LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

«У нас пожар. Я не могу выйти. Прости...»

novayagazeta

В московской типографии погибли 17 женщин. Коллеги и близкие рассказывают «Новой газете», как они жили.

27 августа в типографии «Печатный экспресс» на Алтуфьевском шоссе произошел пожар. Погибли 17 женщин. 17 семей лишились близких.

Кто-то матери, кто-то дочери. А кто-то остался без любимой супруги, которая ждала ребенка: одна из погибших была на пятом месяце беременности. То есть на самом деле следует говорить о 18 жертвах.


Трудились в две смены. График: два через два. Зарплата: 16–18 тысяч рублей. Недавно типография выиграла тендер мобильного оператора Tele2. Печатали конверты для сим-карт.

—&ep;Пожар начался без двадцати восемь утра, когда у нас была пересменка. Мы с напарником сдали смену, шли в сторону лифта и почувствовали запах, — рассказывает Нурлан, один из сотрудников типографии. — Выглянули в окно — и увидели белый дым, выходящий с первого этажа.

По версии МЧС, дым поднялся до четвертого этажа через люк грузового лифта — на втором и третьем лифтовая шахта закрыта.

—&ep;Я побежал в цех, чтобы всех предупредить, — рассказывает Нурлан. — Потом вернулся обратно в раздевалку, чтобы забрать вещи. Обратно выходил уже вслепую, на ощупь, до такой степени было все задымлено. Но за восемь лет все выходы и коридоры успел выучить.

Пожарные, по словам сотрудников типографии, прибыли через 8–10 минут. С одной стороны здания они помогали рабочим спускаться с четвертого этажа, а с другой стороны, фасадной, тушили огонь. Но все погибшие были именно в той раздевалке, которая расположена вдоль фасадной стены.

—&ep;С этой стороны только наши ребята пытались через маленькое окошко вытащить девушек, — утверждает Нурлан. — Вытащили четверых. Одна из них, Айчурок Абдумаматова, не дотянула до больницы. Наши девчонки — никто из них не сгорел. Все погибли от угарного газа (медики это подтвердили. — Ред.).

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Нарушение правил безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». В качестве основной версии следствие рассматривает короткое замыкание в лампе. Гендиректору типографии и главному инженеру, ответственному за соблюдение требований пожарной безопасности, предъявлены обвинения. Гендиректор арестован. Также СК проверяет действия экстренных служб.

12 погибших были гражданками Киргизии. Пятеро — России. «Новая газета» рассказывает о них со слов друзей и близких.


Нурай Джумадылова, 17 лет, село Акбулун, Иссык-Кульская область, Киргизия

Нурай — самая младшая из погибших, только в этом году окончила школу. На Общереспубликанском тестировании (аналог российского ЕГЭ) Нурай получила высокий балл, собиралась поступать в университет, но до поступления решила один год поработать. В Москву приехала в июле. 10 сентября ей исполнилось бы 18 лет.

В типографии Нурай работала всего лишь вторую неделю. Вместе с ней работала и ее мама, Асель. 28 августа они собирались лететь в Киргизию. В день пожара у мамы был выходной. Также у Нурай остались брат и отец.


Гульбара Бообекова, 45 лет, Кемин, Чуйская область, Киргизия (гражданка России)

Приехала в Москву чтобы заработать денег на обучение среднего сына в университете. Пять лет назад пережила смерть старшего.

—&ep;К ней все с уважением относились. Говорили: «Эжешка, эжешка!» («тетенька» по-киргизски. —Ред.) — рассказывает ее коллега Белек.

В конце августа Гульбара собиралась взять отпуск и поехать к родственникам в Киргизию. После ее гибели муж опубликовал в Сети фотографии Гульбары. Подписал: «Ар дайым журогумдосун». В переводе на русский: «Всегда в моем сердце». На одной из этих фото — Гульбара за станком в типографии.


Жаркынай Абдуганиева, 34 года, село Толос, Ошская область, Киргизия (гражданка России)

«Жаркынай была очень энергичной девушкой. Все схватывала на лету. Никто и никогда не видел ее грустной, — рассказывают коллеги. — Если за что-то бралась, то всегда доводила до конца. Приходила раньше всех, переодевалась и любила посидеть на кухне, поболтать с коллегами за чашечкой кофе».

Месяц назад Жаркынай ездила в Киргизию повидаться с сыном и мужем. Встреча оказалась последней.


Динара Раимкулова, 33 года, село Кызкол, Жалал-Абадская область, Киргизия

По словам коллег, Динара была очень скромной женщиной. Приехала в Москву, чтобы прокормить оставшихся у бабушки в Киргизии двух дочерей и сына-шестиклассника. Почти всю зарплату отправляла домой.

