LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Повелитель Мух

germanych





На фото: Кадр из фильма «Lord of the Flies» (1990)

Устоявшийся взгляд на роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух» заключается в том, что роман затрагивает проблему превращения человека, как носителя цивилизации, в дикаря. Нет ничего странного в таком подходе, ведь роман был написан в 1954 году – всего девять лет спустя после окончания самой кровавой в истории человечества войны.

Вторая мировая показала ошеломлённому человечеству, насколько тонок налёт так называемой цивилизации, насколько жесток остаётся человек даже в самых развитых странах, претендующих на то, что несут факел цивилизации. Не удивительно, что роман Голдинга был сразу же воспринят, как чуть ли не парафраз Нюрнбергского процесса. И однако, как мне кажется, имеет смысл сегодня посмотреть на этот роман с другой точки зрения.



Дружба, ненависть, страх, социальная организация – вот идеи, красной нитью пронизывающие роман «Повелитель мух». Цивилизация? Да, конечно, и цивилизация, но ведь в конечном итоге, цивилизация есть функция от этих понятий. Цивилизация, основанная на стройной социальной иерархии, борется со страхом и ненавистью. Но проблема, которая собственно и высвечивается романом Голдинга, заключается в том, что крушение цивилизации не отменяет иерархию, дружбу; и уж конечно – ненависть и страх.

Вы не замечали, что два человека, испытывающие товарищеские чувства друг к другу, общаются между собой наедине не совсем так, как общаются между собой в компании? В этом нет ничего странного – ведь группа из трёх и более человек уже образует из себя социальную систему, в которой кто-то обязательно захочет играть роль лидера. Причём – увы – очень часто лидерство достигается путём унижения другого человека, пусть даже товарища.

Действие романа развивается на необитаемом острове, где-то в океане. Читая «Повелитель мух» всё никак невольно не можешь отделаться от того, что где-то этот остров уже был виден. Ах, да, одна из самых лучших компьютерных игр недавнего прошлого – Far Cry. Вот этот чарующий своей красотой тропический остров. Буйная цветастая зелень, пальмы, лианы, прозрачная голубая вода лагун и над всем – атмосфера страха и смерти. Причём от эпизода к эпизоду страх становится всё более липким, а смерть – всё неотвратимее, принимая в финале черты каких-то жутких монстров. Всё это есть и в «Повелители мух».

Действие начинается солнечным днём, когда два английских подростка лет двенадцати в точности как в Far Cry, оказываются на берегу лагуны. Из их первого неровного диалога выясняется, что они оказались на острове в результате какой-то катастрофы. Голдинг не считает нужным дать более точное объяснение: они летели на самолёте? Самолёт был сбит? Кем? Для сюжета романа, точно также как для сюжета компьютерной игры, это не имеет никакого значения. Главное – они оказались на острове. Одни, без взрослых. Пока только двое – один подтянутый, спортивного вида – Ральф и второй, толстый увалень в толстенных очках, который больше всего на свете боится, как бы его не стали обзывать «как в школе» – Хрюшой. Понятно, что именно Хрюшой его и будут затем звать, а разболтает эту обидную кличку его новый друг – Ральф. Разболтает для поддержания беседы и поднятия собственного авторитета.

Далее приятели находят в лагуне раковину, которую Ральф по совету Хрюши тут же использует в качестве призывного рога для сбора тех, кто уцелел после катастрофы. Тут, собственно, Голдингом используется хрестоматийный мифический образ: белокурый прекрасный король и его шут, который не так уж и глуп, и постоянно дающий королю ценные советы. Вообще, роман «Повелитель мух» самым активным образом эксплуатирует мифические образы. Возможно в том числе и в этом приёме скрыта его притягательная сила.

Итак, на призывный рог трубы с разных концов острова собираются группки детей, уцелевших после катастрофы. Есть тут и шестилетняя малышня, и ребята постарше. Отдельно подходит странный отряд, идущий в две шеренги. Каждый член отряда укутан чёрным плащом с большим серебристым крестом на груди – что за мифическое повествование без крестоносцев-тамплиеров? Командир отряда – Джек Меридью, который в дальнейшем, в точном соответствии с обычаями англосаксонских легенд, станет главным претендентом на престол и конкурентом Ральфа.

Быстро выяснив, что на острове нет ни единого взрослого, дети решают установить некое подобие социальной организации, для чего необходимо выбрать главного. Разумеется, им становится белокурый мальчик, держащий такой красивый рог-раковину. В этот момент в сердце Джека рождается неприязнь, вызванная обидой. Инстинктивно ощущая это, Ральф делает шаг навстречу, отдавая в его распоряжение «крестоносцев», присваивая им титул охотников (тут уж возникает аллюзия на другую компьютерную игру – Fallout 4). Между Ральфом и Джеком появляется некое подобие взаимной симпатии. Во что она выльется – в сотрудничество во имя общего спасения или ненависть из-за титула вожака?

