту» в честь инаугурации — и он был выполнен. Если при этом на Болотной и были какие-то люди, которые вели себя неадекватно, то вполне допускаю, что они могли быть и штатные провокаторы властей — как тот молодой человек в чёрном, за действия которого уже несколько лет пытаются осудить Дмитрия Бученкова, потому что Бученков — анархист, известен центру «Э», и на него есть давний зуб. Точно так же и блоггер Алексей Кунгуров, севший на два года за пост в ЖЖ с критикой бомбёжек Сирии, на самом деле — просто застарелое бельмо на глазу тамошнего ФСБ, оппозиционер со стажем и богатой историей конфронтации с этой конторой на совершенно локальные тюменские темы, а вовсе не пособник террористов ИГИЛ, как утверждается в его приговоре. Был бы человек, а статья найдётся, и никогда Навальный не утверждал обратного. Никогда он не говорил, что рисков нет, что никого не посадят, что ОМОН не будет зверствовать. И предупреждал об этом, и на его собственном примере имеющий глаза мог убедиться: риски есть, они совершенно реальные.

Что касается участия молодёжи в протестной движухе, то мы эту молодёжь за 2,5 месяца, прошедших после мартовского митинга на Тверской, достаточно посмотрели и послушали — как им вздорные училки и директрисы в разных концах страны пытаются втереть про Госдеп, запугать страшными карами, объяснить все стратегические преимущества хаты с краю… И что отвечают эти самые школьники своим педагогам на такую промывку мозгов, мы тоже слышали. Так что совершенно не вижу причин уподобляться Алисе Вокс и оскорблять эту молодёжь, обзывая её двоечниками, малышами и обезьянами. Эта молодёжь себе на уме, и она в своём праве.

Мотивации у неё могут быть действительно самые разные, совершенно необязательно связанные с конкретным расследованием про Димона, или даже с Навальным как политиком, претендующим на пост президента страны. Я думаю, что значительная часть выходит как раз против своих туповатых, лживых и трусливых училок и директрис, что это протест не против далёкого Медведева с Путиным и Сечиным, а против такого будущего, которое им уготовили эти самые директрисы, пытающиеся их запугать и унизить каждый день.

Конечно, есть и те, что идут туда просто за компанию, или чтобы перед девушкой покрасоваться. Но есть и такие, которым в родном для них с рождения Интернете государство пять лет кряду непрерывно пытается что-нибудь запретить, уничтожить, стереть, заблокировать, подсмотреть, подслушать и проконтролировать. Причём попытки эти, помимо своей оголтелости и навязчивости, ещё и откровенно тупы и смехотворно безграмотны. Например, блокировки сайтов, которые любой школьник обходит в один клик, хотя государство на них миллиарды уже потратило. Или фраза из первого «пакета Яровой» о том, что любая страница в Интернете с посещаемостью от 3000 непонятно кого/чего в сутки (хитов? хостов? сеансов? живых людей?), является «блогом», и в этой связи подлежит внесению в специальный государственный реестр для удобства преследования автора — такая фраза, может быть, кажется осмысленной Алисе Вокс. Но у школьника, который блоги сам и читает, и ведёт, и понимает, в чём их отличие от просто сайтов с 3000 хитов в сутки, возникает совершенно чёткое представление о том, что власть эта и нестерпимо глупа, и лжива, и активно ему враждебна.

«Ты можешь жить, любя, а можешь жить, грубя, но если ты — не мент, то возьмут и тебя», как пел 35 лет назад достаточно молодой в ту пору Борис Борисович, по очень сходному поводу. И мне самому, когда я организовывал в ту пору его квартирники в Москве, часто заканчивавшиеся винтиловом и битьём в ментовке на Гоголях, тоже не было 18 лет. И даже 16 не было, то есть по району я передвигался без паспорта, а этого на Речнухе в те годы было достаточно, чтобы любой проезжающий мимо милицейский патруль забрал тебя в 22:00 в 100 метрах от дома и доставил в обезьянник на ночлег. Так им в ту пору виделась «охрана общественного порядка». И да, опыт этих ночёвок в ментуре на кругу Петрозаводской улицы формировал моё отношение к совку не меньше, чем стихи Бродского, песни Гребенщикова, тамиздат, подпольные уроки иврита, или Сева Новгородцев в перепаянном приёмнике ВЭФ.

