LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

PR-хоббит, или туда и обратно

odin-moy-den

Добрый день, дорогие читатели! Меня зовут Даша, мне 31 год, я живу в Санкт-Петербурге на прекрасном острове, куда великий поэт Иосиф Александрович намеревался прийти умирать, и работаю PR-специалистом в компании, проводящей Форум инноваций в промышленном дизайне. Организационным вопросам и будет посвящена моя командировка в столицу нашей необъятной Родины, состоявшаяся 17 мая сего года. Это мой первый день в сообществе. В этом дне будет много работы, немного Москвы, чуть-чуть селфи и пара котиков. Заинтересовавшимся – добро пожаловать под кат!

Просыпаюсь я сегодня очень рано.



Будильник звенит ровно в 4:00 утра. Нет, скорее ночи. Обычно для меня, совы, встать в такое время – смерти подобно, но только не в те дни, когда впереди ждет путешествие. А командировка – это вполне себе оно!
Осторожно, не включая свет, дабы не разбудить спящего мужа, выползаю из спальни. И бреду в душ.
Просыпаюсь сама и смотрю на просыпающийся город. Окно в ванной – это прекрасно.



Вспомнив окончательно, кто я и где я, захожу на кухню. Здесь меня уже ждут наши коты: Лосось и Шанти. Звери у нас как майонез – жирненькие, но нежненькие. В силу первого обстоятельства они сидят на диете и получают еду порционно, поэтому шаги человека вселяют в их мохнатые сердца надежду на скорое получение пищи. Особенно надежда видна в глазах Лосося.



Кормлю котов и приступаю к косметическим процедурам. Есть в 4 утра я не могу, поэтому просто пью шипучую витаминку. Очень бодрит. Не как коньяк, конечно, но тоже ничего.



Дальше происходит событие, которое бодрит похлеще коньяка: Лосось решает взобраться на холодильник, но терпит сокрушительное поражение и падает своей рыжей мохнатой задницей прямо в миску с водой, издает страшный визг и скрывается за диваном. От этих звуков просыпается двухлетний сын Митя, я иду успокаивать его, потом устраняю разгром на кухне, после чего успокаиваю Лосося.

До появления рыжего кота Шанти была абсолютной чемпионкой в номинации "Золотая пискля". Мне казалось, что более мерзотный тембр и представить страшно. Но когда мы впервые услышали, какие звуки исторгает Лосось, мы поняли, что у нас комбо. Он у нас как Владимир Пресняков
– брутальный мужчина в самом расцвете сил, поющий фальцетом.

У меня еще есть полчаса до выхода, и я решаю посмотреть погоду в Москве. Выясняю, что зима там близко, и решаю выгулять новогодний свитер, который имеет свою историю. Он должен был украсить мое туловище в новогоднюю ночь, но приехал только в марте, предварительно повидав Дагестан, Узбекистан, Нижний Новгород и Москву. Чертова тряпка видела больше городов, чем я! Спасибо, Почта России.



До выхода еще остается немного времени, поэтому я пишу любовное послание мужу. В конце концов, этот терпеливый человек заслужил пару нежных слов с утра.



Все, я абсолютно готова и могу запилить селфи в ожидании такси.



А вот и мое такси. Водитель интересуется, какую музыку я предпочитаю, не помешает ли мне Эльдорадио. Я радостно соглашаюсь. Главное, чтобы не шансон: в столь прекрасное утро совсем не хочется слушать, как «сизый полетел по лагерям», и что «над зонами есть озоновый слой». Смотрю в окно и вспоминаю юные годы чудесные. В такое время мы часто еще не спали: гуляли, пили дешевое вино, курили, разговаривали, пели песни. А сейчас в этот час я уже на ногах и еду делать серьезные дела. За которые мне даже платят. Вот ты какая, буржуазная старость! А Питер утром великолепен. Теперь, живя на Ваське и работая в центре, я наконец сполна осознаю красоту родного города. Оно и понятно: когда я жила на севере города, а работала на юге, я видела только дорогу и районы-кварталы-жилые массивы. А тут прям красиво! Ну, не Прага, да, но красиво!



Аэропооорт, стою у трапа самолетааа! Ни у какого трапа я, конечно, не стою, но я уже в Пулково. На часах 5:25.