На протяжении всего романа Ральф и Джек будут олицетворять две антитезы: цивилизацию и варварство. Причём с каждой страницей варварство будет всё меньше похоже на игру, всё больше оно будет затягивать детей, пока не накроет их с головой тёмной жаждой крови – человеческой крови. Но это будет потом, а пока.. Пока ничто не предвещает беды, мир чудесен – остров полон фруктов, солнца и – свободы от пут, которые наложили на детей взрослые.

Надо отметить, что тема взрослых также будет проходить через весь роман. Взрослые – далёкие боги, без которых так тяжело, но которые обязательно спасут попавших на остров детей.. если только дети будут выполнять их предписания. А их главное предписание – поддержание цивилизации, о чём и будет изо всех сил заботиться Ральф и его друг-шут Хрюша. Тема богов-помощников – также неотъемлемый атрибут средневековых рыцарских легенд, к которым, собственно, постоянно обращается Уильям Голдинг.

Ральф и Джек – признанные лидеры, решают осмотреть остров с самой высокой горы. Вместе с ними отправляется не Хрюша, которого осмеял Джек и – в угоду ему Ральф – а Саймон. Роль Саймона в романе очень важная. Именно он будет из последних сил бороться за сохранение отношений между Ральфом и Джеком. Именно он найдёт Повелителя мух, и именно его в конечном итоге убьют Ральф и Джек, совершив таким образом мистический разрыв с цивилизацией и выход за границу закона, установленного богами-взрослыми.

Но пока Ральф, Джек и Саймон уверенно идут на вершину горы, веселясь, дурачась и наслаждаясь красотами острова, ведь они же всего-навсего дети – пока ещё дети.. «Блестя глазами, открыв рты, сияя, они смаковали свои хозяйские права. Головы кружила высота, кружила дружба […] По всем торцам горы были деревья, цветы и деревья. Вот лес всколыхнулся, забился, загудел. Вздохнули и оттрепетали цветы, и лица мальчиков охладил ветерок. Ральф раскинул руки: – Всё это наше. Они захохотали, затопали, ещё подразнили гору криками».

В пути с ними происходит знаковое событие. Проголодавшись, они начинают преследование дикой свиньи. «Они увидели застрявшего в занавесе лиан поросёнка, он рвался из упругих пут, трепыхался и бился. Полоумный, дерущий визг был надсажен ужасом. Мальчики бросились вперёд, Джек снова выхватил сверкающий нож. Он уже занёс руку. Но тут наступила пауза, заминка, только свинья всё визжала, и лианы тряслись, и всё сверкал в тощей руке нож. Но вот свинья вырвалась и метнулась в чащу. Они смотрели друг на друга и на то страшное место. Лицо у Джека побелело под веснушками. Он спохватился, что всё ещё держит поднятый нож, опустил руку и сунул его в ножны». В тот момент Джек ещё не готов был пролить кровь. Но когда он говорит: «Уж в следующий раз пощады не будет», невольно на ум приходит мысль – а случайно ли друг Ральфа, которого сразу же невзлюбил Джек, носит кличку Хрюша..

Очень скоро в романе появляется настоящий мистический страх. По возвращении с горы, Ральф созывает совещание для выработки дальнейших правил действий. Они решают развести на горе костёр и поддерживать его днём и ночью, чтобы дымом привлечь проходящее судно. Все радостны, все довольны – Ральф обещает, что их скоро спасут. Но вдруг выходит какой-то малыш с большим родимым пятном на лице и сообщает всем, что на острове есть Зверь, который ходит ночью и охотится. И несмотря на то, что более взрослые ребята поднимают его на смех, в душах детей поселяется Страх: «Неприкаянным ли ветром, оттого ли, что снизилось солнце, под деревья занесло холодок. Мальчики беспокойно поежились».

Страх этот будет расти, парализуя волю и мысль, медленно но верно превращая детей в безжалостных дикарей, готовых совершать кровавые жертвоприношения. Чтобы сгладить неприятное впечатление, Джек отправляет людей разжигать костёр при помощи толстых очков Хрюши. Перестаравшись, дети устраивают лесной пожар, в котором гибнет малыш, рассказавший про Зверя. Гонец, принесший страшную весть – должен умереть. Об этом случае все тут же стараются забыть.

