LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

«Он был тенью»

novayagazeta

Когда по ТВ показали квартиру, набитую банкнотами, сослуживцы Захарченко напились. Кто продвигал и кто разрабатывал легендарного полковника.

Полковника Дмитрия Захарченко задержали на его рабочем месте в здании ГУЭБиПК МВД на Новорязанской улице ближе к вечеру 17 сентября. Матерый оперативник, не раз оказывавшийся в поле зрения коллег из ГУСБ МВД, вел себя подозрительно спокойно: не повышал голоса, не грозил телефонными звонками начальству и даже не требовал присутствия адвоката.

«Даже желваки на скулах не задергались», — вспоминает один из членов оперативно-разыскной группы, отмечая высокий уровень психологической подготовки Захарченко. А когда группа уже обыскивала одну из квартир Захарченко на Пречистенке, откуда открывается роскошный вид на исторический центр столицы, будущий арестант даже стал отпускать колкости в адрес коллег. «Вот это, говорит, тоже в протокол изъятия впишите — и показывает нам на пачку презервативов», — рассказывает собеседник.

Спокойствие полковника было нарушено в тот момент, когда один из оперативников начал громко выяснять по телефону, выехала ли другая группа по адресу регистрации сестры Захарченко, где была обнаружена крупная сумма наличности эквивалентом около 8 млрд рублей. «Его проняло:  начал судорожно переминаться с ноги на ногу, хвататься за лицо, кусать губы. Уже тогда многие поняли, что эта квартира — джокер для следствия», — говорит собеседник.

Читайте также: Полковнику никто не спишет

Биография Дмитрия Захарченко до его прихода на службу в центральный аппарат МВД окутана туманом даже для близких знакомых. Точкой отсчета карьерных успехов Захарченко можно считать 2006 год, когда он занял должность заместителя начальника 5-й ОРБ ДЭБ МВД, отвечавшего за федеральные строительные проекты и жилищно-коммунальный комплекс.

По словам сотрудника ФСБ, содействие в переезде Захарченко в столицу тогда оказал сотрудник Управления «М» ФСБ (осуществляет контрразведывательное обеспечение правоохранительной системы) Дмитрий Сенин.

Именно последний, по словам собеседника, незадолго до этого сам перебравшийся в ФСБ по протекции главного куратора МВД Александра Филина, и стал впоследствии «крёстным отцом» Дмитрия Захарченко: «Помимо Захара (так многие собеседники называли полковника Захарченко. —А.С.) костяк группы Сенина составили куратор ГУЭБиПК в Управлении «М» Евгений Лобанов, а также Сергей Грибанов, отвечавший за взаимодействие с УСБ ФСБ и ГУСБ МВД. От этой группы зависело всё: и кадровая политика МВД, и вопрос реализации оперативных мероприятий в отношении отдельных сотрудников министерства. Что характерно, все пятеро — из Ростова. Принцип землячества еще никто не отменял».

Дмитрий Захарченко органично вписался в этот костяк, став проводником их интересов, продолжает собеседник: «Парень обладал острым умом, жесткой деловой хваткой, а главное — таким редким качеством, как порядочность по отношению к своим партнерам. Вот представьте, менее чем через год к нему потянулись люди: мол, помоги, реши вопрос… А он сразу отказывался — играл на повышение ставок».

Вскоре межведомственное сотрудничество переросло в крепкую дружбу — досуг товарищи проводили исключительно совместно. «Справляли дни рождения, голосили в караоке песни Кинчева, вместе уходили в отпуск», — рассказывает бывший сотрудник МВД.

Став состоятельным человеком, Захарченко тем не менее вел очень скромный образ жизни, продолжает собеседник: «Он не афишировал своего достатка. Поэтому, когда по телевизору показали деньги, найденные в квартире, почти все его подчиненные в тот же день напились. У кого-то квартира в Балашихе в ипотеку, кто-то до сих пор ютится в съемной однушке с семьей, а тут — их боевой товарищ, оказывается, в деньгах купался».

Слава о силе «ростовского квинтета», наконечником которого и стал Захарченко,  облетела кулуары почти всех ведомств. «Мы сразу поняли, что «ростовские» — люди действия, а не слова. Они никогда не обороняются, а только атакуют. И стоят друг за друга. Поэтому нам давали понять, что Захарченко — под защитой», — рассказывает бывший сотрудник ГУСБ МВД, не находивший диалога с сотрудниками Управления «М» ФСБ по поводу деятельности Дмитрия Захарченко. «Им что-то передаешь, а они в лучшем случае скажут: «Ок, проверим». В худшем — начнут работать по тебе», — заключает он.

