LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Париж рисует красную черту

novayagazeta

Франция видит в бомбардировках Алеппо военное преступление и призывает Россию отказаться от поддержки Асада.


Франсуа Олланд посещает казармы военного училища. Фото: EPA

В последний месяц французская дипломатия начала новое решительное «наступление» на сирийском фронте. После того как в середине сентября было нарушено продлившееся несколько дней перемирие имени Лаврова—Керри, французский президент провозгласил с трибуны ООН: «Довольно!» — и сказал, что сирийская трагедия войдет в историю как «позор международного сообщества», «если мы ее не прекратим — и срочно».

История реакции руководства Франции на сирийскую войну — это история постепенных уступок при сохранении занятой с самого начала позиции: Асад — преступник, убивающий собственный народ. И только твердая позиция России, а также «гибкая» позиция США позволили сирийскому режиму сохраниться и продолжить эту войну — именно так считает Олланд, который в августе-2013 уже готовился вместе с американцами «наказать» Асада…

Франция все эти годы была главным и самым громким «разоблачителем» асадовского режима, с которым даже Саркози перестал заигрывать после того, как весной-2011 Башар залил протесты оппозиции первыми реками крови. В сентябре того же года на заседании российско-французского Совета сотрудничества по вопросам безопасности Ален Жюппе, французский министр иностранных дел, сказал: «Сирийский режим совершил преступления против человечности…Именно потому мы считаем, что Совет Безопасности <ООН> должен направить серьезное предупреждение, чтобы прекратить эти репрессии, и мы готовы говорить об этом с Россией <…>, даже если сегодня у нас разные точки зрения».

В феврале 2012-го президент Саркози заявил, что российско-китайское вето в Совбезе ООН по вопросу Сирии (эти вето потом будут повторяться — Ю. С.) «поощряет» режим Асада к продолжению насилия, а французский министр обороны Жерар Лонге назвал позицию России и Китая «постыдной». Он также выказал уверенность в том, что Москва не сможет «бесконечно» поддерживать сирийский режим.

Во время первой встречи нового французского президента Олланда с Путиным (Париж, июнь 2012-го) сирийский вопрос стал основным пунктом переговоров. Олланд говорил, что решить сирийскую проблему можно только после ухода Асада. Французская журналистка предлагает Путину предоставить Асаду «убежище в России». Путин в ответ шутит: «Что касается приезда Асада в Москву, то в Париже он бывал все-таки чаще» (чета Асад, действительно, очень любила французскую столицу — пока позволяли).

Вскоре Олланд, не добившись компромисса со стороны России, переходит в открытое наступление на сирийском «фронте».

14.11.2012 в Дохе — при настойчивой поддержке Франции, США и стран Персидского залива — создается «Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил».

В марте 2013-го Олланд на саммите ЕС в Брюсселе просит снять действующее с 2011 года эмбарго на поставку оружия в Сирию. К вечеру первого дня дебатов французский президент заявляет, что в случае отказа Франция готова поставлять повстанцам вооружение «в одностороннем порядке». Европейское эмбарго было снято 29.05.2013, но позднее Олланд, — как утверждает Ксавье Панон, автор книги «За кулисами французской дипломатии: от Саркози до Олланда», — признался, что Франция начала поставлять оружие противникам Асада еще в 2012 году.

Весной 2013-го Генсек ООН объявляет о начале проверки поступивших сведений о применении Асадом химического оружия, а вскоре «Монд» публикует результаты журналистского расследования: по данным газеты, Асад перешел «красную линию», обозначенную Бараком Обамой, а также Францией и Великобританией.

Вслед за этим Лоран Фабиус, глава МИД Франции, заявляет, что подозрения по поводу использования сирийским режимом химического оружия «находят все больше подтверждений».

27.08.2013, через шесть дней после печально известной химической атаки в Гуте (пригород Дамаска), Олланд в ходе ежегодного выступления перед французскими послами заявляет, что Франция «готова наказать виновных», а вопрос о возможном вторжении в Сирию должен решиться в ближайшие дни. Чуть раньше о возможности начала военной операции западной коалиции в Сирии заявили в США и Великобритании. Министр обороны США Чак Хейгел сказал, что ждет только приказа Обамы.

Согласия Обамы ждал и Олланд.

Британский парламент 30.08.2013 отказался от военного вмешательства, но Обама подал Олланду надежду на то, что операция начнется и без британцев: силами франко-американского альянса. В тот же день появляется «обнадеживающее» заявление Джона Керри: «Мы понимаем, что после десятилетия конфликтов американцы устали от войны. <…> Но усталость не освобождает нас от ответственности». Обама осуждает «бессилие ООН» в Сирии и обещает Асаду «неизбежный ответ». Появляются новости о скоплении сил ВМФ и ВВС США и Франции «в восточном секторе Средиземного моря». Позже станет известно[1], что французы уже даже составили график пуска ракет и ждали только отмашки Олланда. Который, в свою очередь, ждал в Елисейском дворце звонка Обамы. (Олланд сам рассказал об этом журналистам «Монд», написавшим книгу «Президент не должен был бы этого говорить…» — 2016)

Но поздно вечером 30 августа Обама совершил свой «разворот над Атлантикой»: он позвонил Олланду и сказал, что решил «для легитимности» поставить вопрос на голосование конгресса.

В понедельник, 2 октября, французские газеты напишут о том, что Олланд, пойдя ва-банк, «попал в сирийскую ловушку», проиграл… и «остался в одиночестве». Обама договорился с Путиным за спиной Олланда.

