LiveJournal TOP



enter LONG url
TOP30 users

Как работает опека

zyalt

К органам опеки всегда есть вопросы. Забрали ребенка в приют - порушили семью. Оставили ребенка - отец зарубил дите топором по синьке. Сегодня хочу предложить читателям почувствовать себя оперативными сотрудниками опеки и разобрать пару текущих дел одного из районов области. На прошлой неделе я был в рейде по семьям, "требующим повышенного внимания" - это политкорректный термин особых домохозяйств, вызывающих у нормальных граждан легкую оторопь.



Первая семья находится под повышенным вниманием уже несколько лет. Исходные данные таковы: мать, страдающая психическим заболеванием воспитывает дочку 12 лет. Ну как - воспитывает, - она ее растит в соотвествии с особенностями, которые накладывает душевное расстройство. О традиционном воспитании известно мало, поскольку девочка не посещает школу. У матери навязчивая идея о том, что за ней следит ЦРУ и хочет похитить ребенка. Женщина убеждена, что сотрудники городских служб являются завербованными агентами и отказывается идти на контакт. Последний раз, когда они пытались попасть в квартиру, мать начала баррикадировать двери и пугать ребенка. Во время редких прогулок на улицу мама заворачивает ребенка в полы пальто или накрывает подолом.

Мы подходим к дому. Решаем пустить меня вперед как человека нового и не примелькавшегося. Как Кобзона на переговоры. Я представляюсь журналистом, объясняю, что хочу разобраться в ситуации, но мать не подходит к двери. На переговоры со стороны семейства выходит бабушка. Мы общаемся через дверь: я начинаю догадываться, что пожилая женщина говорит со мной не потому что ей так хочется или интересно. Ее задача - через наводящие вопросы выяснить степень угрозы. Бабка, кстати вполне вменяема. Она отказывается выдавать больную дочь и уж те более внучку. По этой причине социальные службы не могут ничего сделать в принудительном порядке: только у родственников есть право направить большую женщину на лечение. Сама она, конечно же, никогда добровольно не ляжет. После пяти минут переговоров уходим ни с чем.

Мы приходили накануне суда по ограничению матери родительских прав. Это мера, которая позволяет на время забрать ребенка в приют от больной матери. Надо сказать, органы опеки выходят с иском повторно, в прошлый раз суд иск не удовлетворил. Формально претензии опеки сводятся к нарушению права на образование. Причем, претензии предъявляет не столько опека, сколько прокуратура, вынуждая опеку и полицию реагировать. Дело сложное: с одной стороны ребенок находится с родной матерью, хоть та и прописалась в Зазеркалье. Но всяко лучше детдома. С другой стороны, рано или поздно матери (либо остатков ее рассудка) не станет, и девочке придется жить в мире за пределами маминого подола. Сделать это без образования и навыков коммуникации с другими представителями человеческого вида будет непросто.



А вот другая история: школа обратилась в полицию с требованием разобраться в истории с мальчишкой 13 лет. Мать лишена родительских прав в 2011, ребенок юридически живет с отцом. Поскольку отец бухает и нигде не работает, парень уходит из дома и по факту живет у бабки по материнской линии. В доме вместе с отцом проживает престарелая мать отца и сестра. Обе покрывают колдыря, уверяя, что распития проходят исключительно по праздникам и причин для беспокойства нет.

Мы приходим в семью четверг. В обед. Отец спит пьяный. С порога на сотрудника опеки и инспектора ПДН кидается бабка: отъебитесь, мол, от человека, он устал. Человек спросонья натягивает портки, что-то объясняет участковому, затем продолжает сон. Усталость его столь велика, что послеобеденный отдых не нарушают даже крики в прихожей.

- Он немного пьет! А мальчику просто там нравится жить! Он вредничает - вот и жалуется! А эти психологи что угодно напишут чтобы их не сократили! Отстаньте от него, он хороший!

Бабушка представляет собой тот характерный типаж женщин, которые заботой и добротой способны сделать тряпку из любого мужика. Что мы, собственно, и наблюдаем: пока бабуля что есть мочи оправдывает непутевого отца, тот валяется пьяный в кровати и не находит сил объясниться. Для такой женщины сын что-то вроде большого человекоподобного кота, которого заводят, чтобы кормить, гладить и скрашивать собственное одиночество.

Тут, разумеется, не стоит вопрос о лишении или ограничении в родительских правах. Во-первых, парень уже большой, во-вторых серьезных претензий вроде насилия к этой семье нет. Ну вырастит еще одна тряпка или озлобленный на весь мир пэтэушник - подумаешь, у нас таких полстраны. При этом опека должна что-то предпринимать, а полиция держать нос по ветру (вероятен исход в виде отчаянного мордобоя). Сотрудники предлагают помощь областного центра семьи, но немногие этой рекомендацией пользуются. Получается замкнутый круг.


А теперь попробуйте придумать какой-то адекватный сценарий, чтобы разрулить эти истории. Ну или хотя бы зафиксировать в текущем положении. Учтите, что на двух сотрудников приходится около сотни таких семей в районе, что серьезно ограничивает полет фантазии и ресурсы. Имейте так же в виду, что любое неверное движение, равно как и отсутствие верного, грозят не только общественным порицанием, но и представлением прокуратуры.

У меня, как общественника и волонтера есть свои претензии к опеке. Но одно дело, когда мы решаем конкретные вопросы в суде или кабинете, другое дело, когда толпа огульно хает каждого, кто имеет отношение к государственной социальной системе. Все гораздо сложнее. В большинстве случаев эти истории не имеют объективно хорошей и верной развязки. Это скорее выбор из двух зол, и часто на первый взгляд не определить какое из них меньшее. Поэтому, когда в следующий раз вам скажут, что в опеке работают исключительно палачи и детоторговцы, скиньте им, пожалуйста, линк на эту заметку.


Текст и фото Дмитрия Маркова. Напоминаю, каждый понедельник Дмитрий будет рассказывать в моем блоге важные вещи о благотворительности.

src

Last posts:
Last posts