LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

«Война Украины и России могла начаться еще в 2004-м»

novayagazeta

Давняя история, связанная с кандидатом в президенты РФ Иваном Рыбкиным, — ключ к современным отношениям двух стран.


Фото: РИА Новости

5 февраля 2004 года в Москве пропал Иван Рыбкин, самовыдвиженец на очередные выборы президента РФ. В тот же день милиция начала розыск политика. Пять дней Рыбкин не выходил на связь ни с семьей, ни с избирательным штабом. Но 10 февраля он нашелся в Киеве и путано объяснил свое исчезновение. В СМИ попали аудиозаписи телефонных разговоров Березовского с депутатом украинской Рады по поводу стратегии этой истории. 5 марта Рыбкин улетел в Лондон к Березовскому, откуда заявил, что снимает свою кандидатуру, поскольку не хочет участвовать в «фарсе».

Подробности этой до сих пор загадочной истории — в интервью непосредственного участника тех событий «Новой газете».

Циферблат электронных часов чуть не на полстены — главная деталь интерьера кабинета. Партийцы, что логично, арендуют этаж в здании президиума Академии аграрных наук Украины, ведут переговоры об аренде второго этажа.

Перед тем как начать беседу на заранее оговоренную тему, Бессмертный вдруг уточняет: «Вам это надо ради правды или какая-то другая цель? В «попытке организации государственного переворота» называли фигурантами несколько человек, но сегодня их уже нет в живых. Нет моего брата Сергея, нет Березовского, нет Бадри Патаркацишвили…»

Признаюсь, что намеревалась увидеться и с Давидом Жвания, некогда влиятельным политиком и бизнесменом, соратником Бессмертного и Ющенко, — он также имел прямое отношение к «делу Рыбкина». Но официальный запрос «Новой» об интервью офис Жвания оставил без ответа.


Нужен свой Путин

Справка «Новой»

Вплоть до апреля нынешнего года Роман Бессмертный представлял Украину на заседаниях трехсторонней контактной группы по урегулированию вооруженного конфликта на Донбассе. В политике — с середины 90-х. Был народным депутатом, постоянным представителем в Верховной раде президента Леонида Кучмы. Руководил избирательным штабом Виктора Ющенко, считался одним из самых близких его соратников. После победы на выборах 2004 года работал вице-премьером в правительстве, потом послом Украины в Беларуси.

После объявления о сложении полномочий переговорщика в Минске Бессмертный занимается «выращиванием» Аграрной партии, до сих пор — малозначительной политической силы.

— Роман Петрович, хочу вспомнить 2004 год и предложить собственную версию развития событий, о которых я как журналист в то время много писала. Вы скажете, где реальность, где нет.

— Хорошо. Я не буду лукавить, что многое забыл, хотя могу где-то ошибиться. Но есть вещи, связанные с семьей, с близкими людьми, которые в силу понятных причин детализировать не стану.

— Согласна. Итак, в России и в Украинепрезидентские выборы: в Рос­сии весной, в Украине осенью. Путин уверенно идет на второй срок, Кучма готовится передать власть премьер-министру Януковичу. Ему должен составить конкуренцию Ющенко, лидер национал-демократических сил, блока партий «Наша Украина», которые победили в парламентской кампании. Помимо прочего, Ющенко намерен сломать традиционную модель отношений с соседней страной, перехватить инициативу, чтобы повестку общественных преобразований для Москвы верстал Киев.

Окружение Ющенко выбирает в союзники предполагаемого кандидата в президенты России Ивана Рыбкинаэкс-спикера Думы и руководителя Совбеза. В середине 90-х Рыбкинодин из ключевых участников мирного процесса в Чечне. Накануне выборов‑2004 он (об этом писала в своей книге журналист «Новой газеты» Анна Политковская) публично обвинил Путина в причастности к взрывам домов в Москве в 1999 году, что стало поводом для Второй чеченской войны. Соратники Ющенко берутся организовать для Рыбкина в Киеве тайную встречу с Асланом Масхадовым. Им помогает Борис Березовский… Но план рушится.

— Начнем с того, что летом 2002 года социологи из Киева показали: основным содержанием будущей президентской кампании должна быть ставка на «украинского Путина».

— Да, помню. Лозунги первого путинского срокаборьба с олигархами, с коррупцией, наведение порядка. В Украине почти зависть к России почувствовали!