14 сентября Россия и США заключают соглашение по Сирии: Асад кается в ошибках, обещает уничтожить весь арсенал химоружия и приступить к политическим переговорам. Французский министр иностранных дел Фабиус вынужденно приветствует «достигнутый успех», но отмечает, что одна только резолюция ООН по химическому разоружению (28.09.2013) не остановит гражданскую войну в Сирии. Фабиус призывает к скорейшему завершению мирных переговоров на международной конференции «Женева-2», которые должны начаться в ноябре (потом их перенесли на январь…).

Но «скорейшего завершения мирных переговоров» не случилось до сих пор — не случилось, по мнению официального Парижа, из-за преступного упорства Башара Асада, получающего массированную поддержку со стороны России и Ирана.

Отмену американо-французского вторжения в Сирию Олланд до сих пор считает (если выражаться знакомыми нам терминами) крупнейшей геополитической катастрофой. Олланд говорил об этом и в сентябре 2014-го, когда в Париже прошла конференция по созданию «международной антитеррористической коалиции»[2] (куда звали вступить и Россию, но мы отказались). Олланд говорил об этом и с трибуны ООН в сентябре-2016. (За год до этого, прямо в канун открытия сессии Генассамблеи ООН, на которой Путин должен был заявить о начале российской военной операции в Сирии, Олланд дал команду нанести авиаудары по сирийским позициям запрещенной в России террористической группировки ИГ — Ю. С.). Там же выступал и Обама, который посвятил главной международной ошибке своей президентской карьеры (мнение многочисленных французских СМИ) всего пару слов в 50-минутной речи.

После этого заседания газета «Монд» вышла с заголовком: «Сирия: молчание США и бессилие Франции на Генеральной ассамблее ООН». Газета также утверждала, что участившиеся с середины июля поездки Керри к Лаврову вызывают «раздражение в Лондоне и в Париже», но также и у некоторых сотрудников Госдепа США — из-за «наивности Керри» в его отношениях с Кремлем.


В июле Керри как раз был в Москве, когда Францию атаковали террористы, а в Турции чуть не случился переворот. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Это утверждение фактически подтвердил 28 сентября французский министр иностранных дел Жан-Марк Эйро, выступая в Sciences Po: «Тем, кто говорит нам в течение нескольких месяцев, что для решения сирийской проблемы достаточно «построиться» вслед за Москвой, я отвечаю: вы ошибаетесь. Посмотрите на результат усилий Джона Керри, который пытался, неустанно и со всей искренностью, договориться с Сергеем Лавровым о прекращении огня <в Сирии> в обмен на сотрудничество в борьбе против «Джабхат ан-Нусры» (организация запрещена в России). Это перемирие соблюдалось всего несколько дней…».

29 сентября в интервью радио «Europe1» Эйро в ответ на предположение о том, что «все» могут стать «пособниками» бойни в Алеппо, предоставил право нести груз вины «режиму Башара Асада, избравшему стратегию тотальной войны» «при поддержке России». И заявил, что Россия в Сирии не ограничивается бомбардировками: «5 тысяч ее солдат воюют на земле».

И Асада, и Россию французский министр назвал «ответственными за военные преступления». «То, что я говорю очень определенно, так это то, что Франция сейчас работает <с Великобританией и США> для того, чтобы резолюция <Совбеза ООН> была утверждена, и для того, чтобы за нее также проголосовали русские и китайцы, постоянные члены Совбеза» — без которых, понятно, она не может быть принята.

Резолюция касается новых фактов применения химического оружия: режимом Асада и террористами ИГИЛ.

За месяц до этого, 30 августа, когда Олланд делал в Елисейском дворце традиционное заявление для французских послов, он начал свое выступление с Сирии.

Единственной страной, к которой Олланд напрямую обратился по этому вопросу, стала Россия. Он сказал, что Москве лучше воспользоваться случаем (т.е. обнародованным 24 августа докладом о применении химического оружия в Сирии в 2014 и 2015 гг.) — осудить режим Асада, прекратить бомбардировки в его поддержку и «вернуться к политическому решению конфликта». И вместе с международной коалицией взяться за единственную достойную задачу в Сирии: борьбу с террористами.

Потом Олланд еще раз сказал все это в личной беседе с Путиным «на полях» китайского саммита «Большой двадцатки» 4 сентября. Там же была встреча Путина с Обамой, назвавшим их разговор о Сирии «продуктивным»: за этим разговором последовало то самое соглашение Лаврова и Керри — о перемирии. Соглашение, грубо нарушенное Дамаском при участии Москвы, — по крайней мере, именно так считают в Париже.

«Никто не смог бы взять на себя ответственность за военные преступления, за поддержку этих военных преступлений, — сказал глава МВД Франции 28 сентября в упомянутом выше интервью радиостанция «Europe1». — Так что я призываю русских <…> осудить бомбардировки Алеппо» и «применение <Асадом> химического оружия».

Юрий Сафронов
собкор в Париже

под текст

Жан-Марк Эйро, глава МИД Франции:
«Если сирийская война не прекратится, это затронет саму Россию»

«Война в Сирии привела к массивному потоку беженцев, который стал нашей проблемой. Она способствовала созданию беспрецедентного очага международного терроризма, который служит тыловой базой и идеологическим источником для совершения терактов по всему миру. Сегодня война в Сирии служит России для того, чтобы самоутвердиться в качестве мощной державы и показать свою способность оказывать сопротивление <западной> коалиции — коалиции, действия которой, однако, никоим образом не направлены против России. Между тем Россия, поддерживая и поощряя Асада, берет на себя риск не только стать соучастницей военных преступлений, но и способствует дестабилизации на Ближнем Востоке, в Турции, в Европе. И все это может затронуть саму Россию… Сирия больше не может ждать. Мы больше не можем ждать. Нужно прекратить войну и начать с Алеппо…»

Из выступления в парижской Высшей школе политических исследований (SciencesPo) 29/09/2016.


src

Last posts:
Last posts