Дальнейшее развитие событий идёт по своей неумолимой логике: Ральф пытается поддерживать цивилизацию, строя шалаши для жилья и поддерживая костёр, а Джек пытается поймать хоть одну дикую свинью. Их отношения обостряются. А Зверь не отпускает мысли островитян, по ночам в лагере царит ужас. И хотя Джек со своими охотниками исследовали весь остров, рождается легенда, что Зверь живёт в пучине моря. От напряжения начинают сдавать нервы у Саймона.

Охотники меж тем продолжают заниматься своим делом – пытаются поймать дичь. Однажды им это удаётся. Но – о ужас, увлекшись ловлей свиньи, они оставили костёр, который тухнет именно тогда, когда на горизонте показывается корабль. Ральф взбешен, он кричит на Джека, пытаясь объяснить, что костёр их единственная надежда на спасение. Это первая большая ссора между двумя вожаками: «Джек выпрямился. С ножа капала кровь. Двое мальчиков стояли лицом к лицу. Сверкающий мир охоты, следопытства, ловкости и злого буйства. И мир настойчивой тоски и недоумевающего рассудка. Джек переложил нож в левую руку и размазал кровь по лбу, сдвигая налипшую прядь».

В дальнейшем конфликт между Ральфом и Джеком идёт за то, что более важно: ловить дичь или поддерживать костёр. Дружбы уже нет, постепенно она переходит в ненависть.

Между тем страх пред ночным зверем становится всё более тягостным. Но пока его можно терпеть, поскольку страх – лишь кошмарные сны малышей. Но неожиданно возможность существования Зверя подтверждает Саймон. Однажды ночью, в результате ночного воздушного боя, который шёл так высоко, что не был слышен с земли, на остров падает сбитый лётчик на парашюте. На землю – невдалеке от костра, горящего на горе – он приземляется уже мёртвым. Ночью, полусонные костровые, в свете полупотухшего неровного пламени, принимают его за Зверя и в ужасе бегут в лагерь, чтобы сообщить ужасную весть.

На поиски Зверя Ральф и Джек отправляют экспедицию. После того, как они обследовали весь остров, ночью втроём: Джек, Ральф и один из охотников – Роджер, поднимаются на гору. В свете луны они видят труп лётчика, который в комбинезоне, маске и словно живой – из-за трепещущего на ветру парашюта, кажется им и вправду неведомым ужасным Зверем. «Позади них лунный серп уже отделился от горизонта. Впереди кто-то, вроде огромной обезьяны, спал сидя, уткнув в колени голову. Потом ветер взвыл в лесу, всколыхнул тьму, и существо подняло голову и обратило к ним бывшее лицо»..

После обнаружения трупа лётчика, Страх полностью завладел душами мальчиков, что послужило последней каплей в конфликте между Ральфом и Джеком. Вернувшись в лагерь, Джек призывает переизбрать Ральфа, однако дети его не поддерживают. Джек озлобляется и уходит из лагеря. Не сразу, но его охотники следуют за ним. Затем следует нравственное перерождение охотников, они окончательно превращаются в дикарей в сцене с убийством большой свиноматки с поросятами.

«Логово окружили, но свинья вырвалась и помчалась прочь, ужаленная ещё одним копьём. Палки волочились, мешали бежать, в боках, мучая, засели зазубренные острия. Вот она налетела на дерево, всадила одно копье еще глубже. И после этого уже ничего не стоило выследить её по каплям свежей крови. День шел к вечеру, мутный, страшный, набрякший сырым жаром; свинья, шатаясь, затравленно кровоточа, пробиралась сквозь заросли, и охотники гнались за ней, прикованные к ней страстью, задыхаясь от азарта, от запаха крови. Вот они уже увидели её, почти настигли, но она рванулась из последних сил и снова ушла. Они были совсем близко, когда она вырвалась на лужайку, где росли пестрые цветы и бабочки плясали в застывшем зное. Здесь, сражённая жарой, свинья рухнула, и охотники на неё набросились. От страшного вторжения неведомых сил она обезумела, завизжала, забилась, и все смешалось – пот, крик, страх, кровь. Роджер метался вокруг общей свалки, тыча копьём в мелькавшее то тут, то там свиное мясо. Джек оседлал свинью и добивал её ножом. Роджер наконец нашёл, куда воткнуть копье, и вдавливал, навалясь на него всем телом. Копьё дюйм за дюймом входило все глубже, и перепуганный визг превратился в пронзительный вопль. Джек добрался до горла, и на руки ему брызнула горячая кровь. Свинья обмякла под ними, и они лежали на ней, тяжёлые, удовлетворённые. А в центре лужайки все ещё плясали ничего не заметившие бабочки».