Несмотря на удачный старт, у За­хар­ченко возникали конфликты. Например, с начальником 3-й ОРБ ДЭБ Александром Назаровым, чьим непосредственным замом хотел стать новоиспеченный службист.

«Захарченко Назарову не понравился. В результате Назаров добился, чтобы Захарченко перевели в так называемую группу жалоб, — то есть ты выполняешь функции почтальона, не ведя никакой оперативной работы», — рассказывает бывший сотрудник МВД.

Конфликтная ситуация разрешилась в 2008 году, когда Назаров покинул ДЭБ вслед за своим начальником Андреем Хоревым, а главой департамента стал Юрий Шалаков (вскоре в результате реформы ДЭБ был преобразован в ГУЭБиПК).

Тогда же Дмитрий Захарченко вернулся к оперативной работе, перебравшись в Управление «П» ГУЭБиПК (управление по борьбе с экономической преступностью в сферах сельского хозяйства). Там он особенно активно курировал Россельхознадзор, результатом чего стали массовые проверки отдельных поставщиков продуктов питания, говорит источник из ФСБ: «Вместе с тем при активном участии Захарченко реализовывались оперативные материалы в отношении перевозчиков спирта в центральные районы России из Северной Осетии».

В 2011 году Шалакова сменил молодой и амбициозный генерал Денис Сугробов, затеявший масштабную чистку рядов в вверенной ему структуре.

Надо заметить, что примерно в это же время произошли перестановки в ФСБ: экс-начальник УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Алексей Дорофеев сменил главу Управления «М» Владимира Крючкова. «Часть товарищей Захарченко, включая Сенина, ушла вслед за Крючковым в организационно-инспекторское управление ФСБ, часть — осталась. Но главное — они не утратили свое влияние на процессы в МВД», — говорит сотрудник ФСБ.

Захарченко предсказуемо не затронули пертурбации в силовом блоке — вскоре он перешел в Управление «М» ГУЭБиПК МВД (управление по борьбе с экономическими преступлениями в сферах машиностроения и металлургии). По словам бывшего сотрудника МВД, это назначение произошло вопреки воле Сугробова.

В 2014 году УСБ ФСБ задержало Дениса Сугробова, его заместителя Бориса Колесникова, а также ряд других сотрудников ГУЭБиПК. По версии СКР, гуэбовцы создали преступное сообщество, занимавшееся незаконным уголовным преследованием граждан путем провокации преступлений. Захарченко в числе задержанных или хотя бы допрошенных не оказалось: напротив, при новом руководителе перешел в Управление «Т», где курировал сферу ОПК.

Это подразделение ГУЭБиПК оказалось для Захарченко последним витком в его карьере. Примечательно, что практически во всех подразделениях Захарченко занимал пост заместителя начальника.

«Он был тенью. Его так и называли некоторые», — говорит сотрудник ФСБ.

По его словам, Дмитрий Захарченко и его влиятельные друзья с Лубянки долгое время находились в разработке подчиненных нынешнего начальника Управления «М» ФСБ Сергея Алпатова, но только в конце лета 2016 года у накопленной оперативной информации появилась перспектива уголовного дела. Что характерно, именно в этот момент в ФСБ завершились ключевые кадровые перестановки, в результате которых СЭБ ФСБ возглавил бывший начальник Алпатова Сергей Королев, а пост УСБ ФСБ достался преемнику того же Алпатова Алексею Комкову.

Эти перестановки и предопределили будущее Захарченко, говорит сотрудник ФСБ: «Операцию <по задержанию Захарченко> разрабатывал Сергей Алпатов. Алпатов, будучи высококвалифицированным опером, изящно реализовал наработки Королева и Комкова».

В ближайшее время, по словам собеседника, эта же участь может постигнуть и «партнеров» Захарченко в ФСБ. «Результаты обыска у полковника <Захарченко> действительно впечатляют. Но вопрос, что находится в квартирах у его товарищей, остается открытым», — заключает сотрудник ФСБ.

Андрей Сухотин
корреспондент


src

Last posts:
Last posts