— Образ нравился 72% избирателей. Исследования провели серьезные ученые, 7 тысяч респондентов опросили. Даже политики-либералы повелись на определение «сильная рука». Самообман украинского истеблишмента сейчас понятен. А летом 2002-го по штабам как марево разлилось: «Нужен свой Путин!» Тезис появляется в прессе. Мы ищем маневр.

— У окружения лидера оппозиции Ющенко это тоже сопротивления не вызвало? Люди хотят украинского Путинану так предложим его!

— Да, да. Но послушайте дальше. Находим варианты, как двигаться к цели, когда общество давит. Проводим конференцию при участии Гавела и Мадлен Олбрайт, и я еду в Москву. Обхожу, так сказать, коридоры, предлагаю многим руководителям, которых знаю, идею. Давайте проведем еще одну конференцию, но не «Украина — Запад», а «Украина — Восток».

— «Коридоры» находились в администрации президента России?

— Я и оппозицию обошел, и всех этих апологетов вроде Никонова. Везде сбивают с ног тезисом: «Как вы собираетесь такую конференцию сделать?» «Ну как обычно, — не понимаю. — Закажу «Рэдиссон» или другое пристойное место». «Нет, — отвечают, — физически не дадут. Сообщат в Кремль и посоветуют немедленно убраться».

— Так вы же и представителей власти собрались звать!

— Не имеет значения. Встречаюсь с Виктором Мироненко, бывшим первым секретарем ЦК ВЛКСМ, он в Фонде Горбачева: «С ума сошел, не понимаешь, куда приехал?!» Снаряжаем тогда специального человека на два месяца в Москву — «утюжить» ситуацию, вникать, что там на самом деле происходит. И через связи этого человека предварительно договариваемся-таки о переговорах потенциального кандидата в президенты Украины с несколькими кремлевскими руководителями, в том числе с Волошиным, с собственниками ведущих массмедиа.

Ющенко прибывает в Москву. И внезапно весь план встреч отменяется, слетает. Виктор Андреевич целый день просидел в гостинице. (Пауза.)

Представляете, удар по самолюбию? Организовать, привезти, убеждать: «Давайте вместе строить перспективу для наших стран!»… Только молодой возраст позволил мне работать дальше после фиаско. По сути, эта история дала объяснение: «украинский Путин» — горчичник мертвому, Кремль не позволит Ющенко стать президентом. Для них он прежде всего — националист. И тогда от нашего штаба отвернулось большинство соратников, начиная с нынешнего главы государства Порошенко и до большинства депутатов Рады от «Нашей Украины».


Операция «Ликвидация»

— После неудачного визита в Москву мы больше не сомневались в том, что Москва продолжит диктовать Киеву свою повестку. Вот и Медведчук, руководитель аппарата Кучмы, предупреждал: «Не вздумайте договариваться с Януковичем!», имея в виду, что Янукович — что-то совсем особое, отличное от Кучмы.

— Подождите, вы приводите слова Медведчука, у которого устойчивое реноме «руки Путина» в Украине?

— Тоже хотел бы до конца разобраться, что представляет собой этот человек… (С 2014 года Виктор Медведчук в рамках Минского процесса координирует вопросы обмена пленными и возвращения украинских заложников из РФ.О.М.)

Кучма планировал стать последним президентом Украины. После него страна должна была превратиться в парламентскую республику. Мы в штабе Ющенко давно поняли, что Банковая (имеется в виду администрация президента Украины, расположенная на Банковой ул.Ред.) начала операцию «Ликвидация». И Янукович понимал, хоть считался потенциальным преемником, кандидатом от власти. Тема тянулась вплоть до решения Конституционного суда, до весны 2004-го. До определенного момента удавалась и дискредитация выборов, тем более при сомнительной законности третьего тура…


2004 год, «оранжевый» Майдан. Роман Бессмертный с соратниками Виктора Ющенко, друзьями — политиками из партии «Наша Украина». Справа налево: Владимир Филенко, Роман Бессмертный, Николай Томенко, Тарас Стецькив
Фото из архива Романа Бессмертного

Но уже на «оранжевом» Майдане, когда мы все вместе начнем встречаться по ночам (в АП Кучмы и на госдачах в элитном пригороде Киева, Конча-Заспе.О.М.), чтобы не допустить массового кровопролития, станет окончательно ясно — Янукович всегда был не креатурой Кучмы, а подсадной уткой Кремля. На тех встречах Янукович в порыве откровенности расскажет мне, как не переваривает Кучму и его окружение, как строил кабмин, укреплял своими кадрами. Люди Януковича настаивали на применении силы. Кучма резко возражал, плюс оказывали воздействие американцы и европейцы. Все закончится фразой Януковича, которую я хорошо запомнил: «Если такое повторится, я не отступлюсь!» Кремль требовал от него президентства любой ценой.