Нахожу свой выход на посадку и иду пить кофе. Не могу сказать, что являюсь фанатом ресторана (слово-то какое!) на букву "М", но в Пулково только здесь более-менее вменяемые цены. В других заведениях еду можно брать в кредит. Здесь же кофе с мороженым обходится мне всего в 99 рублей. Мой внутренний Рабинович радуется. Сэкономили.



Ну все, кофе попила, почту проверила, пора и на посадку.



Я очень, очень люблю летать. Все мои коллеги между двух столиц обычно перемещаются Сапсаном, а я всегда выбираю самолет. Возможно, это наследственность: мой покойный дедушка был пилотом, командиром ТУ-154. В детстве он всегда привозил из рейсов упаковки самолетной еды, и мы с подругами по дачному поселку делали коктейли: какао+ самолетный cахар+ соль. И играли в стюардесс. В детстве я, конечно, хотела быть пилотом, но что-то пошло не так.

В самолет вместе со мной чинной поступью заходят приличные серьезные дяди: возможно, функционеры Газпрома или еще какой монструозной корпорации. Все в хороших костюмах, пахнущие дорогим парфюмом, с ноутбуками в ручной клади. Планктон-рейс. Я радуюсь и предвкушаю тихий перелет. «Читать буду», – думаю я. «А вот нет», – говорит Судьба-злодейка. За мной сидят два парня. Один из них все время матом восхищается временами, проведенными в «армейке». Для пущей убедительности на каждом «*ля» он пинает мое кресло. Впереди сидит мама с сыном лет трех. Он на одной ноте весь перелет нудит «Маааам, маааам, мааам, смотри». И так по кругу. Выхожу в Москве, мозг моргает. Мне на Аэроэкспресс. На часах 8:25.



Аэроэкспресс довозит меня до Белорусского вокзала, где я спускаюсь в метро. Метро в столице для меня – дантов ад. Я стою, озираюсь по сторонам, всех боюсь и повторяю: «Божечки. Страшно-то как». Обычно я звоню своему Вергилию – московской коллеге, которая дает мне инструкции. Но сегодня мой Вергилий ошибается, и я еду не в ту сторону. Потом уныло еду обратно, безнадежно опаздывая на первую встречу.



Долго ли, коротко ли, но в 11:15 я у здания Московского Политеха. Здесь у меня первая встреча. Жду коллег.
Наша задача
– обсудить с руководством Политеха возможность участия их студентов в нашем Форуме. Идея заключается в том, чтобы молодые промышленные дизайнеры попробовали себя в реальной индустрии, представив свои проекты производителям. А мы им во всем поможем и поддержим.




После посещения Политеха я совершенно спокойна за тайны нашей промышленности. Враг не пройдет. Даже мы едва прошли. Там как: ты идёшь в окошко и объясняешь, зачем пришел, тебя посылают в другое окошко, там ты показываешь паспорт и идёшь к первому. Ставишь штамп, идёшь обратно, опять показываешь паспорт и пропуск со штампиком, и только тогда уже ага. Б безопасность.




Встреча прошла отлично. Чем не повод сделать фото у пресс-волла, который в Политехе стоит прямо на лестнице. Вот и я целиком. Время 13:25.



Наша следующая остановка – Сити. Там нам нужно посмотреть несколько конференц-залов. Потом у нас по плану встреча на Соколе в 16:00 – до нее хотелось бы еще и пообедать успеть. Итак, у нас есть 2,5 часа. Несемся в Сити.

И вот мы на месте.



Смотрим конференц-залы в одном из небоскребов, мой желудок все сильнее прилипает к позвоночнику.


Быстро прощаемся с нашим проводником по площадкам и бежим сторону Афимолла, паралелльно вызывая такси. Времени у нас
ровно до его приезда. Конечно, в таких условиях мечты о неспешном смаковании салата остаются мечтами. Времени у нас только на самый быстрое из быстрого питания. Выбираем курицу небезывестного полковника. Причина проста: это заведение ближе всего к лифту.

Мы успеваем впитонить ровно половину нашего скорбного перекуса, как таксист сообщает о своем приезде. Выбегаем из Афимолла, звоним таксисту, ибо на оговоренном ранее месте его нет. Пытаемся выяснить его местонахождение. Навигация в Сити и так не очень, а тут еще нам попался таксист, не владеющий великим и могучим. В итоге мы играли
в Винни и буку минут 20. Он ездил вокруг здания, мы бегали, держа в окоченевших от холода передних конечностях остатки нашего обеда, на все вопросы таксист отвечал эхом. " Ну что, Вы где?". " Тааа, хдееееее". " Выходить куда?"- "Тааа, кутааа". Нам повезло: каким-то чудом мы нашлись. Залезаем на заднее сидение вместе с остатками еды – так делать плохо, я знаю, но так уж вышло.
Через 20 минут мы оказываемся у стен Академии имени Строганова. Здесь у нас аналогичная миссия – переговоры с деканами кафедр и ректором.Мы опаздываем на 14 минут.