Людей с богатой советской школой жизни за плечами осознание, что те порядки возвращаются, может сподвигнуть к молчанию в тряпочку, или к эмиграции. Но дети-то наши выросли в другом мире. У них нет друзей, посаженных по статье за чтение Солженицына, рецензирование Бродского, изучение иврита. Зато у них есть опыт верчения государства с его страшилками на причинном месте. Конечно, они понимают, что в выходе на митинг для них существует известный риск: и омоновские дубинки, и доставка в участок, и неприятности в школе/универе. Им об этом твердят буквально на каждом шагу: учителя, родители, политинформаторы, на всех бесцензурных сайтах постоянно есть сообщения о задержаниях и последующих приговорах. Возможно, этот риск добавляет их выходам на Тверскую и Марсово поле романтики приключения. Очень странно и нелепо обвинять в этом Навального, как будто он их силой туда тащил. Потому что он — первый, кто сам рискует, и первый же огребает. Ему, чтобы получить 30 суток, ни на какую Тверскую даже не нужно выходить. 26 марта его тоже свинтили, не доходя до Тверской. У него избирательное правоприменение буквально с доставкой на дом.

Я уже достаточно давно для себя сформулировал, во многих интервью говорил, и тут наверняка писал, в чём сила Навального. Сегодня, правда, было бы точней сказать: Навальных. Потому что есть ещё и Олег, и Юля. Сила их — в том примере, который они подают. Примере бесстрашия и неуязвимости перед лицом власти, которая, на самом деле, боится гуляющих по Тверской улице с российскими флагами москвичей. Боится безоружного Навального, просто приехавшего с семьёй отдохнуть в Анапу, просто выходящего из офиса ФБК после эфира. Омоновские дубинки — проявление отнюдь не силы, а страха этой власти. Конечно, эта власть может и посадить Навального на много лет в лагеря, и убить его. Немцова же не какие-то засланные ваххабиты убили, а воины кадыровского батальона, госслужащие РФ. А Олега Навального эта власть прессует со всей дури в орловской колонии номер пять, силами сотрудников, вдумайтесь в это название, Минюста — но он в ответ ей в лицо смеётся, причём на всю страну, публикуя тексты, картинки и колонки, за каждую из которых его карают карцером и отказывают в УДО.

Эти примеры говорят ровно об одной важной вещи. Нет порабощения крепче, чем твой собственный страх. «Я учу их не бояться, — писал про своих читателей Николай Гумилёв, — Не бояться, и делать, как надо». В этом поэт, которого личное бесстрашие привело в итоге к расстрелу в застенке, видел более важную свою заслугу, чем в красивых рифмах «обнаружив — кружев». В том же и заслуга Навальных, всех троих. Они показывают, что шакалья власть больше всего боится тех, сам кто её не боится. То есть в смелости и есть наша защита от произвола трусливых заворовавшихся гопников. А в том, чтобы повторять небылицы про Навального и его сторонников, — один грёбаный стыд. Сегодня это даже не за деньги делается, а вот есть среди нас люди, которые при виде омоновских дубинок начинают рефлекторно изображать благонадёжность. «Сам на митинг, конечно, не ходил, но осуждаю. Не бейте, пожалуйста, и не снимайте с довольствия».

Ну, и осуждай, на здоровье. Но стадо вооружённых жлобов, которое вчера набрасывалось на женщин, детей и стариков в центре Москвы в День России, оно же не из-за Навального так распоясалось. Чувство вседозволенности у них питается как раз покорностью людей, их готовностью терпеть и не отсвечивать. А когда этот ресурс заканчивается, этот же самый караул разбегается первым.

PS. К сожалению, у ЖЖ глючит сервер показа картинок, так что две из трёх фоток пока битые, постараюсь это починить, но пока что увы.
src

Last posts:
Last posts