Знакомые слова я услышал снова, когда Янукович вторично стал премьером, а мне, руководителю парламентской фракции, пришлось контактировать с ним: «Не отступлюсь!»


Уроки Березовского

— Тогда почему же в Кремле негативно отреагировали на сенсационное предложение Ющенко о, скажем так, дружбе и совместном будущем?

— Я долго думал над этим. Люди, с которыми мы контактировали, принадлежали в основном к остаткам команды Ельцина в окружении Путина… Они выстраивали схемы, торговали направо и налево всем подряд, но не видели в Украине потенциального врага, которого надо подчинить. Скоро их в «орбите» не стало.

Мы стали искать союзников среди других политиков. Это было необходимо, чтобы минимизировать влияние России на ход выборов. Кремль сделал ставку на Януковича. Мы же начали сближение с Немцовым, Хакамадой, Касьяновым, Рыжковым. Диалоги вывели на фамилию «Березовский». На этапе подступа к Березовскому произошло знакомство с Бадри Патаркацишвили, обсуждали механизм сотрудничества. А летом 2003-го полетели в Лондон, непосредственно к Борису.

— Из кого состояла украинская делегация?

— Все только в формате «Давид Жвания — Роман Бессмертный».

— А Ющенко?

— Чтобы не бросить ни малейшей тени, представляли как инициативу мою и Жвания. Никогда, нигде в этих контактах не участвовал Виктор Андреевич. Сидим в Лондоне, в офисе Березовского, а по НТВ начался первый прямой эфир Шустера. И Борис показывает: «Смотрите, за такими программами, за свободными медиа — будущее!» Говорит о том, как тесно связаны Россия и Украина. И выдает фразу (напомню, лето 2003 года на дворе): «Но все равно Украина будет воевать с Россией!» Я в замешательстве: «Как, почему?!» Березовский: «Запомни: вы — окоп войны цивилизации против дикости».

Я потом постоянно думал, как сделать, чтобы президентские выборы не превратились в «рытье окопа», в начало масштабного вооруженного конфликта. Не допустить войны — ключевая тема, которая обсуждалась с лета 2003-го до начала уличных акций лета 2004-го и первого Майдана. Потому что понимали: Москва давит Януковичем. Слава богу, что на тот момент глава СБУ имел с нами диалог и взял в помощники человека, который до того работал руководителем охраны в штабе Ющенко. Мы ориентировались, что в спецслужбах происходит, какие сигналы идут на Кучму, и получали подтверждения: Янукович — из другой категории, российской…

Для меня общение с Березовским вообще превратилось в сдачу экзаменов на предмет ликвидности управления избирательным процессом. Он в деталях объяснил механизм «Голосуй или проиграешь!». Патаркацишвили расписал вклад команды Березовского в избрание Путина ключевой фигурой. А потом — очень короткий телефонный разговор. Я, будучи в Тбилиси, набираю Ющенко. И Патаркацишвили дает ему совет: «Не сделайте с этими людьми то, что с нами сделал Путин».

— Имелось в виду, не расправьтесь потом с Бессмертным и Жвания?

— Ну, да… Тема Рыбкина — просто часть того, о чем мы говорили. Эпизод сотрудничества между сформировавшейся зарубежной оппозицией Путину и украинской оппозицией, которая, как теперь я вижу, оказалась фактически оппозицией Кремлю. Потому что россияне вообще не могли представить, что два украинца накажут ФСБ. Заставят Патрушева приехать в Киев…

— Два украинцаваш брат Сергей и его товарищ?

— История Рыбкина имеет до сего времени открытые и закрытые составляющие.

— Почему?

— Часть людей, принимавших участие в операции, слава богу, живы-здоровы. Не хочу вытягивать фамилии. Несправедливо, если предъявят претензии, злой умысел в их действиях отсутствовал.

— Роман Петрович, простите, не понимаю. Почему среди множества кандидатов в президенты России ваш выбор пал на Рыбкина, левоцентриста с внешностью советского чиновника?