После убийства свиньи Джек заявляет, что необходимо её голову принести в жертву Зверю. Голову свиньи охотники насаживают на шест, заточенный с двух концов и оставляют. За этим действом следит Саймон, который решил пробраться на вершину горы, чтобы лично увидеть Зверя. Его уже затуманенный мозг начинает воспринимать голову свиньи – всю в облепивших её насекомых, как некоего мистического Повелителя мух. «Прямо против Саймона ухмылялся насаженный на кол Повелитель мух. Наконец Саймон не выдержал и посмотрел; увидел белые зубы, кровь, мутные глаза – и уже не смог отвести взгляда от этих издревле неотвратимо узнающих глаз. В правом виске у Саймона больно застучало». Тем не менее Саймон поднимается на гору и видит, что Зверь – это полуразложившийся лётчик.

Тем временем Джек с дикарями – а это уже полноценные размалёванные дикари – нападают на лагерь Ральфа, чтобы похитить огонь. В этой сцене на ум приходит миф о Прометее. С той лишь разницей, что Прометей похитил у богов огонь, чтобы вывести людей из состояния дикости, а Джек, называющий уже себя Вождём, похищает огонь, чтобы изжарить свинью и устроить дикую оргию. К пожиранию свиньи присоединяются все, включая Ральфа и Хрюшу. Завершается действо полусумасшедшим танцем под вопли «Зверя бей! Глотку режь! Выпусти кровь!». В детях уже почти ничего не осталось от людей – это настоящие дикие животные.

В этот момент из джунглей появляется Саймон. Вся толпа набрасывается на него и буквально разрывает на части. Сакральная жертва принесена. В убийстве участвуют Ральф и Хрюша. Ужаснувшись содеянному, они оставляют сборище.

Однако Джеку нужны очки Хрюшы, чтобы зажигать костёр. Ночью дикари нападают на шалаш, где спят Ральф и Хрюша, и похищают очки. Хрюша взбешён. «Сильный ты или нет, а честность есть честность», – говорит он и вместе с Ральфом идут в Замок дикарей. Перед Замком происходит драка Ральфа с Джеком, после которой дикари убивают Хрюшу. На Ральфа же объявляется охота. На следующее утро его начинают травить, словно свинью. Увлечённые преследованием, дикари поджигают остров, чтобы выкурить Ральфа из джунглей. Ральф в полном отчаянии прорывается на берег, не понимая толком для чего – ведь его всё равно неминуемо убьют.

И вдруг происходит чудо: «Он встал, качаясь, весь натянулся, приготовился к новому ужасу, поднял глаза и увидел огромную фуражку. У фуражки был белый верх, а над зелёным козырьком были корона, якорь, золотые листы. Он увидел белый тик, эполеты, револьвер, золотые пуговицы на мундире». Оказывается, проходивший мимо английский крейсер, привлечённый гигантским столбом дыма, выслал к острову шлюпку. Чудо – боги-взрослые спасают сошедших с ума детей.

Ральф спасён, ему «на миг привиделось – снова берег опутан теми странными чарами первого дня. Но остров сгорел, как труха. Саймон умер, а Джек... Из глаз у Ральфа брызнули слезы, его трясло от рыданий. Он не стал им противиться; впервые с тех пор, как оказался на этом острове, он дал себе волю, спазмы горя, отчаянные, неудержимые, казалось, сейчас вывернут его наизнанку. Голос поднялся под черным дымом, застлавшим гибнущий остров. Заразившись от него, другие дети тоже зашлись от плача. И, стоя среди них, грязный, косматый, с неутертым носом, Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа, над тем, как переворачивался тогда на лету верный мудрый друг по прозвищу Хрюша».

О чём этот роман? О фашизме? О зыбкой грани между цивилизацией и диким варварством? О том звере, что живёт в каждом из нас и в любой момент готов вырваться? Да, отчасти конечно роман обо всём этом. Но прежде всего этот роман – о человеческих отношениях, о дружбе, о том, как жажда лидерства любой ценой порой может уничтожить в человеке все святые чувства и в первую очередь чувство, которое сформулировал другой англичанин, Рейдьярд Киплинг, в своей знаменитой сказке – «мы с тобой одной крови». И немного о том, что когда всё становится настолько плохо, что кажется надежды на спасение ждать неоткуда, вдруг появляются боги-взрослые и всё исправят… Иначе зачем Уильям Голдинг написал именно такую концовку: «Офицер был тронут и немного смущён. Он отвернулся, давая им время овладеть собой, и ждал, отдыхая взглядом на четком силуэте крейсера в отдаленье».



src

Last posts:
Last posts