LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Преступный покемон

novayagazeta

Поражает скорость, с которой гонимые превратились в гонителей.


Когда судили Pussy Riot, многим было понятно, чем это кончится: сажать в тюрьму можно будет совсем уж по любому поводу. Союз тюремщиков и церковников развивался еще несколько лет и теперь дошел до своего логического завершения, породив монстра. В Екатеринбурге суд на два месяца арестовал видеоблогера Руслана Соколовского за то, что он ловил в храме покемонов. Для самого Соколовского это был своего рода эксперимент. Предварительно он заявил, что не верит тому, что за покемонов в храме можно угодить в тюрьму, хотя именно этим угрожает российское телевидение. Соколовский решил опровергнуть подобную вопиющую глупость личным опытом. В итоге телевизор оказался во всем прав: глупость одержала сокрушительную победу.


Тут нужно сделать ремарку. Ловец покемонов со стороны выглядит просто как человек, который смотрит в свой телефон. Соколовскому не удастся вменить даже «бесовское дрыганье в храме», за которое судили Pussy Riot. Он не делал ровным счетом ничего, просто зашел в церковь с включенным экраном смартфона. Это стало не просто поводом для уголовного преследования, но и основанием для тюремного заключения блогера. Сейчас Соколовский помещен в следственный изолятор за два видеоролика, в одном из которых запечатлена игра в Pokemon Go в церкви, а во втором он критикует РПЦ. На месте православных верующих, сколько-нибудь озабоченных соответствием своей жизни Новому Завету или хотя бы иногда вспоминающих о светском понятии репутации, я бы сейчас очень сильно переживал. И требовал бы скорейшего освобождения видеоблогера, потому что если он продолжит сидеть, то все до сих пор сомневающиеся убедятся в том, что РПЦ есть предельно репрессивная структура.

У Соколовского популярный канал на YouTube, его видео просматривают около полумиллиона человек. Так что задуматься о ситуации с российской цензурой и религиозной жизнью смогут многие молодые люди. Кажется, никто не делает столько для дискредитации христианства в России как люди, считающие, что на страже их верований должен стоять уголовный кодекс. Об этом уже много сказано, но все же особенно потрясает здесь скорость, с которой вчерашние гонимые советской властью верующие сами стали гонителями. У Соколовского осталась мать-инвалид, которую он содержал.

Загадочную роль в истории с Соколовским сыграли журналисты портала ura.ru, которые обратились в правоохранительные органы с просьбой проверить деятельность видеоблогера. Кажется, редакция этого издания расширила свои должностные обязанности: теперь в них входит не только освещение событий, но и доносы.

Парой к преступному покемону идет новость о том, как Верховный суд оставил в силе приговор, вынесенный жителю Перми Владимиру Лузгину, обвиненному в «реабилитации нацизма». Вина Лузгина состоит в том, что он процитировал на своей странице «Вконтакте» текст неизвестного автора о том, что «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу» в 1939 году. За это «преступление» Лузгину присудили штраф в 200 тысяч рублей.

Политический вывод здесь будет таким. В стране введено некоторое подобие чрезвычайного положения, в рамках которого любые, произвольно взятые действия граждан могут быть объявлены уголовным преступлением. В охранение к этому чрезвычайному положению выставлены представители «духовных организаций» — от телевидения до церкви. И мы все с этим, похоже, смирились.

Кирилл Мартынов
редактор отдела политики

src

Last posts:
Last posts