— Березовский — а у него был математический ум — считал, что именно Рыбкин способен достичь наивысшего результата. Типаж Путина, электоральный образ! В тот момент чувствовалось: инерция, с какой движутся Хакамада и Немцов, ослабевает. Дальше происходит то, что происходит, — приезд Рыбкина в Киев.

— Зачем? Тут действительно готовили ему свидание с Масхадовым?

— Планировался широкий круг встреч. Но где-то на четвертый-пятый день Рыбкин отказался продолжать переговоры. Так объяснил мой брат Сергей, ныне покойный. Точная причина мне неизвестна. У Рыбкина были средства связи, интернет. И он лично принял решение вернуться в Москву.

— Хочу уточнить. Ваш братне политик, просто выполнял вашу просьбу, выступал в качестве охранника?

— Если бы не умелые действия Сергея и его друзей, Рыбкина бы просто не выпустили из России. Внешне это выглядело как похищение. Некоторые детали: в четырех точках куплены билеты на фамилии Рыбкина и Бессмертного. Каналы стали перекрывать. Сергей берет автомобиль, через четыре остановки, в Калуге, догоняет поезд Москва — Одесса, заходят в свое купе. При пересечении границы сознательно показывают настоящий паспорт Ивана Петровича и заполняют миграционную карту. Нелегальное пересечение исключалось: наши телефоны слушало СБУ.

Отдаю должное шефу Службы Смешко, он выступал на стороне государства Украина, хоть был бы должен сотрудничать с коллегой из ФСБ Патрушевым. Лишнее доказательство: Кучма и его люди — одна институция, а Янукович — из российского пула, не надо их связывать! Рыбкин знал, зачем едет в Киев, но не знал, что принесут встречи. Потому нервничал.

— Где и с кем он виделся?

— Рыбкина поселили в съемной квартире на улице Лютеранской, рядом с администрацией президента Кучмы. Неслучайный выбор места. Кроме украинских оппозиционеров, он встретился с делегацией из Чечни, но без Масхадова, и с грузинской делегацией.

В развитие более поздних событий: и грузины, и чеченцы постоянно находились в Украине в качестве наших советников. Больше того, после первого тура между Ющенко и Януковичем они только что на стенку не лезли: «Выводите людей на протесты!» Тогда и я, и Жвания выступили категорически против: повода нет, Ющенко без того лидирует. С одной стороны, мы работали с Березовским, с другой — находились постоянно в консультациях с окружением Саакашвили. Кроме того, сотрудничали со многими, кто прошел революции в Европе…

— Но после Киева Рыбкин дал понять, что его здесь удерживали силой, пытались отравить. И СБУ возбудила уголовное дело по соответствующей статье.

— Сергей жизнью отвечал за безопасность Рыбкина. Иначе бы я не впутывал родственника.

— Зачем тогда квартиру сменили, переселили гостя на Крещатик?

— Мы понимали: телефоны слушают, местопребывание ФСБ может засечь по номеру.

— То есть угроза существовала?

— До сих пор не могу понять, что произошло… Но если бы летом 2004-го «зачистили» меня и Жвания, никогда бы Ющенко не стал президентом. Все бы рухнуло как карточный домик. В Кремле не идиоты, они же видели ресурсные потоки! Россия оказалась слабой перед той системой, которую выстроил президент Кучма. Российская Федерация играла против кандидата в президенты Ющенко, Кучма же оставался на стороне Украины. Проявил бы себя по-другому Леонид Данилович, и кровь пролилась бы на Майдане, и война могла бы развязаться в один момент. В 2004-м система работала на государство, а в 2013-м — на Януковича. Когда Янукович сбежал, система легла и в один момент Украина стала очень уязвимой. Вот почему война стала возможной.

— Убийство сразу двух народных депутатов Украиныслишком уж черный сюжет…

— Хочу вам сказать, что тогда мы оба четко понимали, что может произойти все что угодно: и с кандидатом, и в избирательной кампании, и с нами. Спасло нас то, что бились не Ющенко с одной стороны и Кучма — с другой. Был поединок между Украиной в лице Ющенко и Януковичем — Россией. А Кучма стоял сбоку и в определенный момент при помощи Запада содействовал тому, чтобы Януковича и его кремлевских друзей останавливали.

Ольга Мусафирова
собкор в Киеве

src

Last posts:
Last posts