Мечтала каждому своему ребенку построить по дому. Говорила, что вернется на родину через два месяца и больше не поедет в Россию. С трудом переживала разлуку.


Айсулуу Базарбай кызы, 23 года, село Куршаб, Ошская область, Киргизия

Айсулуу была скромной и стеснительной, говорят ее друзья. Она осталась без матери, когда ей было два года. Росла у тети. В семье была единственной девочкой: тетя воспитывала четырех сыновей.

В Москву на заработки Айсулуу приехала после окончания школы. На работе ее называли «восточной красавицей».


Махигуль Азимжан кызы, 20 лет, село Курулуш, Жалал-Абадская область, Киргизия

В типографию Махигуль устроилась в июле. За пару дней до трагедии получила свою первую зарплату.

Полтора года назад вышла замуж. Мечтала стать матерью. Муж трудится в Москве разнорабочим. В Россию они приехали вместе, чтобы заработать на дом в Киргизии и вернуться на родину.


Кыял Алабердиева, 30 лет, село Челпек, Иссык-Кульская область, Киргизия

Кыял была на пятом месяце беременности. 30 августа собиралась уйти в декрет. Ее муж Аркыт тоже был на заработках в Москве, грузчиком на складе. Во время пожара Кыял звонила мужу и просила его о помощи.

«У нас пожар. Я не могу выйти. Прости», — такими были ее последние слова.

В Киргизии у женщины остались двое детей.


Алина Канатбек кызы, 22 года, село Толос, Ошская область, Киргизия

Работала в типографии с мужем. В Киргизии у них был старый родительский дом. Хотели его отремонтировать, поэтому и приехали на заработки.

Алина училась в Ошском государственном университете на педагогическом факультете. У нее остался двухлетний сын.


Ольга Орлова, 49 лет, Москва

Работала в типографии около пяти лет. Из родственников — только сестра и племянница. По словам коллег, у Ольги был «боевой характер». Замужем не была. Детей не было. Если что-то не нравилось — говорила в лицо. Ее любили за прямоту. Слабость проявляла только к животным. Могла бесконечно рассказывать о своей кошке.

В типографии в конце каждого часа был пятиминутный перекур. Все ориентировались на Ольгу: она первой вставала и первой возвращалась к станку.


Айколь Абдаким кызы, 23 года, село Кабылан кол, Ошская область, Киргизия
Алина Топчиева, 22 года, Ош, Киргизия
Жанылмырза Коргонбай кызы, 21 год, село Карадобо, Ошская область, Киргизия


Слева направо: Айколь, Жанылмырза, Алина

Айколь и Алина были двоюродными сестрами. Жанылмырза — близкая подруга Алины.

Алина никогда ни на кого не обижалась. В семье была единственным ребенком. Любила танцевать. В Киргизии выступала в знаменитом ансамбле «Кыз бурак». Мечтала прославиться, исполняя этнические танцы. В «Печатном экспрессе» работала около года.

Айколь устроилась в типографию недавно. Там работал и ее родной брат, который до последнего пытался спасти сестру.

Жанылмырза была младшим ребенком в семье. В школе училась на «отлично». Окончила университет на дизайнера. В июне, несмотря на сопротивление родителей, приехала в Москву — к Алине — и тоже пришла в типографию.Когда начался пожар, она успела выбежать, но затем вернулась за подругами и погибла вместе с ними.


Нина Бисюк, 34 года, Москва

Нина работала в типографии больше трех лет. Ее сестра Анастасия рассказывает, что Нине нравился коллектив.

Женщина была разведена, одна воспитывала двух дочерей-близняшек. 27 августа, когда случился пожар, дети были в лагере. На следующий день Нина должна была ехать за ними.


Алмаш Камчыбекова, 18 лет, село Куршаб, Ошская область, Киргизия

В типографии работала больше года. Все ее пять сестер (Алмаш была младшей) в разное время работали в «Печатном экспрессе». Одна из них была в здании и в день пожара, но успела выбежать.


Индира Маткасымова, 39 лет, Каракол, Иссык-Кульская область, Киргизия

Индира была замужем, супруг работал в Подмосковье. В Киргизии у нее остались трое детей. Старший сын — студент, средний — школьник, младший ходил в детский сад.

За два дня до пожара Индира вышла из отпуска.


Айчурок Абдумаматова, 26 лет, Ош, Киргизия

Айчурок устроилась на работу в типографию два месяца назад. Коллеги Айчурок смогли вытащить ее из горящего здания, но девушка умерла в машине «скорой помощи» по пути в больницу.

Была замужем, остались двое детей.


Карина Филимонова, 36 лет, Москва

Родственники Карины не захотели рассказать о ней «Новой газете». Со слов коллег известно, что у женщины остались двое детей.

Али Феруз
специально для «Новой газеты»

src

Last posts:
Last posts