Надо торопиться. Внезапно оказывается, что около Строгановки нет ни одной урны, и мы, как два чучела, вбегаем внутрь с нашими объедками, слезно умоляю охрану показать нам урну до того момента, как за нами спустятся. Конечно же, не успеваем.


Далее мы пускаемся в увлекательное путешествие по кафедрам Строгановки – интерьеры Академии роскошны, я страшно сожалею, что не успеваю сфотографировать все, и еще сильнее сожалею о том, что у нас нет времени здесь просто погулять.








В Строгановке наши переговоры проходят с московской быстротой – это просто блицкриг. Забежали в кабинет, поздоровались, обменялись визитками, показали презентацию, выбежали – на все минут 7, не больше. Отличные от нашей питерской меланхоличной размеренности ритмы, да.
Наконец все дела сделаны, и мы, уставшие, но довольные, можем быть свободны.

Учитывая, что билеты на самолет я брала буквально накануне вылета, бюджетных вариантов оставалось уже немного, поэтому у меня сегодня зомби-рейс. Вылетаю я в 23:55. На часах 17:35. Оставшееся время я хочу потратить на прогулку по Красной площади в сопровождении старинного друга, которого не видела 7 лет. Он давно уже живет в Москве, и вот наконец мы решили свидеться. Когда-то в юности мы вместе ползали по пещерам и ходили в походы. Однажды даже целых две недели жили зимой в пещерах в Саблино: мне было лет 17, наверно, мы пили что-то со вкусом саблинского песка и пугали друг друга страшными историями. В общем, есть, что вспомнить. Для встречи с другом еду на Рязанский проспект. Бешеной собаке семь верст – не крюк.

И вот я стою на месте, долго стою: жду, пока друг дней моих суровых победит пробки. "Мой дряхлый голубок" звучит значительно хуже, согласитесь.



Наконец происходит долгожданная встреча. Сажусь в машину, мы довозим до дома коллегу моего друга, заодно решаем запечатлеть историческую встречу и мой новогодний свитер.


Выезжаем в сторону центра. Димон спрашивает, когда мой рейс, к этому времени мы успеваем доехать только до Таганки. Становится очевидным, что Красную площадь я опять не увижу – иначе не успею на свой аэроэкспресс. Димон бросает машину во дворах, и мы опять спускаемся в дантов ад и провожаем меня до Киевской.

Спустя некоторое время я во Внуково. Пройдя контроль и досмотр, внезапно осознаю, что Бобик сдох. Силы покинули меня. Понимаю, что надо немедленно выпить, и ползу в любимый местный бар. Здесь дают дивный, дивный стаут Хамовники, а я нежно люблю стауты.



Пью пиво, веду переписку с мужем. За этим приятным времяпрепровождением почти забываю найти свой выход на посадку, в результате чего едва не опаздываю на рейс. Гружу свою уставшую тушку в самолет, сажусь и засыпаю. Спустя полтора часа я дома. Здравствуй, Питер. Я скучала.



Вызываю такси, надеясь, что скоро буду дома, в теплой кровати. Водитель просит перезвонить, когда я выйду на улицу, что я и делаю 10 минут спустя. На вопрос о том, где же именно я стою, меланхолично отвечаю, что у красного Хаммера. Закуриваю, чтобы не уснуть. Когда иду выкидывать окурок, понимаю, что красный Хаммер уехал, а на телефоне остался 1% зарядки. Ура, его мне хватает, чтобы запомнить номер такси, указанный в приложении, и узнать у водителя, где он. Мечусь аки подстреленная чайка между машинами, нахожу такси. Падаю на заднее сиденье. «Ну, почти все», – выдыхаю я. «Да фиг», – говорит Судьба-злодейка. «Мосты», – говорит водитель. Я умоляю поехать через ЗСД. Это делает мой путь немного дольше, но через час я все же дома.


Коты спят, сын спит, муж спит. И я тоже буду спать. Ура! Спасибо за внимание!


src

Last posts:
Last posts